С сусликами велась нешуточная война

Когда бойцу-фронтовику старшина выдавал махорку, ее надо было как-то сохранять, так как бумажная пачка в карманах солдата мгновенно рвалась и табачок высыпался. Для этого использовался матерчатый мешочек, так называемый — кисет. А для сворачивания самокруток или «козьих ножек» в дело шли обрывки газет, листки из книжек, иногда и фашистские листовки.

фото: Семина Михаила

фото: Семина Михаила

Мой дошедший до Берлина дед даже имел неприятности из-за обнаруженных у него таких листовок с призывом переходить на сторону немцев.

Спасла фронтовика произнесенная им фраза, мол, эта макулатура только на самокрутки и годится.

Особист оказался понятливым.

В тылу во время войны женщины и дети готовили подарки для воевавших солдат. Шили кисеты, вязали носки, рукавицы…

Младшая сестра моей мамы, школьница, украсила такой кисет красивой вышивкой и вложила внутрь записку с пожеланием дорогому бойцу скорейшей победы с возвращением домой, так же сообщила свои имя, фамилию и адрес. Посылка ушла на фронт.

Кисет оказался у молоденького пехотинца, он долго его хранил, часто перечитывал записку и накрепко запомнил имя девочки и название алтайской деревеньки, где жила рукодельница.

Возмужавший солдатик в кровавой мясорубке уцелел, после разгрома фашистов попал на Дальний Восток, там воевал с японскими самураями, был тяжело ранен, долго лечился, и после выздоровления по дороге домой на Урал, решил навестить алтайскую мастерицу.

Приехал познакомиться, а когда увидел повзрослевшую красавицу — сибирячку, совсем потерял голову. Забыл про Урал, остался на Алтае и на мастерице-рукодельнице женился.

Шел второй послевоенный год. На деревенской свадьбе отплясывали вернувшиеся с войны фронтовики, а мой дед, отец невесты, после поздравления молодых предложил выпить за победу, за Сталина, и сказал, что с фашистской нечистью покончено навсегда и больше на земле она никогда не появится. Ошибался дед…

Через несколько лет нелегкие трудовые будни колхозников стали в тягость бывшему пехотинцу. Собрал он чемодан и укатил в Казахстан за лучшей долей, бросив молодую жену и сынишку. А следом и супруга уехала в погоню за непутевым мужем. Их сын, мой двоюродный брат, остался в деревне у деда с бабушкой.

 

фото: Fotolia.com

После окончания шестого класса на лето меня отправили к бабушке, и мы с братом занялись «промыслом» сусликов. Верховодил мероприятием брат, несмотря на то что был на год моложе, но опыт добычи сусликов он уже имел, имел и комплект капканов.

Тысячи рыженьких грызунов обитали в обширной алтайской степи. Прожорливые зверьки наносили основательный урон сельскому хозяйству, поедая молодые побеги зерновых культур, ели и сами зерна, перекусывая стебли с колосьями, и делали в своих норах запасы зерен и травы, хотя зимой суслики не питаются, впадают в спячку, как их старшие собратья — сурки.

С утра зверьки наиболее активны, поэтому едва позавтракав, мы с братом отправлялись на охоту. В руках несли связки капканов и проволочные штыри с кусочками укрепленных на них ярких, чаще белых тряпочек, этакие флажки для обозначения установленного у норы капкана.

Без флажков они в степи часто терялись. Брат во все горло обычно распевал русские народные песни, а я шагал молча, злился и недоумевал — чего разорался, ведь на серьезное дело идем…

Обнаружив приближающуюся опасность, кормящийся грызун, задрав хвостик, со всех ног удирал к своей норе и в ней скрывался. Если удавалось точно определить эту нору, мы тут же ставили у ее входа капкан. Это было гораздо надежнее, чем настораживать капкан вслепую, у вроде бы жилой норы. Она у сусликов бывает двух видов: с боковым входом и вертикальная, уходящая строго вниз.

Считается, что это дополнительный запасной вход-выход, отнорок. Однако, если зверек скрывался именно в вертикальной норе, успех был гарантирован. Настороженный капкан ставился дугами книзу и язычком прямо на нору. При выходе суслик головой отталкивал мешавшую железную кругляшку и капкан срабатывал. Грызун мгновенно погибал, и проловы обычно не случались.

Нору с боковым входом надо было готовить — расширять вход, чтобы поместился капкан, что делалось тем же штырьком, складным ножом и руками. Однако не всегда суслик в этот капкан попадал и часто оказывался еще живым, когда мы ловушки проверяли.

На стене сарая сушились добытые нами, растянутые шкурки, потом приезжал на лошадке старьевщик — заготовитель и принимал нашу пушнину. Стоила одна шкурка, насколько я помню, семь копеек.

 

фото: Fotolia.com

На вырученные деньги юные «промысловики» покупали капканы взамен утерянных и баловали себя конфетами — «подушечками». Дед с усмешкой называл их «Дунькиной радостью». В следующем году мать увезла брата к себе в Алма-Ату, и наш промысловый сезон больше не состоялся.

С сусликами в то время велась нешуточная борьба. Привлекались к этому работники предприятий райцентра и даже школьники. Однажды в сентябре наш восьмой «Д» класс отправился «выливать» вредителей.

Сопровождал нас грузовик с установленной в его кузове емкости с водой, а руководил процессом учитель физкультуры. Девочки находили сусличью нору, мальчишки приносили воду в ведрах и лили в нору. Обычно требовалось два-три ведра.

После этого мокрый и очумелый грызун вылезал наверх, девочки визжали, а у мальчишек была задача успеть правильно схватить суслика за шею, чтобы не укусил. Физкультурник всем показал, как это делается. Результат нашей борьбы с грызунами я теперь не помню, но вряд ли это окупало материальные и трудовые затраты, больше походило на развлечение.

Днем из колхозной столовой нам привезли обед. Ломоть белого пышного хлеба, испеченного в местной пекарне и намазанного толстым слоем засахарившегося меда, да кружка парного молока прямо с фермы достались каждому из нас. Обед-то мне запомнился.

Брат после окончания института работал на Алма-Атинском молочном комбинате, потом переехал в Ленинград, а я мотался по экспедициям, и мы не виделись целых четыре десятилетия. Лишь совсем недавно выяснилось, что живем в соседних областях, однако часто встречаться снова нет возможности.

Отсутствие прямого транспортного сообщения, старческие болячки да еще пресловутая пандемия… Я и переболел давно, и прививки вовремя сделал, а последствия окаянной хвори никак не проходят.

Владимир Борецкий 15 апреля 2022 в 06:34







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #1  15 апреля 2022 в 17:23

    Автору- успешно справиться с последствиями этой не простой хвори.
    Рассказы Владимира Борецкого "как это было раньше" читаю с интересом.

    Ответить
  • 0
    офлайн
    #2  15 апреля 2022 в 17:47

    Суслики - наша первая самостоятельная добыча. В конторе отделения совхоза за него давали 5 копеек, а банка сгущенки стоила 55 копеек. Навыливаешь с утра сусликов, "затаришься" баночкой с двумя дырками, пробитыми гвоздем, и до вечера посасываешь!

    Ответить


Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований





наверх ↑