Памяти друга и учителя

Как-то вечером после трудового дня я взял свой охотничий фотоальбом, открыл первый лист и долго смотрел, вспоминая, достаточно далекие восьмидесятые.

Фото автора

Фото автора

На фотографии мы с Иваном Ивановичем Жулисом и его знаменитым чемпионом — русским гончим Караем. Не буду рассказывать, а вот про его владельца хотелось бы.
Отслужив срочную, осенью 1980 года я возвратился в Ленинград и продолжил заниматься лыжными гонками. Февральский день в Токсово — под Ленинградом. Примерно на 12-м километре меня обошел могучий гонщик, под два метра ростом, с филигранной техникой хода. В общем, я держался за ним как мог, жадно запоминая ту неуловимо пластичную работу могучего лыжника.
Так в сезоне 81–82 годов мы вместе несколько раз участвовали в гонках.


Закончилась зима, подошла Ленинградская областная выставка. Я при гончих брата Алексея с десятилетнего возраста, потому ни одной выставки не пропускал.
Стадион, ринги, зрители, участники, и вдруг я вижу чуть в стороне знакомую по гонкам спину, а в руках вместо палок две русские гончие — осенистая Найда и молодой Карай.
Я подошел, поздоровался, а когда вспомнили зиму, гонки, тут уж и вовсе сердце застучало как на верше отработанного подъема. Так началась наша дружба с Иван Иванычем.
Он пригласил меня съездить с ним в нагонку, послушать Карая.


На следующий день я уже ехал на последней электричке в Семрино, чтобы успеть к утреннему напуску.


Там, в Семрино, я и услышал настоящую «девятку», когда тебя накрывает словно огромным колоколом, и ты находишься в некоторой растерянности, теряясь в определении источника этого гула. До сих пор считаю себя счастливым гончатником, которому довелось такое услышать и пережить.


Иван Иваныч родился в 1938 году 10 января. Разница в возрасте была существенной, и потому он старался передать свой опыт молодым, говоря при этом: «Щенков нужно давать вот таким молодым и быстрым, а мы, если что, поможем». Вот так я врастал со всеми «потрохами» в русских гончих.


Иван Иваныч был мастером спорта СССР, дружил с Евгением Беляевым, долгое время работал тренером лыжной команды одного из крупных заводов.
В годы существования Семрино, как специального хозяйства круглогодичной нагонки, была возможность постоянной подготовки и выявления полевых достоинств многих, впоследствии известных племенных производителей, давших по России немало высококлассных потомков.


Бывало, всю ночь льет дождь и на утро не перестает, но мы с Иваном Ивановичем, коли договорились, значит, едем.
Зайцев в угодьях было много, и ходили они, в основном, на «слуху»; ну а мы найдем ель поразлапистей, разведем под ней костерок и слушаем завораживающий гул гона. Вот так я и зачастил в Семрино.
В дальнейшем простое увлечение перешло, по совету Иван Иваныча, в другую плоскость — я начал стажироваться как в поле, так и в ринге.
Прошло лето, с его выездами в нагонку и страстным желанием поскорее поехать с Караем на охоту. Открылась охота с гончими, но выехать с Иван Иванычем мне удалось только месяц спустя. Мобильной связи в те годы не было, только телефон-автомат в будке. Через час ожидания звоню Иван Иванычу домой и узнаю, что его увезли на «скорой» в больницу. Диагноз — ревматоидный артрит, в лучшем случае — инвалидная коляска. Но это у врачей, но не у Ивана Ивановича…


Весь текущий сезон с Караем охотились друзья, хозяин же заново учился ходить. Страшная болезнь не отступала долгое время, но уже через год, преодолев все мучения, Иван потихоньку начал ходить.
И вот опять осень, мы вместе едем под Лугу. Остановились в доме у знакомого егеря, занесли вещи и очень толстый поролоновый матрац — ни на чем другом Иван спать не мог из-за сильных болей в суставах.
Два дня мы охотились с Караем, наслушались, постреляли. До сих пор в глазах стоит картина передвижения Ивана по лесным, раскисшим дорогам, когда каждое неосторожное движение отдается страшной болью во всем теле.


Отохотившись, мы поехали в Ленинград, и, как позже признался Иван Иваныч, за эти две ночи ему из-за болей уснуть так и не удалось.
Водить автомобиль в те годы я еще не умел, поэтому, открыв боковые окна машины, чтобы холодный воздух обдувал наши лица, мы пели как могли, лишь бы Иван Иваныч не задремал за рулем.
Бойцовский характер, любовь к охоте с гончими, и именно к Караю, помогли Ивану Ивановичу одолеть страшный недуг и впоследствии вырастить и поставить не одну гончую.
В январе 2008 года Иван Иванович в коллективе гончатников отметил свой 70-летний юбилей. Несмотря ни на что, активно занимался подледной рыбалкой, где тоже был большим мастером.
Там, на льду Ладоги, и произошло несчастье. 1 марта 2008 года Ивана Ивановича не стало...

Александр Чуркин 26 марта 2015 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Филипп Стогов офлайн
    #1  16 апреля 2015 в 20:17

    Да, печальная история, но хорошо, что есть люди, которые не забывают друзей..., спасибо, Александр! Как-то в сутолоке чуть не пропустил данную публикацию...

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑