Эффект бабочки

Конец 1980-х годов и начало 1990-х многие журналисты называют «золотым веком» американского серийного производства ножей. Именно тогда рыночный спрос на современные ножи, главным образом складные, изготовленные с использованием новых материалов и передовых технологий, неуклонно увеличивался.

Зачем понадобилось выпускать явно рабочие, и уж наверняка не эпатажные ножи со «сладенькими» разноцветными рукоятями, это непонятно.

Зачем понадобилось выпускать явно рабочие, и уж наверняка не эпатажные ножи со «сладенькими» разноцветными рукоятями, это непонятно.

 

В те времена «старые и заслуженные» американские ножеделы, как и их европейские коллеги, известные еще с предвоенных лет, избалованные государственными заказами, позволяли себе сладко дремать на лаврах, игнорируя тот факт, что мировая война давно закончилась, а корейская, вьетнамская и другие военные авантюры США никак не обеспечивают загрузки производственных мощностей.

 

Гражданский рынок, как оказалось, не слишком нуждается в большущих и тяжеленных тесаках устаревшей конструкции, к тому же исключительно плохо режущих, которыми по госзаказам снабжались вооруженные силы. Времена Джима Буи давно и безвозвратно миновали; не только горожане, но даже фермеры уже не хотели покупать ножи, не слишком отличающиеся по величине, весу и форме от тех, которыми пользовались «пионеры».

С другой стороны, гражданский рынок нуждался в современных складных ножах с блокируемыми клинками, не в так наказываемых перочинных, пригодных исключительно для заточки карандашей и открывания корреспонденции, а солидных, пригодных для серьезной работы. Или даже для драки, так как в некоторых штатах США, например в Калифорнии, местное законодательство попросту запрещало скрытое ношение классических, нескладных ножей.

 

Нож-бабочка не только дал первоначальное название фирме, но и до сегодняшнего дня изображение бабочки представляет собой ее логотип и товарный знак.

Именно тогда и возникли некоторые фирмы-изготовители, занимающие сегодня не последнее место среди ведущих на современном ножевом рынке, как на американском, так и на мировом. Среди них и фирма BENCHMADE, которая быстро завоевала себе устойчивую репутацию высоким качеством изделий.

Фирма была формально основана в Калифорнии в 1988 году под названием BALI-SONG, ее учредителями были супруги Лес и Роберта де Асис. Первыми изделиями свеже­испеченной мастерской, так как фабрикой их тогдашние производственные мощности нельзя было назвать даже при очень сильном преувеличении, были ножи-бабочки.

То есть складные ножи самой примитивной конструкции, проще которых в технологическом отношении трудно себе представить. Некоторое время спустя название фирмы изменилось на более солидное, звучащее по-деловому — Pacific Cutlery Corporation.

В 1990 году фирма переехала в город Клакмас (Clackmas) в штате Орегон, а еще через некоторое время — в Орегон-Сити. Название фирмы сменилось в очередной раз на BENCHMADE и таким остается до сегодняшнего дня.

Сейчас трудно однозначно определить, что именно способствовало быстрому развитию фирмы, в течение 10 лет — от неприметной кустарно-ремесленной мастерской до одной из наиболее передовых, по существу, ведущих на современном мировом ножевом рынке.

 

За ножами-бабочками прочно закрепилась репутация «бандитских», хотя ни их свойства, ни принцип действия никоим образом не делают их более опасными в недобрых руках, чем любой другой нож такого же размера.

При желании в истории фирмы можно было бы усмотреть практический пример реализации пресловутой «американской мечты», когда трудолюбие, экономия и усердие позволяют сколотить состояние чуть ли из ничего. Правда, это уж очень «миниатюрное» воплощение этой самой мечты. Как и фирма, в которой работают всего около 200 человек, кажется просто микроскопической по сравнению с международными концернами, возникшими на основе американских состояний, сколоченных полуворовскими методами на рубеже XIX и XX столетий.

Скорее всего, успех фирмы зиждился на многих составляющих. Явно не последнюю роль сыграли подверженные слепым случайностям, моде, а часто и попросту человеческой глупости «броски» капиталистического рынка из одной крайности в другую.

Именно инертности мышления и «коммерческой близорукости» избалованных госзаказами тогдашних гигантов ножевого производства и объясняется явная нехватка современных складных ножей с блокируемыми клинками в последней четверти прошедшего века. Что же им, располагающим квалифицированными кадрами, производственной базой и доступом к материалам, мешало? Ничего, кроме глупости, возведенной в ранг доктрины! Не первый и не последний раз в истории человечества, в конце концов...

Вот именно в эту рыночную брешь и вклинились менее состоятельные, но более перспективно мыслящие предприниматели, часто из числа ремесленников, вручную, на довольно-таки примитивном оборудовании изготавливающие ножи в одиночных экземплярах или очень небольшими сериями. А тут как раз доступными стали новые материалы.

Хотя бы высоколегированные нержавеющие стали, клинки из которых по режущим свойствам не только не уступали «старой доброй», катастрофически ржавеющей пружинной углеродистой, но и заметно превосходили ее. Или не боящиеся ни влаги, ни жары, ни плесени синтетические материалы для ножен и рукоятей — у американских вояк во Вьетнаме ржавчина молниеносно «съедала» лезвия, а тропическая плесень и грибки — кожаные рукояти и ножны.

 

Ножи-бабочки в различных вариантах до сегодняшнего дня входят в модельный ряд изделий фирмы.

Осваивались также и новые технологии обработки, соответствующие современным материалам. Например, лазерное вырезание клинков из новых, износостойких, нержавеющих сталей, с трудом поддающихся ковке и штамповке. Или литье под давлением рукоятей из термопластичных синтетических масс на основе нейлона с наполнителем в виде коротких стеклянных волокон. Или горячая штамповка ножен из акрилового термопластика.

Единственный аргумент, который можно привести в оправдание старых гигантов, так это то, что введение передовых технологий требовало основательного перевооружения производства новой техникой. А перестраивать иногда оказывается труднее и дороже, чем строить с нуля, на пустом месте. Особенно, когда лень и высокомерие тяжким бременем пригибают разум к земле, не позволяя даже, как следует, задуматься о самой возможности нововведений, просчитать их экономическую и техническую целесообразность...

Еще одним козырем новых предпринимателей, входящих в ножевой рынок, оказалось сотрудничество с известными мастерами, проектирующими и изготавливающими штучные или малосерийные ножи по собственным проектам. Такой нож, изготовленный мастером вручную, может стоить не одну тысячу долларов, что далеко не каждому по карману.

Пущенное в серию его производство позволяет приобрести «нож с именем» за разумную цену, соизмеримую с действительными потребительскими свойствами. Престиж и «эго» пользователя при этом вполне удовлетворены, карману легче, а качество ничего не теряет, часто даже выигрывает. Ну разве что выглядит попроще, «позолоты» поменьше.

 

Нож Ares потерял «отца». На снимке, взятом из фирменного каталога 2000 года, еще видно на клинке фамилию дизайнера, позже она исчезнет.

Именно возможности приобретения по разумной цене изделий, запроектированных именитыми мастерами, и привлекли к новым производителям изрядную, если не большую, часть покупателей. Тяга к «звездам» всегда была неотъемлемой частью пресловутого американского образа жизни, при котором даже фильмы оцениваются не по их реальному содержанию или качеству постановки, а по количеству «звезд», которые в них снимались.

Вот и получилось, что скромный ремесленник, делая смелый шаг в нужное время, в нужном месте и в нужном направлении, ухитрился создать процветающую и по сей день фирму, изрядно потеснив «корифеев» с их тепленьких, насиженных мест.

Конечно, представляя развитие фирмы в ретроспективе, почти все и почти всегда значительно преуменьшают свой фактический исходный потенциал, потому что таким образом их личные заслуги выглядят еще более убедительно. Но известной смелости, перспективности подхода и предприимчивости «пионерам» производства современных ножей 1980-х годов никто не может отнять, да и не собирается вовсе. Что сделано, то сделано, результаты видны всем.

4 января 2007 года в сообщении для прессы фирма объявила, что ее президентом, а придерживаясь понятных российскому читателю терминов — председателем правления, становится Грег Муни, который начал свою карьеру в фирме в 1997 году в качестве шефа по продажам и маркетингу, а в 2005 году стал первым заместителем председателя правления, или вице-президентом, — по-американски.

Продали ли Лес и Роберта де Асис ему свой пай и отошли на покой, или же право собственности перешло каким-либо иным образом — этого из сообщения невозможно было понять. В наше время все подобные сообщения формулируются так, что понять из них удается совсем немного. Туманные сообщения об очередном шаге в развитии, расширении горизонтов, новых перспективах и так далее…

Судя по сообщению, Лес де Асис теперь будет иметь больше времени, чтобы заниматься чем-то там не совсем понятным, но после этого его имя долгое время не появлялось в пресс-релизах фирмы.

 

ПРОСТО ОСБОРН. Ножи, разработанные Варреном Осборном, характерны неповторимым изяществом форм и пока что подписываются в каталогах фирмы именем автора. Но вот с выполненной из двух различных материалов — анодированный алюминиевый сплав и углепластик — рукоятью фирма явно «переборщила» именно в ущерб изяществу. В предыдущей ипостаси, без углепластиковой вставки на рукояти и с блестящим клинком, нож выглядел не в пример более привлекательно. Тем более что это именно тот нож, из числа «джентльменских», носимых в кармане выходного костюма...

Однако в прошлом году Лес де Асис снова появился на горизонте в качестве руководителя фирмы. В свою очередь Грег Муни покинул фирму и теперь заправляет американским отделением некоего европейского оружейного концерна. Воистину «неисповедимы пути бизнеса»...

Фирма характеризуется «короткой памятью на имена». Что было, то прошло и больше не существует — так можно было бы сформулировать ее политику в этом отношении. В свое время любителей и коллекционеров ножей во всем мире удивил и, надо сказать, не совсем приятно, случай, произошедший с Алленом Элишевицем, автором проектов многих ножей, которые до сегодняшнего дня входят в модельный ряд фирмы, хотя и в несколько видоизмененной форме, например Nimravus, Ares, Srtyker и еще некоторые.

Неизвестно, что у них там «не срослось», но сотрудничество прекратилось. Когда непонятно, в чем дело, скорее всего, не поделили деньги. Договор между независимым мастером и фирмой — это не договор с дьяволом, его можно как заключить, так и расторгнуть, или попросту не продлить.

А вот почему во всех каталогах при соответствующих моделях ножей вдруг вместо «Elishewitz design» сразу же появляется «BENCHMADE design» — это уже вопрос!

 

ВЫКИДУХИ. Наряду с классическими нескладными ножами и складными, открываемыми одной рукой, фирма выпускает также ножи-автоматы, клинки которых выбрасываются пружиной при нажатии кнопки. В том числе ножи с фронтальным выбросом клинка. Ношение «автоматов» любого типа запрещено в большинстве штатов США и в большинстве стран Европы. Более того, с каждым годом юрисдикции, на которых действует такой запрет, расширяются, но, похоже, сбыт «автоматов» вовсе не уменьшается. Видимо, не переводятся любители «пощелкать»...

Точно такой же «номер» приключился с другим автором их многолетнего бестселлера, модели AFCK, запроектированного Крисом Караччи, известным в Америке инструктором рукопашного боя. Как только прекратилось сотрудничество, фирма присвоила себе авторство проекта. Конечно, дизайнер или проектировщик наверняка продал изготовителю право пользования, иначе бы они не изготавливали данную модель, но ведь от этого автор и разработчик не перестал быть его автором! Несолидно как-то получается...

Изрядная «забывчивость» проявилась и по отношению к обанкротившейся фирме Round Eye Knife and Tool (REKAT) из Сагл в штате Айдахо, которую BENCHMADE выкупила и присоединила к себе несколько лет назад. В официальной истории фирмы это событие замалчивается так тщательно, что теперь и установить-то трудно, в каком именно году это произошло.

Вместе с фирмой BENCHMADE приобрела и патентные права на некоторые изобретения, например замок rolling lock, который, кстати, благодаря конструкции и принципу действия, представляет собой не что иное, как... защелку газовой трубки автомата Калашникова. Позиция фирмы в этом несколько щекотливом вопросе однозначна — «но ведь мистер Калашников не запатентовал свой автомат в США».

А вот когда в России появились более или менее удачные копии замка axis lock, разработанного Уильямом МакГенри и Джейсоном Вильямсом и проданного ими фирме — тут руководство BENCHMADE почему-то сразу позабыло, что они в России это изобретение тоже не запатентовали и за его патентную охрану ломаного гроша не заплатили. Вот такая память, не только короткая, но еще и избирательная.

 

Александр Бондарчук 29 марта 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑