Аудад Атласских гор

Пожалуй, ни одно дикое животное не вызывает столько научных споров, сколько берберийский баран. К кому он ближе: к баранам или козлам? Есть и такие зоологи, которые относят его к самостоятельному роду Аmmotragus (от греческого «песчаный козел»).

Фото автора.

Фото автора.

В обиходе его названия — гривистый баран, берберийский баран, африканский тур, а также аудад (из берберского языка).

Ареал его распространения — вся северная Африка, от Марокко до Чада и Судана.

От скалистых Атласских гор до засушливых Нубийских пустынь этот красновато-коричневый бородач прекрасно себя чувствует.

Собственно, от гривы или, вернее, от бороды, растущей на горле и образующей красивый подвес, и происходит название этого животного — гривистый баран. Кстати, у самцов волосяной подвес выражен лучше, чем у самок.

После того как после десятилетнего перерыва нам удалось вновь открыть охоту в Судане, у меня было несколько поездок в эту страну за нубийским козерогом, эритрейской газелью и аудадом.

Но десятилетняя война сказалась на численности диких животных, поэтому я не оставлял надежды организовать охоту на гривистого барана там, где его численность выше.

Когда мой давний партнер Рено весной 2021 года проинформировал меня о возможности охоты на него в Марокко, меня охватил зуд первооткрывателя. В течение десяти лет мы не оставляли надежд открыть страну для иностранных трофейных охотников, и наконец наши усилия воплотились в жизнь.

Для охоты на аудада в горах Атлас правительство страны выделило 10 лицензий. На один сезон! К добыче разрешались бараны старше семи лет. Еще одним серьезным успехом Рене и его компании стало разрешение на ввоз в страну оружия, принадлежащего охотникам.

Хотя я отправил информацию о новых возможностях лишь нескольким своим клиентам, слухи о новом месте охоты на гривистого барана разлетелись по миру, и вскоре все лицензии были выкуплены

Сезон охоты на аудада начинался в середине сентября и заканчивался в конце марта. Первый охотник прибыл уже во второй половине сентября. К сожалению, стояла очень жаркая погода, и животные обитали высоко в горах.

Уместно заметить, что Атласские горы — это огромная горная страна протяженностью более 2000 километров, отделяющая пустыню Сахару от Атлантического океана и Средиземного моря.

В составе этой горной системы различают несколько отдельных хребтов, внутренних плато и равнин. Наивысшая точка системы — гора Тубкаль высотой 4167 метров. Горы характеризуются очень сложным рельефом и переменным климатом.

 

Фото автора.

Наша охотничья территория площадью более 100 000 га располагалась в пределах хребта Высокий Атлас на высоте 2100 метров над уровнем моря. Горы покрыты густой растительностью, что защищает диких животных от человека и непогоды.

Лишь снег заставляет диких зверей спускаться ниже, где они могут найти траву, лишайники и листья кустарников в пищу, но снега сейчас нет — сентябрь…

Первые клиенты с добытыми трофеями вернулись из страны только в ноябре. А c первого декабря подоспело закрытие границ страны королем Марокко Мохаммедом VI из-за новой волны ковида, и, наконец, только после 7 февраля мы смогли вернуться к охоте.

Закрывающие сезон клиенты попросили меня лично их сопровождать. Отказать старым друзьям — Беле Хидвеги и Владиславу Резнику — я не мог: для них охота на гривистого барана в Атласских горах, в естественной среде обитания — давняя мечта...

В назначенный день испанской Iberia я прибыл через Мадрид в Маракеш. Полет оказался совсем неутомительным и приятным. В порту меня встретил Рашед. Он помог быстро пройти все формальности, связанные с ввозом оружия, и уже через сорок минут я обнимал друга и партнера Рено, у которого немного южнее столицы был свой дом.

Всего в пятистах метрах от него находился первоклассный отель, где должны были разместиться наши гости. Отель стоял на берегу водохранилища, и с балкона номеров открывался великолепный вид на Атласские горы.

 

Старый самец с роскошным подвесом — желанный трофей каждого горного охотника. Фото автора.

Мы обсудили с Рено небольшие изменения в программе, связанные с опозданием наших гостей. Владиславу, который планировал лететь турецкими авиалиниями, пришлось перебронировать билет на авиакомпанию Qatar airways, так как Стамбул был закрыт из-за сильных снегопадов. В результате он прибывал в Маракеш на сутки позже.

Белла же должен был прибыть Fir France вовремя. Итак, мы составили новый план. Владислав первые два дня должен был охотиться на берберийского кабана в окружающих Касабланку апельсиновых плантациях, а Бела должен был первым начать охоту на аудада.

Следующее утро показало нам, что не зря погоду в районе гор Атласа считают переменчивой. Вместо приятных и солнечных +20° всего +4° и ветер, дождь. А ведь нам предстояло в течение двух часов забраться на автомобилях в горы, а там, на перевале, до 15 см снега.

Несмотря на залитые водой стекла, мы смогли рассмотреть разнообразие ландшафтов, через которые проезжали. Бежизненные песчаные холмы сменялись долинами, покрытыми плантациями цитрусовых, скалистые участки и километровые оползни чередовались со склонами, поросшими кедрами, соснами и дубами, а за ними следовали оливковые рощи.

Пейзаж разбавлялся деревнями берберов, производящими унылое впечатление: скопление бедных, слепленных из глины одноцветных хижин. Зато их обитатели в традиционной одежде, в длинных и свободных накидках или халатах с капюшоном, смотрелись потрясающе.

Одежда берберов хорошо защищает т от жары и холода. И если каждодневный наряд весьма скромен, то праздничный радует глаз яркими красками, а женские платья так богато украшены, что выглядят настоящими произведениями высокой моды.

 

Еще секунда — и грянет выстрел. Фото автора.

Чем выше мы забирались в горы, тем меньше ощущали себя в Африке. Дождь сменился снегом, и создалось впечатление, что мы в горах где-то в Австрии или Швейцарии. На перевале расположились маленький ресторанчик и отель.

Охотиться в горах при устойчивом минусе, да в снегопад — не самое умное дело, поэтому мы предпочли переждать непогоду у камина в зале ресторана. На обед нам подали таджин — вкуснейшее рагу из мяса и овощей. Это национальное блюдо готовят в глиняных островерхих горшках и долго-долго тушат на небольшом огне.

Завершил обед традиционный черный чай с мятой, а на десерт Бела нам рассказал несколько увлекательных историй о своих охотах. Мы почти забыли, что находимся в Марокко и прилетели сюда на охоту, так уютно и хорошо было в теплой гостиной крошечного ресторана.

Однако об истинной цели приезда нам напомнили пришедшие местные гиды, нанятые государственной службой леса. Они сообщил, что снегопад почти прекратился, видимость в горах стала лучше, а горы ниже перевала вообще открыты, и мы можем приступить к охоте.

Как и многие животные, аудады начинают наиболее активно перемещаться во второй половине дня, ближе к вечеру. Они покидают лежки, где отдыхали, и начинают пастись. Мы провели время до самой темноты в попытках обнаружить трофейных самцов на горных склонах, но, кроме нескольких самок и молодого рогача, нам никого не удалось обнаружить в бинокли.

Уже в темноте мы возвратились на перевал, где разместились ранее. После ужина и нескончаемых историй из охотничьей жизни Белы и Рено нам удалось поспать несколько часов.

Утро встретило нас снегопадом, за ночь подсыпало не менее 15 сантиметров снега. Горы закрылись туманом, и нам оставалось только ждать перемены погоды. Как и днем ранее, снег прекратился к обеду, туман рассеялся, и это позволило нам выбраться на охоту.

 

За пару дней до снегопада егеря наблюдали несколько достойных рогачей на обратном склоне одной горы, и хотя на грунте было много снега, Бела решил попробовать взойти на нее. Первые сто метров подъема мы преодолели верхом на ослах, но дальше пошли пешком и только к пяти часам вечера добрались до места, где наши скауты видели баранов двумя днями раньше.

Мы начали сканировать горы и вершины в бинокли и прицелы, надеясь обнаружить животных. Безрезультатно. Но когда мы уже готовы были спускаться, на противоположном склоне, отделенном от нас глубоким ущельем, вдруг появились сначала два барана, затем еще два, и вот уже 12 рогачей, медленно перемещаясь, паслись на наших глазах. До них было 400 метров.

Два барана заметно выделялись из всей группы и размером рогов, и длиной подвесов. Нам нужно было успеть спуститься к машине до темноты, поэтому об охоте не могло быть и речи. Но вид трофейных животных и хороший прогноз на завтра вселяли надежду на успех.

Не задерживаясь у камина, сразу после ужина мы отправились отдыхать, так как с утра нам предстояло восхождение в горы. Мы хотели быть на месте пораньше, чтобы иметь достаточно светлого времени для охоты.

Итак, в десять утра мы были там, где вчера наблюдали животных. А дальше все происходило очень быстро. Не прошло и получаса, как на склоне среди дубов и кедров появились рогачи. Пользуясь деревьями как укрытием, мы сократили дистанцию до них.

А дальше открытый склон; если мы попытаемся спуститься ниже, животные сразу нас заметят. До них оставалось 250 метров — хорошая дистанция для Белы. У него мой Steyr Taktical в трехсотом калибре, надежный упор и, что важно, баран, стоящий в идеальном положении.

 

Уютный семейный ресторан — отличное место, чтобы переждать непогоду. Фото автора.

Прошло несколько секунд, прозвучал выстрел, и аудад, сраженный пулей, упал наземь. Мы подождали несколько минут и, поздравив охотника, направились к добытому трофею. Бела вне себя от счастья и никак не может успокоиться.

Да и мы очень рады за него, и даже начавшийся снегопад не может испортить нашего праздничного настроения. Сделав несколько фотографий, мы начали спуск к автомашине. Снег усилился. Здоровье и безопасность гостя на первом месте, поэтому нужно поторопиться…

Нас встретил Владислав со своими русскими приятелями Евгением и Александром. Нам было что рассказать друг другу, поэтому спать мы отправились далеко за полночь.

Утром Александр и Бела уезжали вниз, в Маракеш, где собирались охотиться на кабана, а мы оставались в гостинице в ожидании охоты на аудада. Погода разительно отличалась от того, что нам пришлось пережить в предыдущие дни. Безоблачное небо, яркое солнце. Легкий ветер приятно охлаждает лица.

Мы с нетерпением ждем выезда в горы. К этому времени подоспела информация от скаутов Рено, которых он еще затемно отправил на разведку. Обнаружена группа из семи животных. Мы немедленно выехали, и вскоре егерь, посланный нам навстречу, объяснил Рено, где они обнаружили животных.

Через полчаса хода по заснеженной лесной тропинке мы вышли на маленький уступ, с которого увидели отдыхающих баранов.

Группа расположилась на противоположном склоне ущелья примерно в 600 метрах от нас по диагонали и метров на 150 выше по вертикали. Рено сказал, что нам нужно перейти на противоположный склон и подняться хотя бы до уровня баранов.

Задача показалась несложной: вокруг достаточно растительности, чтобы безопасно подойти к животным на выстрел. Примерно через час мы вышли на их уровень. Часть рогачей нежилась на солнце, часть лениво кормилась, объедая листья кустарников. Мы набрали еще несколько десятков метров высоты и продолжили подходить к баранам уже вдоль склона по горизонтали.

 

С перевала открывается потрясающая панорама Атласских гор. Фото автора.

Пользуясь кустарником и деревьями, мы приблизились к ним на расстояние 150 метров и быстро определили самого большого самца. Он стоял на осколке скалы отдельно и чуть выше от остальной группы, как король, обозревающий свои владения.

Владислав держал его в перекрестии прицела и терпеливо ждал, но парень, похоже, очень хотел, чтобы его слуги насладились царственным видом своего повелителя, и не двигался. Но когда он, наконец, повернулся к нам боком, Владислав не упустил своего шанса. Прозвучал выстрел, баран сделал прыжок вниз по склону и, падая, зарылся в снег.

Мы молча наблюдали за добытым животным, интуитивно чувствуя значимость момента, а слезы на глазах Владислава говорили, как дорога ему эта минута. Первым нарушил молчание Исбар — кобель фокстерьера, сопровождавший нас с самого начала поездки.

Громким лаем он заявил, что настало время пойти и посмотреть на его, Исбара, барана. Естественно, никто не возражал, и мы дружно направились к добытому зверю. Дальнейший порядок известен всем: несколько фотографий с бараном на память, измерение трофея, съем шкуры и возвращение домой.

Как и любая другая горная охота охота в Высоких Атласских горах — это приобретение нового опыта, проявление разнообразных чувств, прикосновение к культуре другого народа, приобщение к красоте гор.

Охота на аудада, как любая горная охота, требует хорошей физической подготовки и терпения, и когда она закончена и вы готовы лететь домой с вожделенным трофеем, вы понимаете, что ее будущее зависит от того, насколько бережно мы распорядимся данным нам богатством.

Эрих Мюллер 2 июля 2022 в 13:00







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований





наверх ↑