Браконьерство. Подходы к оценке совершенного преступления

Браконьерство как преступление, к большому сожалению, воспринимается и обывателями, да и, что греха таить, некоторыми лицами, уполномоченными бороться с этим явлением, не стоящим особого внимания. А ущерб, причиненный животному миру, — ничтожным.

Фото автора

Фото автора

Ну подумаешь, отстрелял косулю, лося, кабана… Это же не домашнее животное. Но! Отстрелял чужого барана — украл! А косуля? Она же дикая, никому не принадлежит… Но! Это обывательский подход. Не следует забывать, что дикие животные — собственность государства, а значит — каждого из нас.

По оценке Института экологии растений и животных УрО РАН при кормовой емкости угодий в Свердловской области может обитать до 170–180 тысяч косуль. Имеем 35, из которых 2700 голов гибнет от рук браконьеров. А общий ущерб от незаконной охоты составляет почти 54 миллиона рублей! И это только экологический ущерб. Есть еще и хозяйственный: чтобы количество диких животных увеличивалось, нужны чьи-то усилия, вложение сил и средств на охрану, подкормку...

И второй момент. Из 22 уголовных дел, раскрытых и дошедших до суда, в 2013 году 9 совершены в январе — феврале. Под отстрел попадают не только самцы, но и самки, что называется, на последних сроках стельности. Как относиться к этому? Косуля — один из тех видов, которые не принимают чужих, осиротевших телят. А это значит, что погибла мать с одним-двумя уже полностью сформировавшимися эмбрионами; погибли 1-2 теленка прошлого года. Что мы оставим внукам и правнукам? На картинках будем показывать, как выглядели косуля или лось? При таком нашем благодушии через 10–20 лет так и будет!

Теперь об «уполномоченных органах». В Свердловской области за 2013 год к административной ответственности привлечено более 1700 нарушителей «Правил охоты». В следственные органы направлено 127 материалов. До суда дошли... 22, т.е. только каждый шестой материал был надлежащим образом расследован и доведен до логического конца — преступники осуждены. Ущерб, причиненный государству, возмещен. Раскрываемость данного вида преступлений составляет 4,7%. Маловато, однако!

При подготовке материала к печати я ознакомился с постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела. И чем больше изучал материалы, тем больше возникало вопросов. Суть проблемы заключается в том, что ч. 1 статьи 258 УК РФ перечисляет ряд признаков, при наличии которых уголовное дело должно быть, безусловно, возбуждено. Это крупный ущерб с применением механического транспортного средства; на особо охраняемой территории; группой лиц по предварительному сговору.

Что происходит на самом деле? В одном из районов области инспекторами государственного заказника и районным инспектором охотничьего надзора обнаружено семь случаев незаконного отстрела косули. Зафиксированы факты «вытаска, волочения, пятна бурого цвета, гильза 12-го калибра» и т.д. в разных вариациях.

Сотрудники полиции в «отказных» материалах после резюмирующей части про «следы волочения» и т.п. «ничтоже сумняшеся» продолжают: «В действиях неизвестного не усматриваются признаки состава преступления, предусмотренные ст. 258 УК РФ, т.к. при рассмотрении материала проверки доказательств производства незаконной охоты добыто не было, в связи с чем нет основания для возбуждения уголовного дела. Принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на отсутствие признаков события преступления, предусмотренного ст. 258 УК РФ, руководствуясь..., постановил:Отказать в возбуждении уголовного дела по сообщению...».

Вот только у меня, на мой дилетантский взгляд, возникают вопросы: во-первых, как быть с территорией государственного заказника? Формально состав ст. 258 УК РФ образуется с момента пересечения с оружием границы заказника. Во-вторых, никто не отменял ст. 30 УК РФ — покушение на совершение преступления.

Отмечу к тому же, таких «вытасков со следами волочения» только по этим материалам насчитывается добрый десяток, а общий ущерб, причиненный государственному охотничьему фонду, составляет 604 тысячи рублей. Ну, ладно, говоря на полицейском сленге: «Нет тела, нет — дела!» Доказывать в суде наличие состава преступления при таком раскладе достаточно сложно. «Ушлый адвокат» в два счета докажет — «косуля от тяжелой жизни бросилась на сучок и, истекая кровью, выскочила на дорогу, умоляя увезти ее в ближайшую шашлычную».

Вот что меня удивляет. В другом ОВД области и другой дознаватель отказывает в возбуждении уголовного дела в отношении К., который в марте 2013 года явился в ОВД с повинной и заявил, что отстрелял косулю. Косвенно это подтвердила его жена, заявив, что муж ходил на охоту. Привез мясо, часть которого съели, часть скормили собакам. Все кажется достаточно правдивым. Однако дознаватель, ссылаясь на то, что изъятых остатков печени и мяса, оказывается, недостаточно для утверждения, что они принадлежат дикому животному, а значит, оснований для возбуждения дела нет. Та же схема — «нет тела».

Можно и дальше приводить примеры, когда инспекторы охотничьего надзора утверждают — есть факт незаконного отстрела, есть — фигуранты, только работай! А в ответ: «Зачем? Подумаешь, косуля!»

Еще одно дело. Два друга пошли охотиться на зайца. Отстреляли косулю. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела дознаватель пишет: «У нарушителей не было умысла на отстрел косули!» Мистика какая-то! Получается, дознаватель, обладая недюжинными способностями экстрасенса, влез в «подкорку» подозреваемого, а там — «ангел с крылышками»!
Можно было бы на этом остановиться, но не могу не привести еще один пример из жизни полицейских казусов.

В одном из районов области в декабре прошлого года группа лиц «случайно» оказалась на месте отстрела косули. Замеченная третьим лицом, группа от незаконной охоты открестилась. «Не мы. Мы белые и пушистые! А на участке оказались потому, что взяли над ним шефство. И справочка у нас имеется!» Проводивший дознание сотрудник полиции поверил в искренность заявления. Не пытаясь доказать обратное, в своем отказном материале пустился в расчеты по поводу того, что ущерб от незаконного отстрела не является крупным.

Цитирую: «Исходя из соотношения численности и лимита изъятия, в 2011 году охотпользователями было запланировано 7% разрешений от численности охотничьих ресурсов, в 2012 году — 9%. Соответственно действиями неустановленное лицо (орфография по оригиналу) по отстрелу одной особи косули норма (!) превышена не была, в связи с чем материальный ущерб не может быть крупным» и далее по тексту: «состав преступления отсутствует», «в возбуждении уголовного дела отказать».

Что тут скажешь? Главное — «наморщить лоб», и все можно свести к отсутствию ущерба. А нет ущерба, зачем людей зря дергать?
Однако такое толкование ситуации отдельными полицейскими чиновниками не совпадает с официальным мнением ученых. Экологический ущерб от незаконной добычи косули, рассчитанный учеными из Института экологии растений и животных, как я отмечал выше, только от браконьерства составляет 54 миллиона рублей. Величина экологического ущерба не зависит от плотности населения животных и будет одинаковой на всей территории Свердловской области.

Не следует забывать, что: «Генотип каждой особи уникален и при незаконной добыче безвозвратно теряется! Этот аспект экологического ущерба невозможно оценить в денежном выражении!» Таково мнение ученых. Давно пора отказаться от устаревших методик расчета.

А какими методиками пользуются сотрудники полиции? И кто все-таки должен делать оценку ущерба? Если отдельные полицейские чиновники, далеко с таким подходом мы не уйдем. Если основываться на мнении ученых, тогда вопрос о наличии «события преступления» по признакам отсутствия ущерба отпадает сам собой. Остается решить, была ли охота незаконной. А любой факт отстрела дикого копытного животного или медведя, особенно в закрытое для охоты время, должен быть основанием для безусловного возбуждения уголовного дела, как бы ни отражалась негативная статистика на общем фоне раскрываемости преступлений.

И последнее. Наибольшим эффектом «воспитательного» воздействия является не угроза тяжкого наказания за совершенное преступление или правонарушение, а его неотвратимость. При существующих сейчас подходах добиться этого крайне сложно. Если сотрудники полиции, как это уже не раз бывало, исходя из узковедомственных интересов будут «отказывать» в возбуждении уголовных дел, разводить волокиту, тем самым в расследовании преступлений мы ни на шаг не продвинемся в борьбе со злом, называемым — браконьерство.

Николай Мордвинов 8 марта 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    КСН офлайн
    #1  8 марта 2014 в 11:50

    Отказные материалы должна проверять и проверяет прокуратура, а не случайные люди.
    Раз у внештатного корреспондента "РОГ" в Екатеринбурге Н.Мордвинова возникли сомнения в законности вынесенных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, то нужно не в газету писать, а в прокуратуру. А вот сделал ли автор это?

    Ответить
  • 13
    Михаил Александров офлайн
    #2  8 марта 2014 в 14:03

    Не следует забывать, что дикие животные — собственность государства, а значит — каждого из нас. (c) Ровно как газ, нефть, вода... однако это "мое", мне же государство продает за бешеные бабки, точнее не государство, а те корпорации, которые сидят на трубах с газом/нефтью/водой. Точно так же и с охотресурсами, обычному охотнику никогда не купить лицензию на того же лося, по причине ее дороговизны. Те, кто "на рупь дороже" остальных могут себе позволить и лося в межсезонье и медведя на поводке.

    Ответить
  • 5
    Сергей Матвейчук офлайн
    #3  8 марта 2014 в 23:52

    Если автор - ведущий специалист отдела оперативной работы Департамента по охране, контролю и регулированию использования животного мира Свердловской области Николай Ильич Мордвинов, то его, в связи с (правильно он пишет) дилетантским подходом нужно проверить на соответствие занимаемой должности.
    Советую автору:
    а) прочесть хотя бы те нормы, на которые он ссылается (тогда он увидит, например, что, по ч. 2 ст. 30 УК РФ, "уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям", по ст. 15 тяжкое - за которое могут дать более 3 лет лишения свободы, а по ст. 258 [незаконная охота] максимум - 2 года);
    б) прочесть другие относящиеся к его службе нормативные правовые акты (в первую очередь о госслужбе, УПК - об обжаловании/опротестовании отказов, положение о Департаменте);
    в) подумать над тем, не позорит ли его дилетантский "плач гагары" госохотнадзор в целом и госорган, в котором он служит (и руководитель которого позиционирует себя как сильного юриста).

    Ответить
  • -2
    КСН офлайн
    #4  9 марта 2014 в 12:08
    Сергей Матвейчук
    Если автор - ведущий специалист отдела оперативной работы Департамента по охране, контролю и регулированию использования животного мира Свердловской области Николай Ильич Мордвинов, то его, в связи с (правильно он пишет) дилетантским подходом нужно проверить на соответствие занимаемой должности.

    Я смотрю, Вы не в первый раз его поправляете:
    http://www.ohotniki.ru/editions/rog/article/2014/01/20/640615-ural-vremya-sobirat-kamni.html

    Ответить
  • 1
    Сергей Матвейчук офлайн
    #5  9 марта 2014 в 16:01
    КСН
    Я смотрю, Вы не в первый раз его поправляете

    Очевидно, что человек просто любит писать слова, не особенно задумываясь над их смыслом.
    Например:
    "В следственные органы направлено 127 материалов. До суда дошли... 22, т.е. только каждый шестой материал был надлежащим образом расследован и доведен до логического конца — преступники осуждены. Ущерб, причиненный государству, возмещен. Раскрываемость данного вида преступлений составляет 4,7%".
    Любой мало-мальски грамотный человек понимает, что материал, дошедший до суда и материал, по которому вынесен обвинительный приговор, - разные вещи; дела часто возвращаются/разваливаются, поэтому правильно писать о приговорах, причем только вступивших в законную силу. "Раскрываемость" в 4,7% ни с какими приведенными цифрами не бьется; по какой, интересно, методе Н.Мордвинов определил общий объем преступности.
    Если бы это писал охотник, бог бы с ним (и если Н.Мордвинов не служит в госоргане, беру свои претензии к нему обратно). Но, поскольку это госслужащий, да еще из милиционеров, как он писал в другой статье, ну должен элементарные вещи знать. Любишь писать - пиши про птичек и зайчиков. У меня охотоведческого снобизма нет совершенно, знаю немало людей, благодаря хорошим мозгам, способности к самообразованию и человеческим качествам работающих гораздо лучше средних охотоведов. Но фактически Н.Мордвинов-госслужащий занимает место охотоведа, и статьи Н.Мордвинова показывают, что он ниже среднего уровня охотоведа. Когда ведущим опером работает бывший милиционер, а начальником областного "Охотдепартамента" назначают мирового судью - снабженца службы судебных приставов, эти ребята должны понимать, что они, судя по их текстам, занимают не свои места. Мои замечания - попытка побудить Н.Мордвинова к самообразованию.

    Ответить
  • 2
    Сергей Матвейчук офлайн
    #6  9 марта 2014 в 16:15
    Сергей Матвейчук
    Мои замечания - попытка побудить Н.Мордвинова к самообразованию

    Хотя, пожалуй, учитывая, что он на замечания не реагирует и продолжает писать что попало, пошлю, если будет время, формальное заявление представителю нанимателя и в регулирующую комиссию; может, тогда начнет что-то читать и писать тщательнее.
    Думаю, что охотникам вообще стоит постоянно (при наличии повода, конечно) писать такие заявления в своих регионах - так они могут помочь комплектации госоргана квалифицированными сотрудниками и повышению квалификации работающих.

    Ответить
  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #7  10 марта 2014 в 07:53

    "Не следует забывать, что: «Генотип каждой особи уникален и при незаконной добыче безвозвратно теряется! Этот аспект экологического ущерба невозможно оценить в денежном выражении!» Таково мнение ученых."
    Данное наукообразное изречение, пожалуй, лишнее, поскольку "генотип каждой особи...безвозвратно теряется" и при законной охоте. И вообще, на мой взгляд, конечно, экологические аспекты и учет потерь с точки зрения экологов не для таких статей. Вопрос С. Матвейчуку: для Свердловской области "представитель нанимателя и регулирующая комиссия" что это и кто это? Если можно , просветите.

    Ответить
  • 5
    анатолий евменов офлайн
    #8  10 марта 2014 в 12:44
    Михаил Александров
    Не следует забывать, что дикие животные — собственность государства, а значит — каждого из нас. (c) Ровно как газ, нефть, вода... однако это "мое", мне же государство продает за бешеные бабки, точнее не государство, а те корпорации, которые сидят на трубах с газом/нефтью/водой. Точно так же и с охотресурсами, обычному охотнику никогда не купить лицензию на того же лося, по причине ее дороговизны. Те, кто "на рупь дороже" остальных могут себе позволить и лося в межсезонье и медведя на поводке.

    Если говорить о государстве, то оно само обворовало народ во время дефолта (за 8 тысяч отдали 16 и считают, что квиты, только за 8т.в 1990году можно было купить советское авто, а теперь только самокат).Нет у людей уверенности в завтрашнем дне: цены растут, уровень жизни падает, а от государства можно ждать только очередной подножки.А народ разделился на"элиту" и "быдло".Какая уж тут мораль!
    Интересно, а из каких источников взяты сведения, что телята сего года рождения, оставшись без матери, гибнут.В это время самка их уже не кормит.

    Ответить
  • -1
    НИК.ИВАНЫЧ офлайн
    #9  10 марта 2014 в 14:27

    Видать этот бывший милиционер (Н.Мордвинов) ранее никогда не занимался делами о нарушениях правил охоты и рыболовства, поэтому у него такое поверхностное понятие, которое ни чем не отличается от мнения охотоведа низкой пробы. В общем-то такая картина наблюдается во многих местах, многие бывшие милиционеры, военные, служащие занимают места в различных структурах, ведомствах, обществах и чаще на руководящих должностях не имея при этом понятия о специфике и направленности в данной сфере, не отработав там ни одного дня хотя бы помощником или замом.

    Ответить
  • -1
    Сергей Матвейчук офлайн
    #10  10 марта 2014 в 14:44
    Александр Арапов
    Не следует забывать, что: «Генотип каждой особи уникален и при незаконной добыче безвозвратно теряется! Этот аспект экологического ущерба невозможно оценить в денежном выражении!» Таково мнение ученых." Данное наукообразное изречение, пожалуй, лишнее, поскольку "генотип каждой особи...безвозвратно теряется" и при законной охоте. И вообще, на мой взгляд, конечно, экологические аспекты и учет потерь с точки зрения экологов не для таких статей. Вопрос С. Матвейчуку: для Свердловской области "представитель нанимателя и регулирующая комиссия" что это и кто это?

    Совершенно верно - популяции абсолютно все равно, законно или нет из нее изъята особь. Следовательно, и с законного охотника должен браться сбор как минимум в размере ущерба (видимо, ученые в данном случае насчитали 20000; 54000000 : 2700 браконьерских косуль). Как раз из-за этих игр с расчетами ущерба у людей создается впечатление, что и законные охотники причиняют природе огромный вред. А нужно при оценке тяжести правонарушения исходить не из цифр ущерба, всегда неубедительных, а из степени общественной опасности, как она воспринимается обществом. Ну, это длинная тема.
    Считается, что региональных госслужащих нанимает субъект РФ. Для руководителя регионального госоргана и его замов представитель нанимателя, как правило, - высшее должностное лицо региона, в нашем случае - губернатор. Для остальных сотрудников госоргана - его руководитель.
    Под регулирующей комиссией имел в виду комиссию, рассмотрению которой, в зависимости от характера действий (бездействия) госслужащего, подлежит конкретный случай.
    Вот, из Свердловского закона

    -------------
    Закон Свердловской области от 15.07.2005 № 84-ОЗ (ред. от 15.07.2013) «Об особенностях государственной гражданской службы Свердловской области»

    Статья 6. Наниматель государственных гражданских служащих Свердловской области
    Нанимателем государственных гражданских служащих Свердловской области является Свердловская область.

    Статья 8. Представители нанимателя государственных гражданских служащих Свердловской области
    1. В качестве представителей нанимателя государственных гражданских служащих Свердловской области выступают:


    Статья 11. Комиссии государственных органов Свердловской области по вопросам, связанным с поступлением на государственную гражданскую службу Свердловской области, прохождением и прекращением государственной гражданской службы Свердловской области

    1. В соответствии с федеральным законом в каждом государственном органе Свердловской области, в котором учреждены должности государственной гражданской службы Свердловской области, образуются следующие комиссии по вопросам, связанным с поступлением на государственную гражданскую службу Свердловской области, прохождением и прекращением государственной гражданской службы Свердловской области:
    1) комиссия по проведению конкурсов на замещение вакантных должностей государственной гражданской службы Свердловской области;
    2) комиссия по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Свердловской области и урегулированию конфликтов интересов;
    3) комиссия по проведению аттестации государственных гражданских служащих Свердловской области;
    4) комиссия по рассмотрению служебных споров.
    --------------------------------------------------

    Случай с Н.Мордвиновым подлежит, на мой взгляд, комиссии по аттестации, хотя, если исходить из того, что несуразицы в его публикациях компрометируют госорган, есть что рассмотреть и комиссии по поведению.
    Кстати, то, что сведений об этих комиссиях нет на сайте Департамента (http://dozhm.midural.ru), тоже, по-моему, нарушение законодательства, надо посмотреть.

    Ответить
Ещё 10 комментариев...
все




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑