Наказанная Алиса

Каждый охотник знает, что без добычи возвращаться домой грустно и тяжело. Охотился весь день. Снег был выше колен, а где и по пояс. Так умаялся — хоть плачь. А тут еще эта рыжая злодейка.

Фото Ron Michael Zettlemoyer/flickr.com

Фото Ron Michael Zettlemoyer/flickr.com

Сколь я их добыл! Сколь сдал государству! Брал их скрадом, ждал ночами на засидке. Мало их уходило от моего верного «Барса».


Когда занялся промыслом — норка, куница, енот, — так эта гадина мне всю кровь выпила. Росомаха рыжая! Поставишь капкашки, а проверять придешь через неделю: работа да работа. В выходной летишь к ним как на крыльях, так и трясет от нетерпения. Как там? Что там? Ломишься через ивняк, словно трактор. Спускаешься на лед, где на норку капкашек стоит, и твои волосы дыбом. Паразитка! Что ты снова натворила? Ты сожрала почти всю норку! Она же невкусная. Кругом вон сколько зайцев, а ты! Ну ладно. Кто из нас будет с носом, милая лиса Алиса, мы еще посмотрим.


Собрал я все капканы-однерки, штук шесть. Развел костерок, бросил в огонь зеленой хвои. Стали они, как лакированные, и ничем не пахнут. Словно на похоронах, обложил я трупик норки капканами, присыпал их снегом и пошел домой, горько вздыхая. Прошла неделя ожидания, и я снова на месте разбоя Алисы. Капканы замело снегом. Полынья замерзла. Добыча норки сошла на нет. Только лисьи следы напоминали о былом и о том, кто остался с носом. Распаковал я банку с вонючкой, разгреб остатки норки, и облил их тухлятиной. Может, ты на этот раз ничего не учуешь?


Вновь прошла неделя ожидания. Как и прежде, лисы в капканах не было. Выйдя в поля, я «отрывался» на других, ни в чем не повинных кумушках, но о той, что слопала норку, не забывал. Сперва я хотел подложить к норке голову зайца, кишочки — на свежатину каждый бежит. Однако подумал: а вдруг вновь залетит норка? Может и куница забежать. Надо что-то новое... И я придумал.


Проквасил несколько куриных яиц и этой смесью окропил тело норки. Вонь была несусветная, наверное, даже в деревне Андроново собаки чуяли этот запах.
И вот я медленно пробираюсь сквозь заросли ивы, стою на крутом берегу, заглядывая вниз. Кажется, есть. Много натоптано. Но где она? А она, Алиса, висит на ветках ивы, припорошенная пушистым снегом.


Если подсчитать, сколько лисы скушали в моих капканах куниц, то будет много за десять. Что арифметическое число! Тут годы промысла, километры путика. И порой неукротимая злость на этих кумушек. Подорванные к тому же нервы. Печальное возвращение домой. Бывало, поставишь капкан высоко, посмотришь, и подумаешь, что не достанет. Помнится, еще мой маленький друг Артемка в классе восьмом учился. И как у него свободное время — все со мной да со мной. Не прошло это даром. Натаскал я его на Кировский сельхозинститут. Вот уже лет пять в охотоведах. А тогда добрели мы с ним до очередного капкана. Глядим, а капкан на тросике болтается. Стали думу думать. Может, сойка попалась, а куница ее слопала? Но тут мой Артемий ногой снег разгреб и показал: «Смотри, дядь Вить, кажется, хвост куничий?» Я наклонился: точно, он! Но как она могла, паразитка, ее достать? Оказывается, очень просто.


Капкан стоял на куньем переходе, на иве. Недаром она зовется плакучей: склонила она свои веточки, на них снежок насыпался. По этой крыше лиса и залезла. И пошли мы горем убитые...


Не буду я больше рассказывать про лисьи проделки, а расскажу лучше, что было в том году, две тысячи десятом. Набравшись горького опыта, стал я куньи капканы ставить как можно выше. Даже залазил метра на четыре. Правда, очень неудобно проверять и оснащать такие капканы. Ладно, если близко, у дома. Ну, а за двадцать километров по елкам не полазишь: время — золото. Поставил, значит, капкан-однерку на высоту, чтобы с ним работать не снимая. Около двух метров. Стою любуюсь. Тут место фартовое, тут я куниц почти всегда снимаю. В этот год уже двух изловил. Лиса вертится, но как под виноградной лозой: близко, и не достанешь. В том году еще издали заметил, что куница светлая и очень большая висит. Батюшки! Так это Алису угораздило в капкан угодить. Прыгнула, а он ее хап. Так и повисла, бедная! Но, что странно, не дергалась, не билась. Капкан привязываю на мягкую проволочку, чтоб попавшаяся куница ее раскрутила и повисла на цепочке. Однако лиса, не открутив ни одной проволочки, застыла на месте. Почему?..

Виктор Проявин 14 февраля 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Сергей Чухлебов офлайн
    #1  14 февраля 2014 в 11:50

    Попробуйте лисий - под куний.

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑