Год на Севере

Из собраний Павла ГУСЕВА. Продолжение. Начало в №4/2015

ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПЕТРА ЗВЕРЕВА

ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПЕТРА ЗВЕРЕВА

Морж смирен на берегу-то, пожалуй, и спать охочий, и человечьего духу боится, а встретится с тобой глаз на глаз, уважения не дает большого: сейчас в драку. Он тебя под лапу сгребет да в воду утащит, либо тинками-то прошибет лодку — всех в море пустит.

С ним умеючи надо, потому раненый он гневен, раненый он что бешеный, буян; сунется в воду и опять кверху лезет, затем что рассол ему разъедает рану, а баклажка свое творит: далеко вглубь не пускает. Он смекнет это и сейчас начнет баклажку тинками бить, да как обручей-то вплотную насаживаем на ней, так ничего он тут и не делает, только досыта натешится. Вот и все!

А выстанет он из воды, даст духу, тут ты опять не зевай, бери его на затин. А на затин взять тут, надо тебе говорить, дело большое. Это дело не всякий сможет, сноровка великая требуется: первое тебе — умей вовремя из лодки на берег или на льдину выскочить; второе — умей пешню крепко упирать и угоди поскорей обмотать на нее трос; третье — от тебя большой силы в этом обряде требуется; ну уже и о другом ни о чем не думай и на тот час не робей.

Сумеешь пешню упереть вовремя — зверь не уйдет от тебя; кинуться не кинется, редко же это бывает, а выставать станет чаще, чего и надо. Походит-походит в воде колесом, да все в круги, и выстанет, потому трос задержит его на глубине, а уж там, известно, упереться ему не во что, а силой тут ничего не сделаешь. Выстал зверь — ты опять держи ухо востро, знай наматывай трос на пешню больше, лучше, ближе к концу и к зверю.

Он в воду ушел, а ты на пешню налег да придержал ее крепче; он опять выстал, а ты еще круче навернул троса. А доберешься до баклажки, зверю идти некуда: в воду не пускает его затин, да опять же он и натомился, крепко изустал. Тут ему стреляй в зашеек, там у него кость тоньше (на висках ее не пробьешь, расплющится пуля, а толку не будет). Не угодишь пулей — зверя лютее не бывает: он и ревет на ту пору зычно, что уши ломит, на льдину лезет, пугает тебя всяким делом, пока ты его не уложишь вовсе. Тогда его бери на каток (ворот) и кати на льдину, что сальную бочку, тут твоя сила нужна и ничего уже больше!

Свежуем (пластаем) мы их всегда на льдинах, тут же…

 — Не страшен тот морж, у которого тинки вместе идут; страшен тот, у которого тинки врозь пошли, — продолжал мой рассказчик, как бы отвечая на мою мысль. — Этого и зовем мы разбойником. Страшно с ним глаз на глаз сходиться, когда он лежит перед тобой, а ты пешню свою держишь в руках наготове, а всадил ее, на берег выскочил — тогда с сердца что гора свалится, словно из бани вышел. Так — на затине. А то берем мы их еще на заколках. Это уж очень любопытно бывает, тут, словно под пьяную руку, в плясе ходишь.

Помнишь только одно, что тебе весело, сердце твое от радости надрывается, и ничего другого не видишь и знать не хочешь: одного зверя дубиной пришибешь, другого... Третьему зверю в зашеек спицой угодишь, четвертого уходишь. Один потом с перепугу заторопился, через голову перекувырнулся; другой тоже пополз на катарах своих, да не смог. Толкает неуклюжей тушей своей боковых и передних...

И ты ревешь блажным матом — сколько силы хватит, — пугаешь их, и они со страху воют и оборониться от тебя не смогут, не сдогадаются. И смешно и приятно! Эдак-то вот, в доброй час, ползаколки и наколешь целой-то своей артелью; станешь после счет им подводить — оно и благовидно.

Водки-то уж после того на радостях-то великих и не жалеешь: пьешь ее в великом числе. С эдакой работой хоть бы и век вековать! Это ведь совсем не то что... потащит тебя зверь с карбасом да почнет вертеть да мотать из угла в угол, из стороны в сторону. Ладно, коли коршик сумеет подладиться к зверю или ты успеешь догадаться да буек к оборе-то привязать (буек этот после покажет, где зверь возится) да в доброй час скинуть его во воду.

А то бывало и так (да и зачастую!), что и заматывал зверь, таскивал карбас-от ко дну. Там и складывали промышленнички наши свои буйные головушки, бесчастныя сердечушки. Бабы после, сколько ни реви на погостах, тут ни в чем не помогуг. Так-то!...

— Вот тебе все... про Матку! Не сказал, однако, что живет там еще ошкуй, да тому всех лучше. Полежит на солнышке, в воду сходит за рыбкой, моржевыя залёжки заприметит— сейчас на обман сзади ползет к ним и норовит всадить свои когти в загривок. Бесится морж, а везет да стонет: везет и в воду, везет и опять на берег, коли не усноровит ошкуй переломить его до воды поперек. Силен ошкуй (белый медведь — Ред.), на то и ноги коротки, и вся сила его в ногах этих; а нападать на человека не охотник.

Разве уж глаз на глаз по нечаянности сойдемся. Бьем мы их мало, хоть и хорошее сало они дают... После Успеньева дня к Рождеству Богородицы домой бежим, а там уж известно, и сказывать не стану! — так заключил свои рассказы куйский мой собеседник про разбойные промыслы; разбойные потому, что и сам промышленник, отправляющийся на Новую Землю, из глубокой старины зовется разбойным человеком.

Разбойну свою, состоящую, кроме главного продукта — сала, из клыков и шкуры, продают поморы в то время года, которое издавна русский народ богато обставил еженедельными торгами, ярмарками, базарами. Зимою свозят они промысла свои на ближние торги: кемские промышленники в Шунгу, мезенцы и печорцы в Пинегу на Никольскую ярмарку, на Вагу, в селение Кривое; но большая часть промысла идет в руки чердынцев, приезжающих сюда обыкновенно по летам.

С. Максимов 9 июня 2015 в 22:16






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #1  10 июня 2015 в 12:57

    Редакции большущая благодарность за публикацию серии очерков С.В. Максимова!

    Ответить
  • 0
    Дмитрий Прытков офлайн
    #2  11 июня 2015 в 11:25

    1)"Помнишь только одно, что тебе весело, сердце твое от радости надрывается, и ничего другого не видишь и знать не хочешь: одного зверя дубиной пришибешь, другого... Третьему зверю в зашеек спицой угодишь, четвертого уходишь. "
    2) "И ты ревешь блажным матом — сколько силы хватит, — пугаешь их, и они со страху воют и оборониться от тебя не смогут, не сдогадаются. И смешно и приятно!"
    3) "Водки-то уж после того на радостях-то великих и не жалеешь: пьешь ее в великом числе. С эдакой работой хоть бы и век вековать!"- мне можно сказать,что я вырвал эти слова из контекста,но на мой взгляд,они выражают всю соль данного опуса:так говорит примитивный дикарь, получающий самое настоящее удовольствие,от того,что с дубиной в руках(чем не троглодит?) умножает на ноль целые моржовые лежбища.Морж не заяц..Приплод даёт не с первого года жизни и не больше 1 щенка с самки. А потом будут пить горькую,от того что зверя нет,самореализации нет, и жизнь-боль.Я не говорю об эстетической составляющей, которая должна быть во главе угла у современного охотника не промысловика при выходе в поле.Но если ты кормишься с того же моржа, то и отношение к нему должно быть уважительными и рачительным.А не потребительским, чему мы стали свидетелями в этом сказе.Нужно быть примитивным дикарём,что бы думать,что после твоих забоев,к следующему сезону моржи будут в том же количестве и на том же месте.Мрак!

    Ответить
  • 1
    Александр Арапов офлайн
    #3  11 июня 2015 в 11:50
    Дмитрий Прытков
    1)"Помнишь только одно, что тебе весело, сердце твое от радости надрывается, и ничего другого не видишь и знать не хочешь: одного зверя дубиной пришибешь, другого... Третьему зверю в зашеек спицой угодишь, четвертого уходишь. "
    2) "И ты ревешь блажным матом — сколько силы хватит, — пугаешь их, и они со страху воют и оборониться от тебя не смогут, не сдогадаются. И смешно и приятно!"
    3) "Водки-то уж после того на радостях-то великих и не жалеешь: пьешь ее в великом числе. С эдакой работой хоть бы и век вековать!"- мне можно сказать,что я вырвал эти слова из контекста,но на мой взгляд,они выражают всю соль данного опуса:так говорит примитивный дикарь, получающий самое настоящее удовольствие,от того,что с дубиной в руках(чем не троглодит?) умножает на ноль целые моржовые лежбища.Морж не заяц..Приплод даёт не с первого года жизни и не больше 1 щенка с самки. А потом будут пить горькую,от того что зверя нет,самореализации нет, и жизнь-боль.Я не говорю об эстетической составляющей, которая должна быть во главе угла у современного охотника не промысловика при выходе в поле.Но если ты кормишься с того же моржа, то и отношение к нему должно быть уважительными и рачительным.А не потребительским, чему мы стали свидетелями в этом сказе.Нужно быть примитивным дикарём,что бы думать,что после твоих забоев,к следующему сезону моржи будут в том же количестве и на том же месте.Мрак!

    Если такие ассоциации возникают по прочтени очерка в 21 веке, то значит не зря в 19 веке Сергей Васильевич Максимов предпринимал свои экспедиции на север с целью изучения быта и нравов тамошних жителей. Называть их сейчас можно и дикарями и троглодитам, но стоит ли. Времена и нравы были иными, а, с другой стороны, и в настоящее время промысел морского зверя зрелище не для слабонервных... Меня же в этих очерках интересует не столь натуралистичность описания добывания зверя, сколь язык повествования-яркий и самобытный...

    Ответить
  • 0
    Дмитрий Прытков офлайн
    #4  11 июня 2015 в 12:35
    Александр Арапов
    Если такие ассоциации возникают по прочтени очерка в 21 веке, то значит не зря в 19 веке Сергей Васильевич Максимов предпринимал свои экспедиции на север с целью изучения быта и нравов тамошних жителей. Называть их сейчас можно и дикарями и троглодитам, но стоит ли. Времена и нравы были иными, а, с другой стороны, и в настоящее время промысел морского зверя зрелище не для слабонервных... Меня же в этих очерках интересует не столь натуралистичность описания добывания зверя, сколь язык повествования-яркий и самобытный...

    "Меня же в этих очерках интересует не столь натуралистичность описания добывания зверя, сколь язык повествования-яркий и самобытный..." -почитайте на досуге "Зелёные холмы Африки" Хеменгуэя,где описывается убой львиного прайда лежащего в тени акации на солнцепёке с кузова пикапа из крупнокалиберного.Вам понравится.Там такой самобытный язык.Опять же будет с чем сравнить.Да нравы то всегда были одни:ты либо порядочный человек,либо порядочная падаль.Это антураж всегда разный:сначала колесо,потом лошадь,порох,табак,айфон. А потому слова троглодит и дикарь употреблены к месту. Конечно у вас Александр может быть своя истина в последней инстанции.
    В настоящее время промысел морского зверя-средство для сохранения нац.аутентичности у коренных народов Севера.В 2014 году довелось побывать в Анадыре,проблем с мясом на прилавке там нет.Стоит недёшево,но куда менее затратно,чем организация охоты на пресловутого серого кита,коего местное население охотит с помощью старого доброго Ремингтона.Часть же нац.культуры в виде гарпуна приятия не находит(как говорят местные- возни с ним много,пуля экономит время и бензин в лодочных движках.К тому же с гарпуна убойное ранение получается не всегда,у зверя длительная агония,опять тратится время и топливо).

    Ответить
  • 2
    Александр Арапов офлайн
    #5  11 июня 2015 в 13:35
    Дмитрий Прытков
    "Меня же в этих очерках интересует не столь натуралистичность описания добывания зверя, сколь язык повествования-яркий и самобытный..." -почитайте на досуге "Зелёные холмы Африки" Хеменгуэя,где описывается убой львиного прайда лежащего в тени акации на солнцепёке с кузова пикапа из крупнокалиберного.Вам понравится.Там такой самобытный язык.Опять же будет с чем сравнить.Да нравы то всегда были одни:ты либо порядочный человек,либо порядочная падаль.Это антураж всегда разный:сначала колесо,потом лошадь,порох,табак,айфон. А потому слова троглодит и дикарь употреблены к месту. Конечно у вас Александр может быть своя истина в последней инстанции.
    В настоящее время промысел морского зверя-средство для сохранения нац.аутентичности у коренных народов Севера.В 2014 году довелось побывать в Анадыре,проблем с мясом на прилавке там нет.Стоит недёшево,но куда менее затратно,чем организация охоты на пресловутого серого кита,коего местное население охотит с помощью старого доброго Ремингтона.Часть же нац.культуры в виде гарпуна приятия не находит(как говорят местные- возни с ним много,пуля экономит время и бензин в лодочных движках.К тому же с гарпуна убойное ранение получается не всегда,у зверя длительная агония,опять тратится время и топливо).

    Дмитрий я вам про Фому...Я про этнографический очерк, а вы, к чему-то Хеменгуэя приплели, мясо в Анадыре, не говорю уж о порядочной падали-дурной сон какой-то. Ну нет у меня цели обличить человечество или решить нравственные проблемы. Да и аватар у вас какой-то странный, как у журнала "Вокруг света"...Всего доброго на вашем миссионерском пути!

    Ответить
  • 1
    Дмитрий Прытков офлайн
    #6  11 июня 2015 в 14:14
    Александр Арапов
    Дмитрий я вам про Фому...Я про этнографический очерк, а вы, к чему-то Хеменгуэя приплели, мясо в Анадыре, не говорю уж о порядочной падали-дурной сон какой-то. Ну нет у меня цели обличить человечество или решить нравственные проблемы. Да и аватар у вас какой-то странный, как у журнала "Вокруг света"...Всего доброго на вашем миссионерском пути!

    Александр, если вы обиделись,то так и скажите отповедь в стиле "сам дурак" не убедительна.Эрнест, описывал то же что С.Максимов.За доброе пожелание спасибо,но ярлык "обличителя человечества и поборника нравственных проблем"- перебор.

    Ответить
  • 1
    Александр Арапов офлайн
    #7  11 июня 2015 в 16:37
    Дмитрий Прытков
    Александр, если вы обиделись,то так и скажите отповедь в стиле "сам дурак" не убедительна.Эрнест, описывал то же что С.Максимов.За доброе пожелание спасибо,но ярлык "обличителя человечества и поборника нравственных проблем"- перебор.

    На что обиделся? Мы ведь с вами даже не спорим, а идем какими-то параллельными курсами и, скорее всего, не понимаем друг-друга. Хорошо, попытаюсь объяснить. Раз уж вы привели Хэма, но почему его? Да, написано классно и натуралистично, кто же спорит? Таких описаний в литературе пруд- пруди, но это литература, хотя и основанная на личном опыте. Максимов же приводит рассказ охотника на моржей, я думаю, почти дословно. И это рассказ человека, которому нужно было не аутентичность сохранять, а это была, собственно, его жизнь. И посмотрите, какой язык, но тоже ведь русский, а как цепляет! Вспоминаю слова одного классика-упрек разным интеллигентам- мол вы по иностранному, как соловей поете, а вот поговорите с русским мужиком-вот, кто для вас окажется настоящим иностранцем. Конечно, передал общий смысл. Максимов, как талантливый этнограф умел разговаривать с "простыми" людьми ...
    Что же касается самой сути описания охоты, то конечно варварство и дикость, кто же спорит. Но, повторюсь это была жизнь этих людей, полная риска, подчас смертельного. А уж кто в то время задумывался об оскудении природы...
    И поверьте мне, сцены мучений животного вряд ли кому доставляют удовольствие! Ну, или скажем, на этом сайте их нет!

    Ответить
  • 0
    Дмитрий Прытков офлайн
    #8  12 июня 2015 в 08:55
    Александр Арапов
    На что обиделся? Мы ведь с вами даже не спорим, а идем какими-то параллельными курсами и, скорее всего, не понимаем друг-друга. Хорошо, попытаюсь объяснить. Раз уж вы привели Хэма, но почему его? Да, написано классно и натуралистично, кто же спорит? Таких описаний в литературе пруд- пруди, но это литература, хотя и основанная на личном опыте. Максимов же приводит рассказ охотника на моржей, я думаю, почти дословно. И это рассказ человека, которому нужно было не аутентичность сохранять, а это была, собственно, его жизнь. И посмотрите, какой язык, но тоже ведь русский, а как цепляет! Вспоминаю слова одного классика-упрек разным интеллигентам- мол вы по иностранному, как соловей поете, а вот поговорите с русским мужиком-вот, кто для вас окажется настоящим иностранцем. Конечно, передал общий смысл. Максимов, как талантливый этнограф умел разговаривать с "простыми" людьми ...
    Что же касается самой сути описания охоты, то конечно варварство и дикость, кто же спорит. Но, повторюсь это была жизнь этих людей, полная риска, подчас смертельного. А уж кто в то время задумывался об оскудении природы...
    И поверьте мне, сцены мучений животного вряд ли кому доставляют удовольствие! Ну, или скажем, на этом сайте их нет!

    "Что же касается самой сути описания охоты, то конечно варварство и дикость, кто же спорит"-это то,что я хотел услышать Александр.Смак изложения персонажем-дело вкуса.Для 19 века самое оно.
    "И поверьте мне, сцены мучений животного вряд ли кому доставляют удовольствие!"https://vk.com/video?q=аргентинский%20дог§ion=search&z=video19949861_163674116

    Ответить
  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #9  12 июня 2015 в 13:10
    Дмитрий Прытков
    "Что же касается самой сути описания охоты, то конечно варварство и дикость, кто же спорит"-это то,что я хотел услышать Александр.Смак изложения персонажем-дело вкуса.Для 19 века самое оно.
    "И поверьте мне, сцены мучений животного вряд ли кому доставляют удовольствие!"https://vk.com/video?q=аргентинский%20дог§ion=search&z=video19949861_163674116

    Что же вы, Дмитрий, меня ко всяческим ужасам посылаете! Увы вам! Я ведь сказал, что мне это не интересно. А в общем, здесь хорошим тоном считается заполнять профиль, может быть, и лучше поняли друг-друга. И все-таки, Дмитрий, ну не пугайте меня. Нервы у меня хорошие, но всему есть предел.

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑