Волга, пруд и малая река

Фото автора

Фото автора

И в этот раз основной закон рыбака — закон подлости — подтвердил свое право на существование… Дождей не было довольно долго и дни стояли тихие, солнечные, иногда жаркие, словно в Калахари.

На неделе договорились со старшим сыном насчет поездки на рыбалку. Давно не был Дима у воды, работа и семья… Всё правильно. Но тут выделил сын время для поездки. Эти выходные наши. Вот только бы погода не подвела... И всё вышло как обычно: вечером уже наползли серые тяжелые тучи, прыснуло из них сначала летним дождичком-грибничком, а потом заморосило на всю ночь.

— Хоть бы к утру прочихалось, — мрачно сказал Димка. — Вот невезуха… Как соберусь, так погода — дрянь.
— Это не только у тебя. Я уже привык к этому, — подбадриваю сына, хотя понимаю, что утешение слабое.
Утро пришло серое, в тех же мутных облаках и душной тяжести, обычно бывающей перед дождем. Но мы уже собраны, и откладывать рыбалку не собираемся. Едем на Большую Кокшагу. Давно не был на ней Димка. Наверное, с детских лет. Вот и увидится с рекой. Правда, этим летом обмелела Кокшага и стала больше напоминать речушку-ручей. В некоторых местах открылись песчаные косы, а под обрывистыми берегами, в бывших ямах, встали со дна топляки и целые деревья, замытые в песок весенним половодьем. Осталось ли что-нибудь живое в этой мелкой воде?..

Пока добирались до места, дождь всё время заливал лобовое стекло. Мы уже и не обращали на него внимания. Всё было понятно с погодой… Выгрузились на первом от шоссе месте. Далеко не стали забираться, а здесь старица рядом с рекой. Может быть, выручит, если на реке пусто будет?

Проверка фидера

Есть еще одно правило: нет ничего более постоянного, чем временное… Так и вышло у меня с фидером, который я смастерил на скорую руку. Часть снастей куда-то потерялись при переезде, с ними и фидер. А этот я сделал перед рыбалкой из старого спиннинга еще советских времен. Дюралька из двух секций. Жесткий, как раз на тех щук, которые ловились в прежние времена — за десять кило. Ну и под блесны тех времен — с ладонь размером да с напайкой свинца. На такие обманки и ловили, особенно осенью.

Но в этот раз я и сыну фидер смастерил, тоже на скорую руку и перед рыбалкой, срочно. Такую же конструкцию применил. Убрал вершинку из спиннинга-телескопа, а вместо нее прикрепил сторожок из жесткой пружинной проволоки — струны от фортепиано. На сторожке — тюльпан спиннинговый, а для заметности рядом с ним намотал немного красной изоленты. Сделал для проверки несколько забросов во дворе дома. Всё работает. Только вот как на реке будет?

Сегодня и проверим. А тут и дождь стих. Солнышко выглянуло из-за туч. Сразу посветлело и кругом, и на душе. Делаем первые забросы. Отлично снасть работает. Никаких захлестов и отстрелов кормушек. После пробных забросов набиваем кормушки, насаживаем опарышей и червей. Р-р-аз! Первые забросы наших фидеров. И минуты не прошло, как задергались сторожки, побрякивая бубенчиками. Рыбки попались не крупные. Но и квивертипы наши оказались чуткими. Лучше всяких английских…
Брали плотвички, уклейки, подлещики, мелочь, словом, что на обмелевшей реке и должно было быть. Но попадались изредка и крупные караси. Отвели душу рыбалкой и надышались лесного воздуха вдоволь.

На Соколином

Сегодня я иду к Соколиному острову, что напротив Козьмодемьянска расположился, на нашей стороне. Бывшее большое селение стало местечком Коротни, лишь названием и вот этим островом после того как подняли уровень Чебоксарского водохранилища. А я приноровился ловить у этого острова подлещиков и лещей на «кольцовку». Ниже плотины у меня моторная лодка, ну, а здесь приходится выходить на обычной резиновой лодке. Ненадежно, конечно, сидеть в ней посреди Волги, но дело привычки. Были уже случаи, когда то баржу начнет стаскивать на меня, то прокол зашипит в борту резиновом, то старая заплатка не выдержит в днище и вода зальет лодку до состояния ванны. Словом, не без приключений, но всё обходилось. Видимо, не зря обращался я к местному Водяному, чтобы рыбы дал и помог вернуться на берег живым-здоровым… Вот и в этот раз обратился с какой-то тарабарщиной к нему. Авось поможет водяной дедушка?..

Вышел к бакену кромочному. К нему и привязался, хотя запрещено. Но уж не первый раз. Тут же и «кольцовку» поставил. И долго ждать не пришлось. Вскоре закивал сторожок, бренча колокольчиком. Начали брать подлещики. До вечера поймал их килограммов пять вместе с соменком, который тоже взял на «кольцовку». Но сегодня я здесь не только из-за рыбалки. Хочу построить коптильню на берегу и привезти домой рыбу, золоченую дымком.

Всю ночь коптил этих подлещиков и соменка, но ничего не получилось. Только желтизной едва заметной подернулась рыба. А утром — снова на воду, так и оставив рыбу в отрезке металлической трубы, послужившей мне коптильней.

Так же удачно отловившись, возвращаюсь далеко за полдень к берегу. На берегу, в трубе коптильни я, к своему удивлению, обнаружил нечто, имеющее приятный золотистый оттенок и запах вполне готовой копченой рыбы. Ничего не понимая, я достал одну рыбину и попробовал. Это было бесподобно! Но... рыба получилась не холодного копчения, а горячего! Каким же образом? Я обошел трубу, потрогал ее и отдернул руку. Все было просто: в раскаленной на палящем солнце металлической трубе, за ночь закопченной ароматным дымом, рыба просто-напросто «дошла». И теперь это был деликатес, впрочем, не годный для длительного хранения. Но зачем же хранить такие вкусные вещи!
Подсолив с десяток подлещиков, помещаю их в трубу. Для верности разжигаю костерок в топке. Оставив готовиться рыбу по столь необычному рецепту, заваливаюсь спать в тени большого ивового куста, на ветерке.

Просыпаюсь к закату и, сразу почувствовав запах копченой рыбы, понимаю, насколько я голоден. Достаю из трубы нахнущего дымком леща и ем с хлебом, запивая жирные куски теплым чаем из котелка. Соменка, ставшего нежно-золотистым, и другую рыбу убираю в холодок.
...Утро — такое же тихое. На траве роса-серебрянка. Быть и сегодня ясному жаркому дню, но мне пора домой. Устал я от обилия ветра, солнца и прочих впечатлений. Ведь и дом имеет свое тихое очарование.

Отплываю от берега и оглядываюсь. Виднеется моя золотистая чудо-полянка, ольха, хитрая коптильня... Но вперед! Наверное, помог мне и в этот раз волжский Водяной. Или просто повезло? А скорее всего, есть у Соколиного острова хранитель теплого человеческого жилья, который и сейчас на этом разорении помогает чудакам-шатунам, вроде нас, рыболовов. До встречи, Соколиный остров...

Караси на дальний заброс

В прошлый раз, когда мы были на этом пруду с сыновьями, старший, Дмитрий, очень остался недоволен той рыбалкой, хотя всю пойманную мной рыбу я отдал ему. Конечно, я понимаю сына: что эти караси, если они только для жарехи на сковородке, а момента поклевки так и не принесли рыболову. Тогда караси брали только на мою относительно длинную шестиметровую удочку, реже попадались на пятиметровку младшего сына Ивана, а на Димкину снасть брали только ротаны, да и то с палец… И я доказывал на той рыбалке сыну, что всё дело только в том, что там, куда доставала моя шестиметровая удочка, находится рыбья «тропа» или, если угодно, какая-то борозда, скат на глубину, русло запруженной речки, наконец. Но сын, депрессивно настроенный, утверждал, что всё это судьба-жестянка: сколько лет не был на рыбалке и тут не повезло…

В этот раз еду один, чтобы еще раз убедиться в правоте или неправоте суждения о рыбьей «тропе». Заодно хочу проверить и свою самоделку — фидер из старого спиннинга, на редкость хорошо показавший себя на прошлой рыбалке в Старожильске. Тогда, на обмелевшей Большой Кокшаге, единственной проблемой была возможность зацепа кормушкой за дерево. Это дерево и целый ряд коряг торчали из воды рядом с противоположным берегом. Там было самое уловистое место, но и забросы надо было делать прицельные, чтобы не оставить снасть на корягах. А удилище с хитрым квивертипом из рояльной проволоки работало безотказно: ни единого отстрела кормушки, а поклевки сторожок показывал самые мелкие, даже когда клевала уклейка. И это при том, что течение стало на реке слабое. Нынешний аномальный год и Волгу привел в состояние жалкой лужи с торчащими из воды песчаными косами и новыми островами, а тут малая речка…

Итак, я на пруду. Утро тихое, а какое еще бывает утро в деревне? Даже истошный лай собак, блеянье коз, мычанье коров и уверенный мужской смешной бас баранов не вспугивают чуткую тишину. Эти звуки естественны и привычны здесь.

Вода парит. Туман невесомыми протуберанцами скользит по зеркальной глади и застаивается в осоке у берегов. Всплескивает некрупная рыбешка, оставляя на воде круги и стрелки от юрких быстрых движений. А я нарушаю эту идиллию взмахом самодельного фидера и плюханьем кормушки с карасевой прикормкой метров за пятнадцать от берега. Это вначале, а дальше собираюсь прощупать дно пруда до противоположного берега.
Рядом ставлю на рогульки шестиметровую удочку, ту самую, на которую и были тогда все основные поклевки. И гусиное перо, которому по привычке отдаю предпочтение, закачалось там же, где и в прошлый раз. Даже рогульки остались те же, никто не тронул. Да и не надо это деревенским рыбакам-жителям. Они ловят прямо со своих огородов, доходящих до воды и отгороженных заборами. Этакие частные владения…

А тут и квивертип из рояльной проволоки выдал первые энергичные движения. Сторожок чуть пригнулся, откинулся назад, а потом затрясся мелко и настойчиво. Но на крючке лишь ротан. Тот самый, с палец. И это за пятнадцать метров от берега… Дальние забросы тоже ничего не принесли. И только когда кормушка достигла противоположного берега, не долетая до него метров десять-двенадцать, там начали ловиться караси.

Но больше всего опять поймала удочка-шестиметровка. Именно там, куда достигали ее забросы, и была карасевая тропа…

Алксандр Токарев 28 июля 2015 в 07:36






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑