Чужая гончая

Случилось это в одно из воскресений, когда я возвращался с охоты. Я плохо себя чувствовал и, не раздеваясь, не чистя ружье, прилег на диван на террасе своего деревянного дома.

Фото Сергея Гуляева

Фото Сергея Гуляева

 Во дворе раздался лай моего гончака, русской пегой Грома. Выглянув в окно, я увидел знакомого охотника, врача нашей районной больницы Ивана Сергеевича. Не успели мы разжечь самовар и попить чаю, как на дворе появился еще гость, который подошел к вольере и стал ругать собаку, которая ласкалась и радовалась его приходу.

Я пригласил его в дом и предложил сесть и выпить с нами чаю. Но незнакомец, не обращая внимания на мое дружеское приглашение к самовару, начал ругаться и обзывать меня всякими нелестными словами и под конец своей брани еще назвал меня ворюгой, что я не охотник и украл его гонца.
Мы с соседом только хлопали глазами, глядя на незваного гостя и сквернослова, и не могли вымолвить ни слова. Видя, что с незнакомцем поговорить не удается, я встал и достал из комода штук десять-двенадцать объявлений о найденной собаке с моим адресом и протянул хозяину гонца, говоря, что таких объявлений я развесил штук 30-40, но никто не откликнулся.


Прочитав объявления, владелец собаки сказал — ладно, оставляй себе, и, не попрощавшись, ушел, добавив, что пойдет к сестре на соседнюю улицу.
Мы сидели и думали, какие же бывают люди… Нет бы прийти, поговорить, расспросить, где я охотился, не видел ли потерянного гонца, какого окраса и т.д. Оказывается, он жил в соседней деревне и тоже держал гончих.


Попив чаю из самовара и поговорив об охоте, моем житье-бытье и здоровье, Иван Сергеевич сказал: «Ты бы, Егорыч, отдал гонца, ведь тебе осталось два месяца!.. Я пришел к тебе потому, что случайно зашел к твоему лечащему врачу и узнал эту страшную новость о тебе!»


Я, как бывший фронтовик и дважды раненный, предчувствующий свой конец, не подал виду и, проводив врача, из-под стола достал охотничий рюкзак, где лежал охотничий рог, пошел к вольере, где лежал Гром. Надев ошейник с поводком, я побрел на соседнюю улицу, где жила сестра непрошеного гостя. Увидев меня, тот все понял и сказал: «Ладно, оставляй, он мне не нужен!» Я опешил от таких слов, помня, как он ругался и возмущался на меня из-за своего гонца, и сказал, что собака мне теперь тоже не нужна, мне осталось два месяца жизни...


А он ответил, что ему такая собака не нужна, раз один раз потерялась, потеряется и еще раз. Хотя, раз такое твое дело, оставь, я ее кому-нибудь отдам. Нет, решил я, лучше еще похожу с ним до последнего, попрощаюсь с лесом, с охотой или отдам своему фронтовому товарищу, у которого прошлой осенью, перед самыми ноябрьскими праздниками, волки сняли с гона русскую выжловку пяти осеней.


Пролежав дома целую неделю и придя в себя, я решил осуществить принятое решение и ранним утром, перед самым рассветом, пошел в лес, который был от дома в двух километрах, от моего жилья, где прошли мои молодые годы.


Осень стояла, можно сказать, золотая. Я подумал, что лес для человека, тем более охотника, это рай, где чувствуешь себя помолодевшим, добрым и желающим всем лишь одного — хорошего здоровья, счастья и успешных охот. Гончак, мелькнувший невдалеке, вывел меня из моих воспоминаний об ушедших годах и вдруг завопил по зрячему, погнав косого в болотце, в котором в прошлый раз мы с ним гоняли лису.


Выбрав удобную позицию и зарядив ружье, я стал наслаждаться музыкой гона, шедшего ко мне по тропинке, натоптанной ягодниками, бравшими здесь клюкву. Беляк выскочил, как всегда, неожиданно, в 50-60 метрах от меня, и понесся прямо ко мне. Подпустив косого на нужную дистанцию, я выстрелил и увидел, как он перекувырнулся через голову и лег прямо на тропинке! А через несколько минут и собачка подкатила ко мне, облизав зайчика и проглотив пазанок за хорошую работу. Мы сели на тропинке и стали отдыхать, радуясь трофею, хорошей погоде, жизни, и мечтать о будущих охотах.


На обратном пути я почувствовал себя совсем плохо и решил, не заходя домой, так как до него было дальше, чем до поселка, в котором жил мой фронтовой товарищ, зайти к нему. Я уже договарился, что выжлеца отдаю, тем более что он был без собаки, которую прошлой осенью волки сняли прямо с гона.


Придя к Ивану Ивановичу, присел прямо на крыльце дома... Домой заходить уже не было сил. Я передал ему охотничий рог, к которому собачка уже привыкла, патронташ и Громушку. Я попросил его отвезти меня домой, так как у него была своя лошадь. Вот так и окончилась моя охотничья жизнь, которой я посвятил ни много ни мало 66 лет.

Виктор Федотов 27 декабря 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 2
    Константин Краёв офлайн
    #1  27 декабря 2013 в 20:55

    Рассказ отличный это поймет только тот у кого годы подходят к герою рассказа

    Ответить
  • -2
    Юрий Александров офлайн
    #2  27 декабря 2013 в 21:23

    Редчайший стрелок и охотник граф де Грей (1852-1923) по прозвищу лорд Рипон, сбивший за полвека 556813 птиц (запомните это число!), был принципиальным противником усовершенствования в двустволках центрального боя. Он заказывал у Пёрде исключительно курковки, правда, с единственной оговоркой - ружья должны были иметь эжекторы. В тот последний день своей жизни, 22 сентября 1923 г., граф вначале застрелил 165 граусов (шотландские куропатки), а затем на прогулке сбил ещё 51 птицу, после чего замертво упал на траву.

    Ответить
  • 1
    Борис Соколов офлайн
    #3  27 декабря 2013 в 22:17
    Константин Краёв
    Рассказ отличный это поймет только тот у кого годы подходят к герою рассказа

    Верно, Кость. Но хочется думать, что всем и во всяком возрасте будет понятно, что в данном случае из-под пера настоящего мужчины и истинного охотника вышел хотя и короткий, очень сдержанный рассказ, но в нём скрыта бездна мудрости, мужества и трогательности.

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑