Чучела

Дождавшись оглашения приказа об открытии весенней охоты, и получив заветную путёвку в Нефтегорское охотничье хозяйство, всё моё семейство: я, мама и спаниель Тимка, начали собирать всё необходимое.

фото: Семина Михаила

фото: Семина Михаила

Так как на улице было ещё много снега, а предстояла ночёвка в машине, мама достала из шифоньера нам побольше одеял, свитеров и других тёплых вещей. Я примерил свой старый маскировочный костюм «Кикимора». Отдельно в вещмешок сложил патроны и манки. Принёс из гаража складной шалаш. И, конечно же, достал с балкона восемь чучел кряковой утки, один из которых был селезень.

После критичного осмотра, разложив их дома на полу, перевязал всем чучелам свинцовые грузила. Тимка ходил между пластмассовыми утками и деловито обнюхивал каждую. «Ни чего, скоро поедем» - успокаивал я друга. «А дома столько дел, опять всё на мои плечи!» - сетовала мама. Открытие охоты было назначено на субботу, но мы решили выехать с Тимкой вечером в пятницу и занять самоё лучшее место.

Прибыли мы на место уже на закате. Определив стоянку для автомобиля, я выпустил ушастого друга на улицу, разобрал заднее сиденье, приготовил спальное место. Оставив Тимку с вещами, я бегом, пока совсем не стемнело, отправился оборудовать место для предстоящей охоты. На берегу приглянувшегося озерца, под деревом установил шалаш, а прямо перед ним, насколько позволяла глубина и высота болотников, расставил чучела. С чувством выполненного долга, вернувшись к машине, поужинали с Тимкой, чем мама послала и спать.

Рано утром, ещё в полной темноте, пёс разбудил меня. Одев на себя одёжку, что потеплей, попив горячего чая и взяв всё необходимое, мы пошли к шалашу. Только уселся на раскладной стул и налил себе ещё чая из захваченного термоса, как неподалёку раздались выстрелы. «Куды это они пуляют, темень же кругом?» - обратился я к Тимке. Однако выстрелы не прекратились и периодически, явно перемещаясь в неведомом из-за темноты пространстве, раздавались то тут, то там. Это настораживало...

Но самое главное безобразие произошло, когда забрезжил слабенький рассвет. К нашему шалашу, из полумрака, деловито вышли двое с ружьями через плечо. Только явное недовольство Тимки, его грозного рычание, переходящего в громогласный лай, остановило незнакомцев.

«Что не летают?» - спросил один из них, – «а то тут лысухи в твою сторону от нас сбежали.» Пользуясь тем, что мы с Тимкой сидели в не просматриваемом укрытии, я сослался на друга – «Идите от сель, а то пёс сорвётся и искусает». Но незнакомцы ушли недалеко, и в метрах 10 явно раздавался их хохот и разговоры. Нам стало понятно, что так желанной утренней зорьки в уединении с природой здесь не получится.

 

фото автора

Решение пришло моментально, и не тратя драгоценного время на раздумья, привязав Тимку к дереву, быстро собираюсь. Похватав все наши пожитки, мы рванули на другое место. Перебирая в памяти прошлогодние охоты, с целью вспомнить подходящий укромный уголок, мы бежали прочь от злополучного места.

Тем временем утренний рассвет набирал обороты. Дальнейшие поиски были бессмысленны. Остановившись рядом возле куста, растущего у довольно широкого озера, образованного весенним разливом, снова раскладываю шалаш и, подтянув болотные сапоги, хватаю мешок с чучелами. Разбросав пластмассовых уток, как мне показалось по всей науке, вернулся к укрытию. И тут вижу, рядом с шалашом, валяется ещё одна утка с грузилом. «Наверное, выпала из мешка», - сказал я вслух и, взяв чучело, пошёл обратно. Усадив чучело в нужное место, спешу к нашему сооружению.

Но что такое? Я чуть ли не споткнулся о валявшегося на берегу пластмассового селезня. «Вот растяпа!» - ругал я себя за спешку, схватил чучело и поплёлся к расставленной мною стае кряковых уток. Однако, когда я, уже порядком вспотев, подошёл к шалашу, то обнаружил там ещё одну пластмассовую утку. «Ы.…!» - болезненно засмеялся я.

Неподалёку, помахивая обрубком хвостика, стоял Тимка и молча преданно, смотрел мне в глаза, своим невинным взором. Тут меня стали терзать смутные сомненья. Впопыхах, я совсем упустил из вида своего ушастого помощника. Взяв чучело, я медленно, не совсем доверяя себе, направился к озеру, краем глаза наблюдая за Тимкой. Тот, тоже медленно направился за мной, и почему то позади меня. Зайдя в озеро выше колен, вижу, как пёс бесшумно следует за мной, и как ни странно, перебирая своими лапами в воде, он не издавал ни малейшего шума.

«Ну, ты посмотри!» - оценил я старания своего друга и уже начал устанавливать принесённого найдёныша, как вижу, что Тимка так же бесшумно развернулся в воде на 90 градусов, поплыл к ближайшему чучелу. Подплыв к установленной утке, Тимка аккуратно, с осторожностью ювелира, взял своими зубами за пластмассовую башку чучела, развернулся и поплыл обратно к шалашу. Выйдя на берег, пёс отряхнулся и, подойдя к нашим вещам, положил утку рядом с шалашом.

Пёс продолжал преданно смотреть на меня, в ожидании одобрения своих действий. А может быть, своим взглядом, он безмолвно упрекал меня в том, что я бездарно разбрасываю наше добро. Почесав затылок, я присел передохнуть на складной стульчик, а Тимка, не теряя время зря, побежал собирать оставшихся пластмассовых уток.

 

фото автора

Дождавшись его с очередной «добычей», я взял Тимку на поводок и привязал его к основанию толстых веток куста. «Посиди-ка здесь», - сказал я озадаченному спаниелю и пошёл расставлять чучела.

В эту зорьку, не смотря ни на что, мы все-таки взяли своего крякового селезня. Взяли красиво и по всем правилам весенней охоты. Селезень подлетел к нашей обманной стае откуда-то сбоку. Сел на воду далеко от чучел. Он долго кружил в стороне, швякая но, не решаясь приблизиться поближе, а мы боялись сфальшивить, используя манок. Зато я с удовольствием любовался в бинокль на нарядный головной убор крякаша, на его грудь и хвост с завитушками, словно после бигуди.

Прервал мои наблюдения Тимка, который совсем некстати начал поскуливать. Селезень с шумом поднялся и круто заложил в полёте прямиком в нашу сторону. Откинув верхний карман заграничного шалаша, почти не целясь, я нажал на курок правого ствола. Возбуждённый Тимка, встав на задние лапы, пытался выпрыгнуть из нашего укрытия через верхний проём.

Увидев, как после грохота ружья, крякаш стукнулся о землю на сухой проталине, я расстегнул нижнюю полу шалаша и выпустил нетерпеливого спаниеля. Селезень, ударившись о землю, подскочил и, приземлившись, второй раз на землю уже на ноги, побежал от нас в противоположную сторону. Тимка пулей подскочил к нему и схватил крякаша поперёк зубами. Я даже услышал хруст - «Ну, всё добрал!»

Солнышко начало пригревать, время было 9.00. Охота для нас с Тимкой закончилась, и пора было собираться домой. Собрав чучела, к великой радости Тимки, я разложил их на сухой, прошлогодней траве. Пёс внимательно пересчитал пластмассовых уток. Убедившись, что чучела собраны все, он улёгся рядом, чтобы погреться под лучами весеннего солнышка.

Вячеслав Рунов 17 марта 2014 в 10:45






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Николай Галко офлайн
    #1  17 марта 2014 в 23:49

    Эх, люблю собак!

    Ответить
  • -2
    Антон Кириако-Гуттиеррес офлайн
    #2  18 марта 2014 в 01:15

    Второе фото - загляденье!)))

    Ответить
  • 0
    Вячеслав Дьяченко офлайн
    #3  18 марта 2014 в 01:47
    Антон Кириако-Гуттиеррес
    Второе фото - загляденье!)))

    фотографии конечно отличные,жаль конечно,что не было ни какого возмущения к бродящим уродам,которые портят людям охоту.Отсюда вывод не нужно охотиться одному.Было бы вас человека три набили бы морды им может другой раз не было бы желания бродить по угодьям и мешать добрым людям охотиться.

    Ответить
  • 0
    Вячеслав Рунов офлайн
    #4  18 марта 2014 в 14:58

    Добрый день всем.
    Да, давно всё это было. И пёс другой стал, да и я постарел. Вот в пятницу ложусь в госпиталь.

    Ответить
  • -2
    Владислав Шатилов офлайн
    #5  23 марта 2014 в 11:00
    Вячеслав Рунов
    Добрый день всем.
    Да, давно всё это было. И пёс другой стал, да и я постарел. Вот в пятницу ложусь в госпиталь.

    Я бы тоже,может быть, не сдержался от соблазна пальнуть по налетевшему селезню в такой ситуации, но заявлять,что это соответствует ВСЕМ ПРАВИЛАМ весенней охоты всё же не стал бы. А мордобой, тем более на охоте,последнее дело! Хотя,бывает, ну очень хочется!

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑