Кубанская охота Его Императорcкого Высочества

(Журнал «Природа и охота», 1902 г.) Из собрания Павла Гусева.

Выстрел — и серна вверх ногами ныряет в кручу. А вот и другая серна; точно так же опираюсь на локоть, ружье на колено и отправляю вторую вслед за первой. 
 

Выстрел — и серна вверх ногами ныряет в кручу. А вот и другая серна; точно так же опираюсь на локоть, ружье на колено и отправляю вторую вслед за первой.
 

16 сентября на мою долю выпала Ятыргварта, на которой видали нетронутых Великим Князем туров, кроме тех, по которым он стрелял.

Все считали выпавший мне жребий особенно желательным и много обещающим; но погода была ненадежна. Проводник был старик Чепурнов. Поехали по большой тропе на Псебай; миновав «уши», забрали вправо на Ятыргварту и, не слезая с коней, прибыли к балке, в которой я два года назад непростительно горячился, гоняясь со Старковым за горными индейками.
Не успел я подумать, что пора бы и спешиться, как мы наехали в упор на серн. Пока я спрыгивал с лошади, снимал с себя резиновый плащ, надевал очки и получал винтовку, которую доставали из чехла, — серны успели порядочно удалиться.

Чтобы не слишком обнаруживаться, необходимо было стрелять сидя; не люблю я стрельбы с колена, причем локоть на колене неизбежно колеблется из стороны в сторону. Но нельзя было терять времени — мажу первым выстрелом по уходящим сернам; после второго одна из них взмахнула в воздухе перешибленной задней ногой, как нагайкой, и пошла. Мне бы ее добить, но спутники твердят: «Идем скорее вправо за бугор!»

За бугром, однако, никого не оказывается, серны ушли прямо вверх. Время между тем было совершенно напрасно потеряно; спешим за ними и натыкаемся на индеек, которые два раза нас не подпускают и перемещаются. Спешим дальше. Вот рассыпавшиеся серны, но все уже очень далеко и на ходу. Одна отстала. Уж не несчастная ли это раненая? Доходим до гребня хребта, за которым начинается склон к М. Лабе и виднеются Балканы. Вспоминаю, что Великий Князь приводил меня сюда в день дневки на Мастакане в 1895 г., но тогда туман застилал горы и я не мог ориентироваться и связать в своем представлении эту местность с Ахцархвой и другими горами; теперь, в ясную погоду, вся топография местности стала для меня ясной.

В скалах за гребнем над обширной балкой мы подняли большое стадо горных индеек. Мы не стали их преследовать, питая надежду найти здесь где-нибудь туров. Перед нами тянулись в балку два хребта. Мы находились в начале большого, идущего вплоть до Балкан; правее нас был расположен меньший хребет; по склону его шли два оленя. Чепурнов, видимо, колебался и медлил идти вниз по хребту, несмотря на то что олень шел с меньшего хребта через балку на большой, по которому мы бы могли выйти к нему навстречу. Между тем мы шатались над обширной балкой, видимо, без определенной цели.

— Скажи, пожалуйста, где, в сущности, сегодня наша охота? — начинаю я издалека.

— Везде здесь, — указывает Чепурнов, обведя рукой местность впереди нас, — да вылезете ли вы оттуда? — выражает он сомнение.

— Что ты, что ты?! Третьего дня я был на самом верху Ачипсты, а разве можно сравнить с ней эту местность? Ты, может быть, потому сомневаешься во мне, что меня часто схватывает в груди, так об этом не хлопочи, вытерплю.

Пошли вниз по длинному хребту; для большей уверенности я надел кошки; увидели пару серн, которые, видимо, спасались от нас; за ними ковыляла раненая. Мне очень хотелось закончить ее муки, но и на трех ногах она справлялась куда быстрее нас.

Олень между тем повернул по тропе на Ахцархву и скрылся. На другом, параллельном нашему хребту, слева заметили под М. Лабой другого оленя, который перевалил за хребет вслед за четырьмя ланями. Мы очень быстро спускались по хребту, где по гладкому лугу, где по торчавшим на его гребне скалам, и дошли до седловинки, за которой возвышался внушительных размеров шахан. По моему разу­мению, тут-то и должна была начаться наша охота. Характер местности напоминал мне «кочергу».

По обеим сторонам хребта шел ряд довольно глубоких балочек, поросших крупным кустарником и рододендронами.
На правом склоне мы увидели картину семейного благополучия: около схоронившейся в холодке козы резвилась пара козлят; они грациозно становились на дыбки, бодались и проворно наносили друг другу удары передними ножками; а вот на склоне слева торчит рогатая голова из куста рододендрона.

 

ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА

Огибаем большую каменную глыбу на хребте; отсюда серна у нас вся на виду; сажусь и, положив ружье прямо на левое колено, перехватываю ствол левой рукой впереди колена и замечаю, что винтовка в таком положении, ничуть не колеблясь, совершенно твердо устанавливается по направленнию к цели. Выстрел — и серна вверх ногами ныряет в кручу. А вот и другая серна; точно так же опираюсь на локоть, ружье на колено и отправляю вторую вслед за первой.

За ними пошел в балку Чепурнов.

Погода разгулялась. Темная туча, стоявшая недавно над Ачипстой, или рассеяна ветром, или она вылилась дождем над Ачипстой.

Дул довольно сильный восточный ветер, который считается здесь приносящим со степей ясную погоду. Чепурнов вынес из балки кожи и рожки двух молодых коз, и мы пошли дальше по хребту. Я был в восторге от новых мест и стремился все дальше к Балканам, но Чепурнов двигался туго. Против моих ожиданий зверя нигде решительно не было видно; причиной этому могла быть вчерашняя канонада Великого Князя в этой местности.

Продолжение следует.
 

В. Шильдер 9 октября 2014 в 09:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Александр Арапов офлайн
    #1  9 октября 2014 в 10:34

    " Хорошая была охота..." И язык повествования подстать! И, смотрите -ка, здесь и автора помянули.

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑