Бранденбургские охоты - где нет егерей и охотоведов

Мне уже доводилось охотиться в Западной Германии, где доля лесов невелика и охота проводится как загоном, так и с вышек. На этот раз меня пригласили в Восточную Германию, в Бад-Фрайенвальде, небольшой городок в земле Бранденбург.

Фото автора.

Фото автора.

Недолго думая, я решил ехать на машине через Польшу.

Расстояние от Москвы около 1800 километров — два дня езды на родной «Ниве».

Оружие я не взял, зная, что получу его на месте.

Встретил меня мой друг Андреас.

В небольшой гостинице со мной были еще пять охотников из Финляндии, с одним из которых я давно был знаком.

Вечером мне вручили немецкий охотничий билет и рассказали, где и как будем охотиться в предстоящие четыре дня.

Финны здесь находились уже двое суток, и я с интересом слушал их рассказы.

В загонных охотах участвовало до шестидесяти стрелков и двадцати загонщиков.

Оружие у всех было, как правило, нарезное, разных калибров — от .243 Win до более крупных. Я был весь в ожидании следующего дня...

Подъем в шесть утра, завтрак и выезд в угодья. В первый день нам предстояла охота в камышах, в шестидесяти километрах от места пребывания, и пока мы ехали, параллельно машине летели гуси на поля. Думаю, их было больше тысячи — все небо до горизонта было заполнено ими. Но увы, нас ждала другая охота, не на гусей. По прибытии на место мы встретились с немецкими охотниками и загонщиками.

Последние, как правило, молодые люди и женщины — любители провести время на природе, посидеть у костра, пожарить мясо, попить пиво. Впрочем, встречаются и опытные загонщики из числа охотников с собаками, но об этом позже...

Перед началом загона с нами провели инструктаж, а я получил еще и винтовку — Mauser 96 калибра .30-06 и 20 патронов.

И что интересно, свой маузер мне дал обычный охотник, заранее подготовив акт его передачи мне (у немцев это не запрещено, главное, чтобы все было оформлено должным образом). На оружии стоял колиматорный прицел, подходящий для данной местности — полей с небольшими участками леса или с камышом высотой до трех метров.

Нас поставили на номера, определив сектор обстрела. Загонщики пошли с собаками. Минут через двадцать я увидел косулю, мелькнувшую в просвете камыша, затем зайцев, фазанов, но стрельбы не было.

Пройдя первый участок, загонщики пошли с шумом, но из второго участка никто не выбежал.

 

Обязательный инструктаж по технике безопасности и поведению на номере. Фото автора.

Позже я понял почему. Посередине камышей проходил небольшой канал, который загонщики не смогли перейти, и поэтому пришлось прогонять два раза. Косули так и остались на месте, постоянно перемещаясь внутри высоких камышей. Итог — до обеда ни одного выстрела. Что ж, так тоже бывает!

После охоты, как водится, нас ждал запланированный и долгожданный костер, а с ним обед, пиво и, конечно, обсуждение прошедшего дня. Да! Совсем забыл сказать: охотники на номерах и загонщики были одеты в оранжевые жилеты или куртки — это обязательное условие устроителей охот.

Наступил второй день. На него я возлагал большие надежды. Нам предстояло охотиться в лесных угодьях. Приехали на место, где нас ждали охотники и организаторы.

Меня немало удивило, что ими руководила молодая женщина лет тридцати, которая сначала очень толково провела инструктаж, а затем дала сигнал к началу охоты.

Перед тем как расставить охотников, организаторы наносят на карту номера с именами и фамилиями стрелков. Меня и еще троих охотников расставлял по номерам пожилой немец.

Когда он узнал, что я из России, начал ностальгировать по эпохе Советского Союза и ГДР. Интересно его было послушать...

 

Первый трофей, добытый на немецкой земле. Фото автора.

Наконец я встал на номер. Сектор обстрела совсем узкий, видимость до двадцати метров. Справа от меня находились жилые дома. Я зарядил карабин, вставив пять патронов в магазин, а шестой в ствол (в дальнейшем это сыграет со мной злую шутку), и уже через двадцать минут увидел несколько косуль.

Я знал, что в этих угодьях к отстрелу разрешены кабаны всех возрастов и запрещены мамаши с детенышами и трофейные козлы. Видимость была плохая, и я опасался, как бы не стукнуть козла с рогами. Определив, что передо мной не самец косули, я выстрелил и сразу стал перезаряжать.

Но гильза не вылетела, а другой патрон пошел в патронник, заклинив (с моим оружием в подобных ситуациях проблем никогда не возникало).

Тем временем косули пролетели в пяти метрах от меня с такой скоростью, что, думаю, даже если бы оружие не заклинило, шансов на второй выстрел у меня все равно не было бы... Когда охота окончилась, я пошел посмотреть. И увидел косулю — свой первый трофей на немецкой земле. Выстрел принес удачу...

После небольшого перерыва мы поехали на другой участок. Это был тоже лес, но очень чистый, и видимость составляла до 150 метров. Мой номер находился в середине загона, стоять предстояло на небольшой вышке, а сектор обстрела шел по кругу.

Минут через пятнадцать со всех сторон началась стрельба, и я крутился на вышке, чтобы не прозевать зверя. Вот мелькнули пять косуль, а через две минуты я увидел спокойно шедшую прямо на меня красавицу.

Но, не дойдя восьмидесяти метров, она исчезла за деревьями. Я начал вглядываться, но ее нигде не было. А между тем, как оказалось, она улеглась совсем рядом, под деревом. Нет, это не был подранок, просто зверь принял мудрое решение спрятаться от греха подальше.

И я не стал стрелять, полчаса наблюдал за косулей, пока она не встала и не умчалась прыжками вглубь леса. В тот раз я ни разу не выстрелил по зверю, хотя и видел еще несколько косуль и кабана на расстоянии сто метров.

 

Для безопасности охотников и увеличения обзора в большинстве охотхозяйств Германии строятся небольшие вышки. Фото автора.

После охоты мы приступили к подведению итогов, награждениям и поздравлениям отличившихся, причем все происходило под музыкальное сопровождение духового оркестрика, как и ужин у костра.

Охота третьего дня проводилась на государственных землях, в тридцати километрах от Берлина. У немцев есть такое понятие: «охота у фёрстера». Ферстер — это, так сказать, наш охотовед с обязанностями лесничего.

Он отвечает за прикрепленный за ним участок, площадь которого может составлять от 2000 га и больше, и контролирует как охоту, так и лес.

Один из таких ферстеров расставлял номера в нашей группе. Я ему сказал, что по образованию охотовед, и он заинтересовался. Пока мы ехали в машине, я вкратце объяснил ему, как у нас проходит подготовка к охоте и сам процесс.

От него в ответ я услышал тоже много интересного. Так, он рассказал, что у них на ферстера учатся четыре года, что он получает зарплату до 3000 евро и что такое положение только на государственных землях.

В частных хозяйствах нет ни егерей, ни охотоведов, там все делают сами владельцы, хотя, если честно, им и делать-то особо нечего: браконьерство отсутствует, климатические условия прекрасные, остается лишь подкормить кабанов да отремонтировать снаряжение.

Кстати, в этом году в Германии очень много желудей, так что корма кабанам хватает…

После всех согласований и инструктажа (опять-таки под музыку) каждого охотника прикрепили к ферстеру, который поставил их на номер. Инструктаж здесь строгий, четко указывающий тех животных, которые разрешены к отстрелу.

Это олени всех видов, косули, енотовидные собаки и кабаны (все, кроме свиньи с поросятами, причем самих поросят стрелять можно).

Охота на лисицу запрещена, так как она приносит пользу лесному хозяйству, уничтожая мышей (замечу: в частных хозяйствах лисица отстреливается). Время проведения охоты с 9:00 до 12:30, позже стрелять запрещено.

За трофейного оленя вы платите до 150 000 рублей (в зависимости от количества отростков в короне).

За других животных платить не надо, но если вы хотите взять мясо, то у владельцев угодий должны его выкупить, а цена зависит от региона и колеблется от одного до трех евро за килограмм (от 80 до 200 рублей за килограмм).

 

Шварцвальдский окорок (нем. Schwarzwalder Schinken) является бескостным сырокопченым окороком из данного региона Германии. С 1997 года этот продукт внесен в перечень европейских региональных деликатесов, название которых защищено законом. Фото автора.

Но самое главное предупреждение для всех охотников — это запрет на отстрел волка. В Германии ведется постоянная дискуссия на тему, стрелять их или нет. Евросоюз против.

Сами же охотники за отстрел: уж очень серый хищник досаждает владельцам фермерских хозяйств, да и вообще волков в Германии можно встретить среди бела дня и в угодьях, и в поселках…

Но продолжу. Встал я на номер. Это небольшая вышка с сектором обстрела по кругу.
Сзади нее резкий подъем в гору, впереди — небольшое болото и смешанный лес. Нормальный выстрел — до 70 метров.

Очень важное условие: как только встал на номер и увидел зверя, сразу можно стрелять. Площади большие, и ждать загонщиков можно долго. Я стоял в ожидании минут десять. Когда услышал сзади себя топот, обернулся и увидел, как на бугре, метрах в пятидесяти, буквально пролетели четыре самки оленя. Это было настолько мгновенно, что выстрелить не было никакой возможности.

Но процесс, как говорится, пошел. В округе началась частая стрельба. Я только успевал крутить головой. Вот в восьмидесяти метрах от меня мелькнул волк, вот метнулась лисица — одна, вторая, третья… Пять рыжих!

Необычное ощущение: наблюдаешь лесных животных и не можешь выстрелить. Впрочем, для меня главное — природа вокруг и… надежда на трофей.

И я его дождался! Сначала я увидел, как мне показалось, секача-одиночку, сзади, на бугре. Вскинул было ружье, но боковым зрением заметил мелькающих сзади поросят. Ух!

Хорошо, что не выстрелил по свинье! Сделал паузу и ударил по сеголетку. Поросята резво пошли вверх, а я после быстрой перезарядки сделал второй выстрел уже по другому поросенку.

 

Фото автора.

Интересно, попал или нет? Через две минуты я увидел на бугре спускающегося сеголетка. Он был ранен и приседал. В мелком лесу видимость плохая, я и не заметил, как поросенок скрылся…

К концу охоты загонщики с собаками пошли по следу моего кабана, и я, как только услышал лай, спустился с вышки и побежал к ним. Кабан еще был жив. Стрелять я не стал, боясь попасть в собак.

Пришлось ждать трайбера-загонщика, который подошел и добрал зверя. Я сказал, что стрелял два раза и, возможно, попал. Загонщики начали новый поиск и вскоре в ста пятидесяти метрах от места стрельбы обнаружили еще одного сеголетка...

На место сбора я приехал последним и в общую копилку охоты привез двух кабанов. Внутренности животных я сразу убрал в лесу (немцы, чтобы проверить животное на трихинеллез, вырезают диафрагму, кончик языка и мышечную ткань с передней ноги).

По окончании охоты всех животных выкладывают в одно место и маркируют, затем подводят итоги.

По окончании церемонии все дружной компанией пили глювайн (подогретое вино), пиво, конечно же, ели сардельки и обменивались впечатлениями, кто что видел, запомнил. Хорошая охота ведь запоминается в мельчайших подробностях.

 

Один из двух сеголетков, добытых на третий день охоты. Фото автора.

У меня оставался еще один, последний день. Начался он, как и предыдущие, стандартно: завтрак, сборы, инструктаж, выезд в угодья.

Отличие лишь одно: отстрелу подлежат все звери без ограничения, и если у ферстера за выстрел по любому оленю нужно платить, то сегодня все предоставлялось бесплатно, при условии, что вы возьмете мясо и рога оленя.

Встал на номер. Сразу началась стрельба. Через полчаса я увидел двух косуль, настороженно стоявших напротив меня. Замер. Когда они пошли в мою сторону, я медленно стал поднимать карабин, косули заметили это движение и моментально скрылись.

Сзади меня раздались странные звуки, я принял их за выстрелы из стартовых пистолетов. Стрельба то пропадала, то снова велась на одном месте.

Всмотрелся и увидел в семидесяти метрах насыпь, за которой велась стрельба. Да это же небольшое стрельбище! Я был в недоумении. Косули мелькали слева от меня на расстоянии ста метров. Справа был лес, довольно чистый, и там стоял охотник.

В итоге мне не удалось выстрелить, хотя я и видел довольно близко семь косуль, лисицу, но в условиях подлеска из карабина стрелять тяжело, а лишь бы стрельнуть не в моих правилах.

Когда все собрались на обсуждение, я предложил перенести номер левее, ближе к полю, а правее сделать еще один номер, который будет контролировать правый участок леса. Тогда стрельбище не так будет влиять на результат.

Подводя итоги моего пребывания в Германии, хочу сказать, что мне очень понравилась организация охоты и ведение охотничьего хозяйства в стране, но еще больше очаровала атмосфера, которая царила там.

Александр Назаров 8 февраля 2019 в 06:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Акоп Минасян офлайн
    #1  26 февраля 2019 в 16:16

    Красивый рассказ, как будто за Вами ходил, все представил, как в кино

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑