Полярный оклад

Декабрь в Якутии — самый холодный месяц. В тот день Якутск окутался таким густым туманом, что казалось, на город опустились низкие плотные облака.

ФОТО:  SHUTTERSTOCK

ФОТО:  SHUTTERSTOCK

Несмотря на жуткий холод, на улицах было многолюдно.

Не успел я зайти в офис, как мне сообщили, что звонили из Департамента охоты, хотели со мной переговорить.

Перезваниваю и узнаю, что завтра едем в Заречный район, где в непосредственной близости от села объявились волки.

Они задрали коня, кормящегося в загоне в двух километрах от села, и двух собак.

И, что самое интересное, охота будет производиться необычным для якутян способом — флажным окладом.

Выехали рано утром, компания образовалась веселая, дружная, всю дорогу мы развлекались охотничьими историями с изюминкой или, если хотите, с клубничкой. Хорошо, когда попадаешь в такой коллектив: за уморительными рассказами время в дороге пролетает незаметно.

Остановились у местного егеря Егора. Наскоро похлебав приготовленный для нас наваристый суп, выезжаем на рекогносцировку. Навстречу нам на коне скачет взволнованный коневод и сообщает, что днем у опушки леса волки задрали кобылу. Он ехал на конебазу и, увидев волков, два раза выстрелил в воздух из дробовика. Едем туда.

После осмотра туши задранной кобылы и волчьих следов Егор выдвигает предположение, что волки укрылись недалеко, в непроходимой чащобе, и ночью обязательно выйдут к туше задранного ими коня.

Решаем обложить флажками лесной массив. Руководитель, почесывая затылок, смотрит в карту — окружность массива более двадцати километров.

 

ФОТО: Степан Сивцев

Строимся, Егор проводит инструктаж:

— Волк отлично знает свой район. У него нахоженные дороги. Это чуткий и хитрый зверь. Память у волка отличная, в сообразительности ему тоже не откажешь. Нередко бывает, что ты его выслеживаешь, а он в это время наблюдает за твоими действиями. Если он хотя бы раз перемахнет флажковую линию, то уже не чувствует к ней страха. Поэтому линия флажков должна быть сплошной, ровной, без провисания.

Решаем проложить оклад тремя способами: вручную, на снегоходе и с волокуши, прицепленной к машине. Мне, как самому рослому, достается прокладка вручную. Закидываю за спину катушку с флажками и иду по снегу вдоль накатанной дороги.

За мной следуют молодые егеря, цепляют шнур к деревьям. Постоянно переговариваемся по рации, передавая координаты, чтобы руководители охоты вбивали карту оклада. Идти по глубокому снегу нелегко, но я справляюсь. Парни подзадоривают:

— Прямо как сохатый вышагиваешь по снегу!

На оклад уходит более 20 километров шнура с флажками, работа идет до глубокой ночи. И тут некстати заканчиваются флажки. Что делать? Пришлось ехать в село за кассетами со старыми видеофильмами. Образовавшуюся двухкилометровую брешь затягиваем трепыхающимися на ветру магнитными лентами.

На следующее утро к нам на подмогу из близлежащих сел и города подъезжают желающие поучаствовать в окладе. Выезжаем на место предстоящей охоты, руководитель Егор объявляет общий сбор, распределяет стрелков, показывает на GPS схему расстановки. В это время из тайги выходят всадники, посланные на разведку.

По их словам, волки залегли недалеко, в чащобе, напротив задранной кобылы. За оклад не выходили. Охотники сообщили, что нашли сработавший капкан с примерзшей лапой: волк, попав в него, отгрыз лапу и ушел. Организаторы охоты еще раз совещаются, вносят корректировки по вновь полученной информации.

Волков загонять будут конные охотники, в непролазной чащобе тайги снегоходы не пройдут, пешком такое огромное расстояние и за день преодолеть невозможно. Всадники направляют коней в территорию оклада. Они будут потихоньку загонять волков к стрелкам, время от времени давая знать о себе по рации.

 

ФОТО: Степан Сивцев

Разъезжаемся, расходимся по номерам. У меня дальний номер. Еду на снегоходе с егерем Жорой. Он родился и вырос на Кубани. В Черноморском флоте служил и подружился с Сергеем-якутом, а после демобилизации приехал погостить в наши края. Познакомился с сестрой друга, влюбился, женился и остался здесь. Добираемся до моей точки, Жора, пожелав удачи, уезжает.

Остаюсь один-одинешенек среди глухой тайги. Вытаптываю снег, чтобы стоять было удобнее. Вскидывая на плечо винтовку, проверяю, прикладиста ли она в зимней одежде. В это время подъезжает Егор. Он проверяет готовность стрелков. Спрашиваю, все ли заняли свои места.

Егор отвечает, что стрелки затаились в местах, где в первую очередь следует ожидать волка, а это поляны и просветы между густыми участками леса, кочкарники, участки зрелого просветленного листвянника. Напоминает, что самый ответственный момент — это первые часы после того, как зверь был поднят. В это время охотникам нужно напрячься и проявить максимум внимания и сообразительности, а все потому, что матерые волки проверяют удобные для выхода из оклада места именно в этот период.

 

ФОТО: SHUTTERSTOCK

Включается рация, загонщики сообщают, что начали движение. Охотники притаиваются за лиственницами. Мороз пробирает до костей, но пошевелиться нельзя: малейший шорох, щелчок фотоаппарата — и многочасовое ожидание окажется напрасным.

«Волк всегда остается хозяином положения, — говорил Егор перед началом охоты. — Когда он чует человека, то притаивается, чтобы оценить ситуацию, найти брешь в оцеплении и попытаться спастись».

Зимний день короток, сумерки наступают быстро. Темные силуэты деревьев молчаливы и совершенно неподвижны. На небе начинают проступать звезды. По рации сообщают, что загонщики спугнули волков с лежки и звери потрусили в сторону засады. Сумерки сгущаются. Волки совсем рядом.

Я внимательно всматриваюсь в сплошной черно-белый хаос, в который зима превратила густой смешанный лес. Где-то звучат раскатистые выстрелы из гладкостволок, за ними раз за разом хлестко ударяет карабин.
Все. Отбой.

 

ФОТО: Степан Сивцев

Подтягиваемся к месту сбора. К нам лихо подкатывает на своем снегоходе Жора. На санях лежит огромный полярный волк. Оказывается, волк, не замечая стрелка в белом маскхалате, бежал прямо на флажки немного в стороне. Первый выстрел остановил волка, второй прекратил его агонию. Подойдя к хищнику, егерь сделал еще один выстрел — контрольный.

Охотники, жадно втягивая в себя табачный дым, начинают взахлеб рассказывать:

— Волки из оклада не вышли. Правда, один вроде выскочил чуть выше стоящего в поле снегохода. Потом в том направлении, куда побежал волк, три раза стреляли.

Да, это парни из Батагая стреляли. На них вышли три волка, но за флажки они не уходили. Рядом с нами был слышен скрип снега и какое-то шуршание. Думаю, это были волки. Если бы загонщики на конях проехали поближе к нам, то хищники наверняка вышли бы на нас, а уж мы бы их не упустили. Остальные волков и не видели.

Волчица прорвалась сквозь флажки недалеко от машин. Она нашла место возле упавшего дерева, где шнур висел чуть выше, и проползла под ним, оставив от страха длинный пунктир мочевых точек.

Третьего волка загонщик, бродивший на коне больше трех часов в чащобе и вышедший каким-то закуржавелым, так и не сумел выставить на стрелков...

Степан Сивцев 12 февраля 2021 в 06:00







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться






наверх ↑