Раструбы на тяге

Всю свою жизнь был я максималистом. Всегда говорил, что между ИЖ-27 и «великими британцами» для меня ружей нет. Практически любую охотничью задачу берусь решить из ИЖа. (Особенно из моего, укомплектованного сменными блоками нарезных и комбинированных стволов). Ну а если… Тогда «Перде» или «Голланд-Голланд», будьте любезны.

Фото Антона ЖУРАВКОВА

Фото Антона ЖУРАВКОВА

И вот в апреле 2011 года на 55-летие моя жена Ирина подарила мне русское охотничье ружье МЦ-8-4 со сверловкой «раструб» в обоих стволах 1964 года изготовления. Именно — охотничье! Потому как ружье это имеет два спусковых крючка и снабжено антабками. Колодка ружья покрыта мелкими арабесками и узором в виде букетиков роз. «Не хуже английской работа», — записал я в дневнике.

В это же самое время подрастали у нас два очаровательных русских ушастика. Однопометницы Лапушка-Люся (ч. Фанни-Люсия, ВПКОС 5434/12) и Ветка (ВПКОС 5775/15). Так из «записного англомана» превратился я в «подлинного русофила».

С конца лета — начала осени 2011 года бил я из-под своих русских собачек из русского охотничьего ружья и дупелей, и бекаса, и разное мелкое «неблагородное» куличье, и даже кряковых уток, не говоря уже о коростелях, перепелах и «домашних» фазанах так, что со стороны можно было подумать, что стрелять умею.

А вот на вальдшнепиной тяге первый раз довелось мне опробовать раструбы только 24 апреля 2014 года. Тогда, после десятилетнего перерыва, мы вернулись в Сытино. Беря свое МЦ на тягу, я лелеял тайную надежду: «Ну уж сегодня вечером покажу я вам класс, господа охотнички» (собрался в тот год у нас на весеннюю охоту полный дом гостей).

К вечеру все охотники стали собираться к отъезду. Родственник мой Петрович спрашивает (у него ИЖ-27 с двумя парами стволов):

 — А какие стволы брать?

Я, со знанием дела:

 — Ну конечно, цилиндры. Что его (вальдшнепа, имеется в виду) стрелять-то…

И вот, как положено, в установленное время прямо над моей головой в воздухе, который апрельскими вечерами в России особенно «чист и прозрачен», появляется вальдшнеп. Бью чудесным патроном AZOT Practice, снаряженным 32-мя граммами дроби № 7,5 без контейнера.

Птица, опять же, как и положено, складывает крылья и стремительно, почти вертикально, падает вниз. Только у самой земли крылья ее чуть вздрогнули и траектория падения немного изменилась. В результате вальдшнеп оказался не перед небольшим кустом, а за ним. У молодой сосенки. Там он и исчез с глаз моих.

Не испытывая ни малейших сомнений в результате, посылаю Люсю. Лапушка обыскала все. За этим кустом… За вторым, третьим, с другой стороны поляны…

Подобно гончей сделала второй круг… Ничего! Добавлю, что, не веря в произошедшее, на следующий день (по светлому) все ветки деревьев осмотрел. Но «ничего» — это «ничего». А избежать этого можно было, воспользовавшись советом Эрнеста Хемингуэя — «выстрелить второй раз».

Выстрелить в тот момент, когда, вздрогнув крыльями, выполняя свой знаменитый «нырок», вальдшнеп менял направление полета с почти вертикального падения на горизонтальное планирование.

Но рядом стоял Петрович! И взять при нем вальдшнепа не первым выстрелом, мне, старому дураку, очень не хотелось.

Второй выстрел, по «нырнувшему» вальдшнепу, был произведен мной на закрытии весеннего охотничьего сезона 2014 года. В Ярославии это был понедельник 28 апреля.
Львович пригласил поехать в местность, называемую Горелым болотом. При самой необузданной фантазии не мог бы представить себе, что отказался бы посетить Горелое!

Это название содержит для меня совершенно особый смысл. Такое имя носило болото… Нет, целая местность, урочище, расположенное в Змиевском районе Харьковской области, где в молодости постигал я премудрости охоты с легавой.

Так вот, там, куда мы приехали, никакого болота, ни Горелого, ни не Горелого, не было. Лес как лес. Со свежей широченной просекой, ощетинившейся остриями вырубленного кустарника.

Вальдшнеп, издавая «особого рода карканье и шипенье», шел немного выше верхушек деревьев, точно по границе леса и вырубки. Хорошо выцеливаю его. Стреляю таким же AZOTовским патроном с 32-мя граммами дроби № 7,5. Нырок. Но меня не проведешь! Не в первой!.. И классиков читал: стреляю второй раз…

Но тут вышло не так, как 24-го. Упав до уровня половины высоты деревьев, вальдшнеп скрылся с глаз моих, забившись в кроны. Мой дуплет явился лишь напоминанием того, что никудышные стрелки еще не перевелись на Земле Русской…

Так какие все-таки стволы должны быть у ружья, чтобы с успехом бить вальдшнепов на тяге? Давайте порассуждаем и немного пофантазируем.

Допустим, что жизнь ваша удалась. Вы успешны. Являетесь по-настоящему состоятельным, состоявшимся членом общества. Стреляете бекасов, которых мастерски отрабатывает ваш «Крак, половопегий пойнтер». И на эту охоту вы ходите с «английским новеньким ружьем, без антабок и перевязи» лондонской работы, допустим, знаменитого Джеймса Перде. И живете в прекрасные времена, в дивной стране Победившего Разума, где разрешен лицензионный отстрел тигров (которых вы обычно бьете из замечательного ружья «Голланд-Голланд» со сверловкой «Paradox»).

С большей долей вероятности может сложиться парадоксальная ситуация, что для похода на вальдшнепиную тягу под рукой иного ружья (кроме этого «парадокса») не окажется. Не раздумывайте. Берите его смело!

Поверьте старику — настоящий лондонский «Paradox» прекрасно бьет дробью. Только патрон должен быть хороший. То ружье, что было у меня, его номер 15632, очень любило патроны Safari Professional Sporting с дробью № 7,5.

Но страны такой на Земле нет. Вы живете в реальной стране, где очень любят всевозможных хищников. Волков и медведей развели в ней в изобилии, ну а о стрельбе тигров и речи быть не может! И ружье у вас более распространенной модели. Скорее всего, Иж-27 с двумя парами стволов, одна из которых «цилиндры».

Когда-то цилиндры эти хорошо служили вам во время охоты на берлоге. Но после того как заботясь об увеличении поголовья хищных зверей, сроки охоты на медведя были ограничены 30 ноября («РОГ» № 8, 2016)…

Помните, еще ведь А.А. Ширинский-Шихматов писал: «Медведь в Средней России ложится в берлогу… приблизительно около 26 октября (день Св. Дмитрия Солунского);» — это 8 ноября по н.с. (прим. В.П.). Времени для проведения берложной охоты не осталось. Что теперь с «цилиндрами» делать? Для охоты на весенней вальдшнепиной тяге приспособить их, что ли?

Можно, конечно. Пробовал («РОГ» № 16, 2016). Но мне больше понравилось, как «работает» получек «длинных» (730 мм) стволов («РОГ» № 15, 2016). Да и человек, разбирающийся в оружии гораздо лучше меня, Евгений Геннадьевич Копейко, за «длинные» стволы на тяге.

Он «провел много сезонов с английской двустволкой Altendort & Wright 12-го калибра с блоком дамасских стволов длиной 787 мм… Снаряда свинцовой дроби № 7 массой 30 г хватало для надежного поражения вальдшнепа на весенней тяге на любых дистанциях вплоть до 40 м, а иногда и больше» («РОГ» № 25, 2016).

А «массивные, длинные, толстостенные, с … сильными дульными сужениями» стволы его «вертикалки МЦ8 высокого класса» позволяют успешно бить «на вечерней тяге вальдшнепа патронами с дробью №№ 9, 8, 7» («РОГ» № 20, 2016).

И все-таки: «What about раструбы?» — как сказали бы англичане. Мы же, собственно, начали разговор об использовании ружья с этой изумительной сверловкой стволов на весенней вальдшнепиной тяге…

«Я … помнится, охотился на бекаса со своим стендовым ружьем МЦ 8 … со сверловкой раструб. Как сейчас, перед глазами стоит выстрел на ладонь сзади уходящего в сторону куличка, который упал чисто битый», — пишет великий стрелок и охотник Сергей Олегович Лосев.

На бекаса, конечно, во многих случаях нет лучших стволов! Но раструбы в большинстве случаев не подходят для стрельбы по весеннему вальдшнепу.

С определенной долей условности скажу, что ружье с раструбами — это ружье Петрова дня. Дня, с наступлением которого от души поздравляю всех любителей охоты с подружейными собаками!

Виталий Палыч 22 июля 2016 в 05:29







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Иван Максимов офлайн
    #1  24 июля 2016 в 04:02

    Как говорится, " плохому танцору всегда ...пуанты мешают. На вальдшепиной тяге редко ведется стрельба на расстояниях более 30-35 метров, а на этих расстояниях широкая, без окон, и сгущения к центру осыпь дробового снаряда,даваемая раструбами МЦ8, да что можно то лучше желать то? Что же касаемо использования трашейных стволов на тяге, то это как раз большой вопрос, их большая кучность может стать причиной промаха. А вот для охоты с подружейной собакой, МЦ8, со стволами "раструб", не совсем есть хорошо, по причине его приличного веса и отсутствия антабок. Нет к бою, претензий тут не будет, а часик другой потаскаешь его, и будет казаться, что ружье все тяжелее и тяжелее, а его вес и так не мал.

    Ответить
  • 0
    Владимир Ильич офлайн
    #2  24 июля 2016 в 10:03

    Виталий Палыч, Вы о чём, Вы откуда. Мы, россияне, всё добываем из ТОЗ-63 или ИЖ-43. То, какие Вы назвали ружья, нам недоступны. Простой выпендрёж.

    Ответить
  • 0
    Aleks Jarkovoj офлайн
    #3  24 июля 2016 в 17:15
    Владимир Ильич
    Виталий Палыч, Вы о чём, Вы откуда. Мы, россияне, всё добываем из ТОЗ-63 или ИЖ-43. То, какие Вы назвали ружья, нам недоступны. Простой выпендрёж.

    Пожалуй да...

    Ответить
  • 0
    Petr Shmakov офлайн
    #4  30 июля 2016 в 16:22

    Абсолютно пустая и не интересная статья.
    От комментариев воздержусь.

    Ответить


Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться






наверх ↑