Какой фазан нам нужен: свой или чужой

Середина апреля. Только что разбит лагерь в долине реки Черек в Кабардино-Балкарии. Пойменный лес, окаймленный полями озимых и зарослями тростника. Среди птичьего многоголосья слышится знакомый резкий крик, отдаленно напоминающий кукареканье домашнего петуха. Это тот, ради кого мы сюда прибыли, — фазан!

Охотники южных областей России могут наслаждаться добычей фазанов до Нового года. ФОТО АЛЕКСАНДРА ГРИШИНА.

Охотники южных областей России могут наслаждаться добычей фазанов до Нового года. ФОТО АЛЕКСАНДРА ГРИШИНА.

Середина апреля. Только что разбит лагерь в долине реки Черек в Кабардино-Балкарии. Пойменный лес, окаймленный полями озимых и зарослями тростника. И вот среди птичьего многоголосия слышится знакомый резкий крик, отдаленно напоминающий кукареканье домашнего петуха.

Это то, ради чего мы сюда и прибыли - фазан! Подкрадываюсь к невидимому в сухом тростнике самцу, который каждые полторы минуты подает голос и энергично хлопает крыльями. Через полчаса терпеливого скрадывания крик и хлопки раздаются уже совсем рядом, а через мгновение яркий длиннохвостый петух с шумом взлетает над тростником и тянет в сторону леса. Наконец мне удалось разглядеть представителя здешнего фазаньего племени!

Идет третий день нашей экспедиции по изучению фазанов. Ей предшествовала длительная подготовка – согласование работы на всех уровнях, сканирование материалов до-компьютерной эры, изучение коллекций, подготовка презентаций. Тема по фазану вернулась ко мне после двадцатипятилетнего перерыва. Тогда, в 80-е годы прошлого века я занимался этим видом в Туркмении, но после распада СССР и нескольких безуспешных попыток продолжить работу, переключился на других птиц.

Материалы оказались в домашнем архиве без особой надежды на применение. Время от времени интерес подогревался сенсационными, на мой взгляд, сообщениями об успешном восстановлении аборигенных фазанов где-то в низовьях Волги или на Северном Кавказе. Однако фотоснимки и видеокадры, иллюстрирующие новости, не оставляли сомнения в том, что все это были охотничьи, или гибридные, фазаны. Работа по наведению порядка в фазаньих делах все откладывалась, пока в конце прошлого года Департамент охоты, с подачи нашего руководства, не посчитал ее заслуживающей государственного внимания.

Итак, обыкновенный фазан (Phasianus colchicus L.) – представитель отряда куриных птиц, семейства фазановых - к нему же относятся и дикие предки домашних кур.  На протяжении своего обширного естественного ареала от Азовского моря на западе до юго-восточных окраин Евразии на востоке фазан образует около 30 подвидов, отличающихся, главным образом, окраской оперения самцов. Центр происхождения фазана находится в юго-восточном Китае, где и сейчас наблюдается его наибольшее разнообразие.

Фазану свойственен ярко выраженный половой диморфизм - самцы яркие золотисто-красные, на востоке – с зеленоватым оттенком, в то время как самки имеют защитную серовато-коричневую окраску. Географически близкие подвиды могут быть достаточно сходными, как, например, три кавказских фазана – грузинский, кавказский и северо-кавказский.

Разделенные же большими расстояниями формы уже существенно непохожи друг на друга. Так, фазаны в бассейнах рек Амударьи и Сырдарьи отличаются от кавказской группы беловатыми крыльями и белым кольцом на шее – «ошейником», который у разных среднеазиатских подвидов варьирует по ширине и сомкнутости. А у самого восточного, манчжурского, фазана самцы имеют зеленоватый металлический отлив и широкий концентрический белый «ошейник».

Иногда явные различия бывают даже у ближайших соседей. Например, таджикский фазан из верховьев Амударьи отличается черным цветом в окраске оперения зоба и груди от живущего в среднем течении амударьинского подвида.

Любопытно, что нижнее течение Амударьи занимает хивинский фазан, напоминающий таджикского по расцветке зоба и груди, но в то же время обладающий прерывистым белым «ошейником», что указывает на его родство с обитающим восточнее сырдарьинским фазаном. Анализ этих и других признаков среднеазиатских подвидов наталкивает исследователей на мысль о проникновении в регион различных рас фазана и последующей естественной гибридизации между ними. 

Фазан – характерный обитатель древесно-кустарниковых и травянистых зарослей в долинах южных рек и предгорьях. По таким ландшафтам, очевидно, и шло расселение вида из Юго-Восточной и Центральной Азии. Предполагается, что первая волна (предковая форма) проникла в Среднюю Азию около полутора миллионов лет назад, и благоприятные условия той эпохи позволили им расселиться вплоть до Кавказа. В дальнейшем, по мере поднятия гор и опустынивания равнин происходило дробление сплошного ареала, обособление группировок и возникновение различий между ними, то есть образование подвидов. В Средней Азии также наблюдалось последующее проникновение фазанов из Центральной Азии.

В результате всех этих сложных, еще не конца изученных процессов и возникло все разнообразие подвидов, каждый из которых обладает уникальным генофондом. Северо-кавказский фазан стал самым западным звеном в этой цепочке – он обитает (вернее – обитал!) в долинах и дельтах рек между Азовским и Каспийским морями, являясь единственным аборигенным подвидом в Европе.

В Туркмении, о которой уже упоминалось, встречаются четыре подвида фазана –хивинский, амударьинский, мургабский и персидский, обитающих по долинам Амударьи, Теджена, Мургаба и Сумбара, а также в предгорьях Западного Копетдага. Излюбленные местообитания фазана в Туркмении – тугаи, или пойменные древесно-кустарниковые и травяные заросли. Поскольку к 80-м годам ХХ века долины рек уже практически полностью использовались под выращивание хлопчатника, фазан встречался редко и был под охраной. Но оставались еще островки с естественной растительностью, где эта птица была обычной. Урочище Мускината – один из таких уголков в низовьях Амударьи, где я изучал хивинского фазана. Т

ерритория принадлежала местному лесхозу, рубки были запрещены, а на открытых пространствах выращивали люцерну, сорго, бахчевые и рис. Тугай или джангиль, как его называло местное, преимущественно казахское, население, был небольшим по площади (около тысячи гектар), но исключительно продуктивным. Высокие деревья туранги (разнолистного тополя), оплетенные лианами, образовывали сомкнутый полог, отчего в таком лесу было всегда сумрачно и тихо. Джида (предок лоха серебристого) и колючие кустарники создавали местами непролазную чащу. Несмотря на многочисленных хищников (шакал, лисица, камышовый кот) и кабана, фазан был в изобилии. Весной петухи, поделив между собой тугай, активно токовали. С конца апреля в тщательно замаскированных гнездах самки насиживали кладки.

Осенью фазаны охотно вылетали на рисовые чеки для кормежки, а зимой опять собирались в тугай, привлекаемые плодами джиды. Но и над этим идеальным мирком живой природы нависала беда – мелела Амударья, прекратились паводки, питающие тугайные сообщества. Уже исчезли тугайные массивы в Каракалпакии, и неотвратимо надвигалась экологическая катастрофа Арала и Приаралья – следствие расточительного использования вод Амударьи и Сырдарьи. Мускинатинский тугай на глазах усыхал и все чаще горел. Сейчас этот лесной участок, скорее всего, исчез, а фазаны рассеялись в культурной зоне.

Тем не менее, Мускината успела послужить науке. Собранные там яйца были успешно проинкубированы в нашей лаборатории, а выращенные птенцы дали начало родительскому поголовью хивинского фазана. Позднее, также путем сбора яиц в природе, мы завели амударьинского и мургабского фазанов. Разведение всех подвидов велось под строгим контролем, исключающем случайное скрещивание между ними. По мере взросления птиц и смены поколений мы наблюдали процесс их адаптации, или привыкания, к условиям неволи. Ф

азан – типичный обитатель зарослей, и некоторые поведенческие стереотипы, связанные с реакцией на опасность, закреплены у него, видимо, на генетическом уровне. При входе человека, например, для кормежки или сбора яиц птицы начинали метаться по вольере, совершать резкие взлеты. Однако постепенно самцы вели себя все уверенней, с наступлением весны азартно токовали, ухаживали за самками. Росла продуктивность: в последние годы мы получали в среднем по 30-40 яиц от одной самки, как в лучших фазанариях Европы.

Несмотря на свою дикость, фазаны привязывались к питомнику. Иногда по недосмотру они сбегали и, казалось, навсегда исчезали в окружающей пустыне. Однако, уже на следующее утро беглецы в нетерпении топтались вокруг вольер и, стоило оставить открытую дверь, как возвращались в родные стены.

Вне природного ареала фазан расселен во многих странах Европы, а также в Северной Америке. В новых местах обитания произошла гибридизация между завезенными подвидами, и в чистом виде они не встречаются. Разные формы европейских фазанов, объединяемые под названием «охотничий» фазан, являются массовыми объектами разведения и обогащения угодий.

Вместе с тем, охотничий фазан представляет большую опасность для местных подвидов: заселенный в места их обитания он скрещивается с «аборигенами» и меняет их наследственность, превращая уникальные творения эволюции в гибридов, в заурядную дичь. Такая опасность нависла над северо-кавказским фазаном, ареал которого практически полностью лежит в пределах России. До последнего времени эта проблема замалчивалась.

Искусственное разведение фазанов в Советском Союзе поддерживалось научными разработками отдела дичеразведения ЦНИЛ Главохоты РСФСР (предшественник «Центрохотконтроля») под руководством Олега Семеновича Габузова. В 80-х годах прошлого века не только функционировали крупные фермы по разведению охотничьего фазана, но и создавались питомники с эндемичными подвидами – в Средней Азии, на Дальнем Востоке. Наконец, уже больше 20 лет работал Майкопский фазанарий, который, по официальной версии, занимался разведением северо-кавказского фазана.

Однако Олег Семенович всегда очень неохотно говорил об этом предприятии и вообще о северо-кавказском фазане. Лишь недавно, пообщавшись с очевидцами событий тех лет, я понял причину: он все знал, но не мог, предвидя последствия, выдать страшную тайну – в Майкопском фазанарии разводили гибридного фазана!

Скорее всего, события развивались следующим образом. Действительно, к 1950-м годам северо-кавказский фазан был в значительной степени истреблен, и Майкопский фазанарий создавался с благородной целью разведения и восстановления подвида.

За дело, видимо, взялись «крепкие хозяйственники», так как не осталось никаких следов научной или экспериментальной деятельности. Отловили в природе взрослых птиц, посадили в вольеры и стали ждать, когда они начнут откладывать яйца. Но птицы бились, травмировались, но не размножались. Это теперь мы знаем, что для разведения аборигенных подвидов в неволе нужна их адаптация, и лучше, чтобы этот процесс «запускался» с момента вылупления птенцов в инкубаторе.

А время в окрестностях Майкопа шло, планы срывались. И тогда, надо думать, с согласия руководителей охотничьей отрасли, завезли птиц из питомника Венгрии или Чехословакии. И это уже были охотничьи фазаны, готовые к размножению вольерах. Чтобы создать видимость северо-кавказского подвида, выбраковывали самцов с белыми ошейниками, а также могли отлавливать и подпускать к «европейцам» их местных сородичей. Так и возникло на рубеже 50-60-х годов поголовье Майкопского фазанария.

За тридцать лет этот питомник расселил десятки тысяч фазанов в Краснодарском крае, Адыгее и на других территориях Северного Кавказа, снабдил поголовьем несколько новых ферм. Ареал северо-кавказского подвида наводнили гибридные фазаны, а идентичность «хозяина» оказалась под вопросом вследствие ассимиляции с «пришельцами».

Майкопское производство давно закрыто, но на просторах Северного Кавказа и Нижней Волги разведение и выпуски фазанов неизвестного происхождения продолжаются. Под лозунгом «Восстановим северо-кавказского фазана!» эти мероприятия подкрепляется немалыми средствами из региональных бюджетов. В последние годы контроль совершенно исчез, и охотничьих фазанов уже открыто повезли, чаще всего как инкубационные яйца, с Украины и Молдавии. На наш возмущенный вопрос «Что ж вы делаете, братцы?» отвечают: «Так дайте нам северокавказца! Неоткуда взять? Что ж вы тогда хотите? Люди ведь просят!» И правда, фазан сейчас на пике популярности, а его происхождение не интересует охотников.

В этих условиях предотвратить выпуски «европейцев» может только создание фермы по разведению северо-кавказского подвида и его реализация охотничьим организациям. Кстати, угроза завоза гибридного фазана существует и на Дальнем Востоке, пока там не будет налажено массовое разведение манчжурского подвида.

Но вернемся к началу… Наша экспедиция по равнинам Кабардино-Балкарии и Северной Осетии состоялась в рамках проекта, который с 2016 года выполняет «Центрохотконтроль» в сотрудничестве с госохотхозяйствами «Нальчикское» и «Северо-Осетинское». Цель работы – изучение состояния северо-кавказского фазана и разработка мер по его восстановлению, включая искусственное разведение и расселение. Самое важное на первом этапе – обнаружить группировку чистокровного подвида. Поэтому в поездке мы не только искали и учитывали птиц, но и собирали сведения о выпусках фазанов.

В целом, фазан был почти везде редок вследствие бесконтрольной охоты, а также выжигания травы. Сравнительно высокая численность отмечена только на двух участках, контролируемых охотничьими хозяйствами, – в долине Малки (Прохладненский район КБР) и в долине Терека (Моздокский район РСО). К сожалению, практически везде в разные годы проводились выпуски птиц из дичепитомников, что обесценивало местные группировки.

Была надежда на «чистокровность» фазанов в Моздокском районе, тем более что увиденные и сфотографированные нами самцы выглядели как северо-кавказские – белый цвет как на шее, так и на крыльях отсутствовал. И хотя мы знали, что и здесь охотники не удержались от выпуска нескольких десятков привезенных откуда-то фазанов, но предположили, что не подготовленные к дикой жизни  «чужаки» были съедены хищниками, и их наследственность не оказала влияния на местную группировку.

Однако позже коллеги из Ставропольского края сообщили, что в сопредельных угодьях при отлове они встречали самцов с белыми пятнами на шее – свидетельством влияния охотничьего фазана. Следовательно, и в Моздокском районе генетически «чистый» аборигенный фазан не сохранился.

Так где же его искать, неужели «северокавказец» исчез? Мы продолжали изучать научную литературу, общаться со специалистами на местах и в результате выяснили, что группировки аборигенного подвида могли сохраниться на территории Астраханского заповедника, а также в пойме Терека на территории Чечни. Во всяком случае, фазаны в этих местах были всегда, а о выпусках, даже в ближайших окрестностях, никто не слышал. Так что шансы на разведение и восстановление  «своего» фазана еще остаются.

Александр Солоха 29 марта 2017 в 11:04







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться






наверх ↑