В стране Лос-Льянос

В конце осени 2014 года друзья, специалисты по Южной Америке, пригласили меня поснимать природу Венесуэлы. И вот я уже в миниатюрном самолетике, взявшем курс из аэропорта Каракас на Лос-Рокес — архипелаг в Карибском море. Если посмотреть на этот архипелаг, состоящий из 350 островков, сверху, то он напомнит рассыпавшееся ожерелье или Змея Горыныча, готовящегося заглотнуть стайку птичек…

Розовые фламинго зачастую становятся жертвами венесуэльских бедняков, которые ловят для еды или на продажу этих редких птиц сетями и крюками, прикрепленными к воздушным змеям.

Розовые фламинго зачастую становятся жертвами венесуэльских бедняков, которые ловят для еды или на продажу этих редких птиц сетями и крюками, прикрепленными к воздушным змеям.

Под крылом самолета открывается чудная картина: суша зеленая, полоса песка вокруг желтая, озера внутри островов фиолетовые, лагуны бирюзовые, а море, обрамляющее все это, ярко-синее. Особенно меня радует крохотная лодочка, оставляющая за собой пенный след и упрямо стремящаяся куда-то к дальним островкам. Значит, и мы до них доберемся.

РАЙ НА ЗЕМЛЕ
Наконец мы видим скалистый остров и взлетно-посадочную полосу. Это Гран-Роке. Проходим контроль в «аэропорту» (два фанерных ларька), где нас просто записывают в толстый талмуд и берут с каждого по 250 боливаров — видимо, за пребывание на «святой земле»: весь архипелаг — это огромный Национальный парк.


Экипируюсь в маленькой гостинице и вскоре уже шагаю по улочкам, постигая здешнюю «жисть». Каждый местный домишко — маленькое произведение искусства. Все двери открыты настежь. Перед входом маленький патио, обрамленный тропическими цветами и деревьями, или просто палисадничек, где за зеленым пологом по вечерам собираются жители.

 

КАЙМАНОВО БРАТСТВО. Кайманы из семейства аллигаторов представлены тремя основными видами: крокодиловый, парагвайский и широкомордый. Костистые выросты на голове крокодилового каймана напоминают очки, отсюда и его название — очковый. В длину эти животные достигают 2,4–3 м. Главная угроза для хищника — разрушение среды его обитания. Яйца нередко съедают ящерицы. Браконьеры отлавливают кайманов на продажу для содержания в неволе (кожа этой рептилии, в отличие от остальных видов, не годится для дубления). Несмотря на охоту местных жителей, популяция крокодилового каймана находится вне опасности. ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА


В городке всего четыре улицы и десяток переулков, но куча ресторанов, магазинов, детский садик, школа, больница, дайв-клуб, своя власть и полиция, а еще церковь, открытая весь день, и своя маленькая военная база. Почти в каждом доме имеется катер или лодка. «Богатенькому Буратино», желающему порыбачить или сплавать на далекие острова, достаточно лишь принести канистру с бензином, и он уже в открытом море.


Островитяне, конечно же, не работают, живут за счет туристов и разленились чрезвычайно. Фонари на улицах горят круглые сутки, а рестораны могут быть закрыты весь день. Прокатить туриста на далекие острова стоит аж 100 USD, но я, например, сумел попасть туда только со второго раза, ведь в семь утра такой сладкий сон! Из-за малоподвижного образа жизни и обжорства местные жители весьма упитанны. И их можно понять: еда здесь царская. Весь день аборигены проводят в холодке с баночкой пива, в гамаке или на завалинке с соседом. Женщины заняты детками, которых все любят чрезвычайно. Мужчины ходят в море рыбачить или отправляются с туристами на острова. Когда наступает вечер, посреди улицы выставляются стулья, включается веселая музыка, и народ отдыхает от трудов праведных.
Вот такая здесь жизнь — праздная, ленивая и красивая. Недаром свой остров жители называют «наш парадайз».

ПРИСТАНИЩЕ ДЛЯ ФЛАМИНГО
Вся низменная часть Гран-Роке представляет собой тропический остров с лагуной и болотцами посередине. Берега водоемов густо заросли манграми и деревьями, но можно найти чудесные пляжики. Живности здесь мало. На взморье хозяйничают пеликаны, олуши и фрегаты, на дальних островах — фламинго, в заливах — цапли, ходулочники и мелкие кулички. Встретились мне два вида голубей, нектарницы, какие-то незнакомые желтенькие и серенькие птички, сорокопут, колибри. Из рептилий в море обитают морские черепахи, а по суше шныряют черные ящерицы.


Все островки архипелага — маленькие песчаные косы, окруженные рифами. С течением времени штормы навалили на берега кучи камней и отмерших кораллов, появилась настоящая почва, и начала развиваться жизнь. Острова когда-то были активно заселены птицей и рептилиями, но сегодня, чтобы увидеть что-то живое, нужно плыть все дальше и дальше.


Одна из проблем здесь — собаки. Они гоняют пеликанов и цапель, разоряют птичьи гнезда, ловят ящериц. Иногда праздные компании, отправляясь на дальние острова, берут с собой любимых песиков, и те с восторгом гоняются там за гнездящейся птицей и душат птенцов.


Вообще перспектива островов неоптимистична. С Гран-Роке по всему архипелагу растекается зараза под названием «цивилизация». Население растет, птица вытесняется. Тех же фламинго сегодня беспокоят по нескольку раз в день. Недалек день, когда они улетят прочь в попытках найти себе более укромное пристанище.

ЭЛЬ-СЕДРАЛЬ
Ранним утром мы вылетаем из Каракаса в Баркисимето, и через полчаса нас уже везут на джипе по живописной зеленой равнине с огромными столетними сейбами и фикусами. Справа высятся голубые вершины Анд. Море простора, свежего воздуха и птичьих трелей. Это и есть Льянос — страна саванн и лихих гаучо с их нескончаемыми стадами скота и лошадей. Едем почти восемь часов. Местность становится все более болотистой, Вскоре открываются огромные ворота с надписью «Эль-Седраль», и мы оказываемся в сказке. Прямо посередине грунтовой оранжевой дороги играют огромные зеленые игуаны. Вокруг до самого горизонта раскинулись болота, усеянные белоснежными птицами — цаплями, аистами, ибисами. Но встречаются и островки черного, красного цвета — с бакланами и алыми ибисами. А вдоль дороги и в воде пасутся стада капибар —грызунов величиной с барана. Капибары держатся большими гаремами с выводками смешных тупорылых детенышей.


Кто-то из пернатых отдыхает, кто-то пасется в траве или замирает над окошком чистой воды, карауля рыбку, а кто-то охотится на насекомых, живущих на капибарах. Вот орел, важно расхаживающий по спине грызуна, вдруг вцепляется в него и, вытянув какое-то огромное насекомое, тут же его съедает. Капибара даже не обратила на это внимания. Рядом с водой зелеными бревнами валяются зубастые кайманы, а между ними неторопливо ползают огромные черепахи.

 

ВЕНЕСУЭЛЬСКИЙ ДУШИТЕЛЬ. Анаконды, обитающие в водах Южной Америки, хорошие охотники. В борьбе за существование маневренная змея одолеет даже такого сильного хищника, как кайман. В отличие от других сородичей кайманы имеют костный брюшной панцирь. Однако это не смущает анаконду, способную молниеносно броситься на противника и обвить его тело и череп. В результате кайман не может воспользоваться клыками, и змея душит жертву. Сама анаконда часто становится добычей аборигенов. Сладковатое мясо этой змеи ценится у индейских племен. Кожа идет на поделки. ФОТО WIKIMEDIA.ORG

Едем по бесконечной пампе и уже издали видим зеленый остров — высоченные старые деревья, а под ними беленькие аккуратные домики. Здесь мы будем жить пять дней.


Эль-Седраль представляет собой огромное хозяйство, включающее заповедную часть и аграрную. В аграрной ранчеро выращивают овощи, разводят стада зебувидных коров и водяных буйволов, а по утрам веселые гаучо пригоняют из пампасов на водопой табуны лошадей. Когда-то Эль-Седраль было частным предприятием, но теперь ранчо государственное. Дела идут хорошо. И главная приманка для туристов со всего света — это, конечно же, богатейший животный мир. Дикие звери и птицы ранчо чувствуют себя здесь хозяевами. В центральной усадьбе пасутся капибары, ибисы, дикие оринокские гуси и шикарные игуаны — мини-динозавры. Иногда сюда заходят пампасные олени. А птицы везде устраивают свои гнезда. По утрам обитателей Седраля будит рев зюжноамериканских обезьян ревунов. Желая подкрепиться, обезьяна лазает по кронам, выискивая нежные почки и цветы. Вот один ревун осмысленно смотрит на меня, будто хочет что-то сказать, но передумывает и показывает мне язык…


Дикую жизнь пампы или болот можно наблюдать часами. Самые большие аисты мира — ябиру важно ходят вдоль воды, делают неуловимое движение — и в клюве трепыхается огромная пиранья. Рядом отдыхают крокодилы. Среди водяных растений шуршит целая стая алых ибисов, напоминающих экзотические цветы. На дороге орлы кара-кара делят добычу — только пух и перья летят. Победитель вырывается из этой кучи-малы и уносит свой трофей прочь.

ЗМЕИНОЕ ЦАРСТВО
Идем по болоту, рассекая теплую воду голыми ногами. Конечно, вокруг полно злобных пираний, но у нас великая цель — найти анаконду. Эти гиганты змеиного мира прячутся в островках гиацинтов. Снаружи их и не видно. Мы шевелим растения, и вскоре видим муаровый чешуйчатый бок анаконды. Хватаем ее за хвост и пытаемся вытянуть на солнышко. Но не тут-то было! Змея плотно обвивается вокруг растений. После долгих усилий мы все же вытаскиваем ее наружу. Показывается голова, змея делает резкие выпады, и нам приходится уворачиваться. Еще одно усилие — и голова анаконды у меня в руках. Змея пахучая, влажная и на ощупь резиновая. Мощные мышцы так и ходят под разрисованной кожей. Три человека держат ее длинное тело, а она мотает их из стороны в сторону, как детей.


Мы рассматриваем это уникальное создание природы. Окраска — серовато-зеленая. Вдоль всего тела идут два ряда больших бурых пятен округлой формы, по бокам — ряд желтых пятен меньшего размера, окруженных черными кольцами. Это помогает змее скрыться в воде, покрытой бурыми листьями и пучками водорослей. Зеленые глаза смотрят на меня с такой яростью, что сомнений нет: если ее неловко отпустить, она тут же кинется в атаку. Сфотографировавшись с анакондой, мы кидаем ее в воду. И она тут же исчезает, будто ее и не было.


Уже под вечер идем на охоту за муравьедами. Эти создания активны ночью, днем они отсыпаются. Вот по зеленой равнине к воде шествует большой муравьед. У него узкая шелковая мордочка, жесткая шерсть и огромный, как опахало, хвост. Он беспрестанно обнюхивает почву, зарывается носом в траву и что-то там ищет. Прекратив поиски, животное удивленно смотрит на меня маленькими глазками, затем поворачивается и быстро убегает. Утром, с восходом, я охочусь с оптикой на местную фауну. После завтрака мы путешествуем на машине по саваннам или на лодках по болотам и каналам, а поздним вечером отправляемся в поля и леса с огромным фонарем охотиться на ночных обитателей. Прожектор выхватывает в темноте пыльную красную дорогу, придорожные кусты, деревья... Видим стайку енотов. Из придорожных кустов на дорогу выкатывается нечто круглое. Опоссум! Не тушуясь, он с достоинством удаляется. Появляются саванновые лисицы. Свет им скоро надоедает, и они убегают прочь.

 

Водохранилище Гури, самое большое рукотворное озеро в мире, подходит для рыбалки на переливчатого павлиньего окуня павона, а также на хищную рыбу пайару — дальнюю родственницу пираньи. Этот вид сохранился еще с доисторических времен в Амазонке и дельте Ориноко. ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПЕТРА ЗВЕРЕВА


Приходит утро. Иду на завтрак под нескончаемые птичьи трели, вдыхая ароматы леса. Все время кто-то попадается на пути: то птички, то игуаны, то капибары. Слышу резкие крики и вижу, как на дерево планируют несколько красных ара. Эти огромные птицы летают, как метеоры. Бегу с ними знакомиться, но по дороге вижу еще с десяток разных живностей, о которых только когда-то читал. Да, здесь некогда ни есть, ни спать. Здесь столько всего интересного, что не хватит жизни, чтобы все рассмотреть и осмыслить.

Василий Климов 28 апреля 2015 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑