История добычи белого медведя

Все мы понимаем суть охоты и пытаемся привести к гармонии естественный баланс между дичью и средой обитания человека. Все мы понимаем, что гармония нужна во всем, и даже в столь критикуемой трофейной охоте.

Фото автора.

Фото автора.

На первый взгляд, критика в адрес тех, кто убивает животных и платит за это деньги, кажется вполне разумной, но если подойти к данной теме поближе, можно заметить, что все выглядит совсем иначе.

Почему возникла проблема вымирающих видов?

Изменение климата, загрязнение окружающей среды, потеря среды обитания вследствие экспансии современной цивилизации, браконьерство, генетические болезни, вызванные кровосмешением, — это лишь часть причин данной проблемы, и виновны в этом определенно не охотники за трофеями.

Трофейная охота — это законная, этичная и специализированная добыча старых мужских особей, которые уже внесли свой вклад в сохранение вида; что же касается солидных денежных средств от подобной охоты, то они лишь помогают сохранять популяции охотничьих видов.

Иными словами, одна забранная жизнь спасает сотню других. К этому следует добавить, что критики охоты обычно забывают сказать, что охотничьи клубы охотно вкладывают огромные средства в финансирование национальных парков и в антибраконьерские программы.

Конечно, существуют и другие виды охоты, и в частности, охота ради выживания и удовлетворения жизненных потребностей, когда от добычи в дело идет все: мясо, мех, кости.

Где сегодня осуществляется такая охота? Отвечу: в самых отдаленных уголках нашей планеты. К примеру, в Арктике.

 

Эрих Мюллер — австриец, профессиональный охотник с 30-летним стажем. Обладатель лицензии профессионального охотника в Австрии, Бенине, Центральной Африканской Республике.Фото автора.

Эскимосы — это народ инуитов, живущих за Северным полярным кругом. Охота на тюленей, моржей и китов, как и рыбалка, основа их существования.

Именно с ними проводилась наша охотничья экспедиция в вечные льды, целью которой был белый медведь. Конечно же, подготовка к такой охоте кардинально отличается от приготовлений к другим сафари.

Для охоты за полярным кругом чрезвычайно важно выбрать правильную одежду. В этих местах температура воздуха достигает –40 °С, а из-за полярного ветра кажется еще ниже.

Но здесь это норма. Экспедиции, подобные нашей, настоящее испытание не только человека, но и охотничьего снаряжения.

Винтовка должна быть полностью очищена от смазки, фото- и видеоаппаратура тщательно подобраны.

Мой выбор оружия может показаться странным, но это был SteyrSSG 68 с калибром .308 WinMag. На арктической охоте не потребуется снайперская винтовка, и потому мой выбор пал на оружие для использования в экстремальных условиях.

Первый пункт назначения моего полярного сафари — Торонто. Здесь я остановился на один день и успел посетить Ниагарский водопад, после чего отправился в Оттаву и уже оттуда в Икалуит, провинция Нунавут.

Следующий перелет доставил меня в поселок Резольют-Бей на острове Корнуоллис, расположенный за полярным кругом. По плану я должен провести здесь одну ночь, чтобы на следующий день отправиться на Остров Королевы Елизаветы.

 

Автор и Андреас у самолета в день прилета в лагерь. Самолет и летом и зимой  — основной вид транспорта в Канадской Арктике. Фото автора.

Резольют-Бей — маленькое сонное поселение, которое благодаря аэропорту стало чем-то вроде транзитного пункта. В поселке два сувенирных магазина и единственная достопримечательность — церковь.

Как и планировалось, на следующий день около десяти утра мы поднялись в воздух на двухмоторном винтовом самолете. Мы — это я и мой друг Андреас (мимоходом замечу, что он не только страстный охотник, но и талантливый фотограф дикой природы).

Перелет в ясную погоду производит неизгладимое впечатление. Повсюду на замерзшей поверхности видны глубокие щели и расщелины, и это вся картина. Только под конец полета мы увидели четкую разметку на льду и несколько палаток.

Нас ждала семья инуитов: Мозес, глава семьи и наш проводник, его жена Лена, сыновья Декстер и Самуэль и племянник Джо. Все мы разместились в отдельных палатках — тех самых, которые увидели с высоты птичьего полета.

Рядом с ними стояли еще две палатки, побольше, где можно было приготовить еду, поесть и разместить аппаратуру и оборудование. Тут же, в снегу, лежали восемь упряжных собак. После теплого приема и короткого собрания мы разошлись по своим палаткам.

Войдя в свое новое жилище, я под тонким слоем снега разглядел синеву замерзшего моря. Ого! Значит, спать я буду на льду Северного Ледовитого океана, и подо мной, лежащем в спальном мешке на термолисте, более метра мерцающего голубого льда, отделяющего меня от воды!

На Северном полюсе просто невозможно не думать о Фритьофе Нансене, Фредерике Куке, Роберте Пири или Руале Амундсене — замечательных людей, чья жизнь и деятельность связаны с исследованием Арктики.

Если посмотреть на наш лагерь в этом плане, то немногое изменилось с приходом снегоходов. Главную роль здесь играет, как и прежде, конечно же природа, а люди всего лишь актеры второго плана, пытающиеся играть как можно лучше.

 

Фото автора.

Первое блюдо в меню нашей охотничьей экспедиции — это макароны, залитые горячей водой. В этом суровом краю царит один девиз: «Ешь быстро, пока горячая еда не замерзла». Следующим суровым испытанием стало для меня приготовление к ночевке. Это была настоящая мука.

Потребовались определенные усилия, чтобы вылезти из теплой одежды — куртки и штанов — и устроиться в спальном мешке в одном лишь термобелье. А в палатке –35 °С, и необходимо время, чтобы в спальном мешке стало теплее. Но от усталости я довольно быстро и незаметно для себя уснул…

Проснувшись в семь утра, я понял, что за ночь ветер посвежел и перерос в снежную бурю, так что до палатки-кухни я смог добраться с большим усилием. Декстер и его брат уже подкреплялись кофе и злаковыми батончиками.

Через некоторое время к нам присоединился и Андреас. Мы с ним, конечно же, и не думали сегодня начать нашу охоту. Когда в палатке собралась вся семья инуитов, мы обсудили ситуацию. В итоге нам оставалось ждать у моря погоды и поддерживать тепло, насколько это возможно.

А самым теплым местом в нашем лагере была кухня, в ней-то мы все без исключения и расположились. В таких условиях необходимо подавлять даже основные потребности, ведь на градуснике –45 °С, которые ощущаются как все –60 °С.

Несмотря ни на что, настроение у всех оставалось хорошим. Мы слушали рассказы Мозеса и его жены Лены об охоте на нарвала, тюленей и белых медведей. Жизнь здесь суровая. И опасная.

Согласно распоряжению властей, в некоторых поселениях каждый взрослый при выходе из жилища должен иметь при себе оружие для самообороны — от белых медведей. Мозес и его домочадцы наперебой рассказывали нам страшные истории нападений, внезапных атак белых медведей на людей и убийств ими человека.

А я подумал, что милые мягкие игрушки и фотографии новорожденных белых медвежат не имеют ничего общего с реальной жизнью. И еще.

Несмотря на то что активисты по защите прав животных и СМИ постоянно выдают информацию о том, что белые медведи находятся на грани вымирания, в действительности их число остается неизменным, а кое-где даже растет.

Таким образом, среда их обитания уменьшается, а это приводит к конфликтам между человеком и хищниками. Вот в чем заключается настоящая проблема.

Каждый год около 600 особей (3%) популяции белых медведей легально добывается в Канаде, большинство из них — коренными жителями. Всего несколько лицензий на охоту выдается спортивным охотникам. И сотни белых медведей убивают инуиты в целях самозащиты…

 

Вот он, мой желанный трофей. Он, несомненно, займет свое место среди самых значимых трофеев моей коллекции. Фото автора.

Желанную погоду мы дождались после третьей ночи. Я выполз из палатки на яркое солнце. Под голубым небом лагерь выглядел так, словно на него высыпали мешок муки. По пути к туалету я увидел свежие следы белого медведя.

Огромные отпечатки проходили в пяти метрах от моей палатки. Я постарался не думать о том, что было бы, если... Но медвежьи следы своему проводнику Мозес показал. В ответ услышал: это же Нанук — хозяин всех медведей; сейчас только он может решить исход нашей предстоящей охоты на белого медведя.

Мозес верит: это очень хороший знак, что следы оказались у моей палатки. Что это? Легенда или правда? Я этого не знал, оставалось проверить. Итак, последние два дня томительного ожидания забыты, началась предохотничья лихорадка…

Мы двигались на снегоходах на запад, время от времени останавливаясь и осматривая окрестности в бинокли.

— А почему на запад? — спросил я Самуэля.

— Белые медведи здесь повсюду, — объяснил он, — и неважно, в каком направлении мы поедем. Но когда солнце светит в спину, легче смотреть по сторонам и отражение от снега и льда особо не мешают.

Логично.

Через некоторое время Самуэль заметил первого медведя, молодого, около двух метров. Хоть он был и невзрослый, но впечатление производил невероятное. Не только окраска, но и телосложение, и поведение отличало его от бурых и черных братьев.

Андреас сделал несколько фотографий, и мы продолжили поездку. Еще две встречи с белыми исполинами и… Тут как-то незаметно наступил вечер, и нам пора было возвращаться в лагерь.

Дома наше внимание сосредоточилось вокруг сегодняшнего опыта, и мы увлеченно рассматривали фото и видео героев Северного полюса. Мало сказать, что мы были потрясены, мы еще были несказанно рады, что в столь экстремальных условиях выжила наша фототехника…

В одиннадцать ночи я заполз в свой спальник и приготовился записать на диктофон впечатления сегодняшнего дня — благо они еще были свежи. И вдруг услышал голос Декстера:

— Эрих, Эрих! Иди скорей!

 

Белые медведи большую часть жизни проводят на дрейфующих и припайных морских льдах, где охотятся на тюленей и нерп. Этих зверей они добывают, подкрадываясь из-за укрытий или карауля возле лунок. Одним ударом лапы медведь убивает тюленя практически мгновенно, и в первую очередь поедает жир жертвы, а мясо — лишь в случае сильного голода. Фото автора.

Штаны, свитера, толстые носки, ботинки, куртка, шапка — и я вышел из палатки. Меня ждали Декстер и Мозес. Через минуту к нам присоединился Андреас. Мозес указал на восходящее солнце. Да, все верно.

В конце апреля между заходом и восходом солнца всего двадцать минут, и поэтому заполночь снова светло. И вот в круге восходящего солнца мы увидели огромнейшего медведя. Он словно застыл на месте, а затем медленной поступью направился на север. Я измерил расстояние: до него было 250 метров. Оружие заряжено и проверено.

Я последовал за Мозесом и Декстером, за мной шел Андреас, за ним Самуэль. Между нами и медведем оставалось около 90 метров. Вдруг зверь встал на задние лапы. Какой же гигант! Почти три метра! Опустившись на четыре лапы, медведь двинулся в нашу
сторону.

Используя глыбу льда как подставку, я был в полной готовности. Между мною и хищником оставалось около 65 метров. Мозес шепнул:

— Как только будешь уверен, стреляй.

Тут хищник повернулся ко мне боком — идеальная позиция! Я снял с предохранителя и выстрелил. Медведь упал. Сомнений не было: выстрел пришелся прямо в сердце.

Минута, которую мы выждали, показалась нам вечностью, но наконец мы аккуратно подошли к зверю. Мозес подтвердил смерть и поздравил меня первым…

Один из самых опасных и крупных хищников нашей планеты лежал передо мной в снегу. С почтением и грустью, с уважением и чувством благодарности я смотрел на короля вечных льдов.

 

Подкожный слой жира у белых медведей может достигать 13 сантиметров. Фото автора.

Снегом мы стерли с корпуса зверя выступившую кровь, после этого сделаем несколько снимков. Декстер и Самуэль приступили к снятию шкуры. Конечно же, в таких температурных условиях эта работа не сахар.

Без согревающей перчатки нелегко орудовать острым лезвием. Но у них уже был опыт, унаследованный от отца. Несколько надрезов — и ребята инуиты уже просунули пальцы между шкурой и телом, а теплая плоть согрела их.

Тем временем Джо подъехал на снегоходе с прикрепленными к нему деревянными нартами. На них погрузили тушу медведя, разделанную на шесть частей, отдельно уложили шкуру. Мы возвращались в лагерь пешком.

Было уже три часа ночи, но о сне никто не думал. Мы сидели в палатке-кухне, обсуждали события дня, и каждый рассказывал об охоте, увиденной со своего ракурса. Только в пять утра мы заползли в свои спальные мешки, собираясь поспать хоть несколько часов.

По спутниковому телефону Мозес связался с пилотом самолета, и тот сообщил, что из-за плохой погоды сможет забрать нас лишь через день. Пришлось оставшееся время заниматься фото- и видеосъемкой. Превосходных объектов здесь изобилие.

Удивительные дни, проведенные в 1400 километрах от Северного полюса, подошли к концу. Мы крепко пожали руку Мозесу, у которого с бороды свисали сосульки, попрощались с его женой Леной, чье загорелое от сурового климата лицо излучало ласку и тепло, и наш самолет взлетел.

Пилот сделал прощальный круг над лагерем и взял курс на Резольют-Бей. Здесь мы снова остановились в отеле. Наслаждаясь горячим душем, я вспоминал семью инуитов.

Сколько времени они проводят среди вечных льдов в нескольких днях езды от своего поселения! Как они радушны, просты и мужественны! Уверен, рано или поздно мы встретимся вновь — ведь еще существует охота на моржа и карибу.

Эрих Мюллер 24 января 2019 в 05:40






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑