Дукер - карлик Либерии

Очередное тихое ругательство слетает с губ моего товарища, когда сухая веточка ломается под его ногой, и то, на что не обратил бы внимания на другой охоте, сейчас может обернуться маленькой трагедией в густом тропическом лесу. Мы охотимся на дукера во влажных и душных лесах Либерии.

Фото автора.

Фото автора.

Слово Либерия немедленно воскрешает в голове заголовки газет из прошлого.

Кровавые алмазы, гражданская война, вирус Эбола…

Да уж, не самый желанный пункт назначения.

Но это как посмотреть.

Для любителей охоты Либерия — настоящая жемчужина, страна с живописной природой и множеством диких зверей.

По прибытии в аэропорт Монровии нас встречает гостеприимство и дружелюбие местных жителей.

По дороге в отель я вдыхаю запахи дыма и выхлопных газов, но это не умаляет моих приятных впечатлений от столицы.

И хотя я знаю, что жизнь в глубинке, как правило, разительно отличается от жизни в столице, это не разрушает моих радужных ожиданий от предстоящей охоты.

Проведя ночь в отеле, мы загружаем наш багаж в Nissan Patrol и выезжаем из Монровии в Белла Форест.

Эта зона тропического леса расположена в ста километрах к северо-востоку от Монровии, но нам требуется около пяти часов, чтобы добраться до лагеря, ведь асфальтированных дорог за пределами столицы просто не существует.

Поездка кажется невыносимо долгой и скучной, оживляемся мы, только когда машина проезжает через небольшие деревушки, построенные у дороги, и видим бегущих в пыли мальчишек, приветствующих то ли нас, то ли автомобиль.

Чем дальше мы удаляемся от Монровии, тем гуще становится лес. Впрочем, это не типичный тропический лес, а всего лишь ряды деревьев каучуковых плантаций слева и справа от дороги.

Во время обеденного перерыва у нас есть шанс как следует разглядеть каучуковые деревья, чтобы понять, из чего же получается сырье для шин наших автомобилей…

 

Перед выходом на охоту неплохо познакомиться с предоставленным тебе ружьем. Фото автора.

Наконец мы добираемся до нашего лагеря, находящегося в центре настоящего тропического леса. Просторные кирпичные круглые бунгало становятся нашими домами на ближайшие десять дней.

После размещения начальник лагеря, оказавшийся еще и нашим главным следопытом, кратко знакомит нас с распорядком дня, показывает карту охотничьей территории и выдает каждому по дробовику: ввоз собственного оружия в страну не разрешен.

Когда в конце знакомства он спрашивает, готовы ли мы к выходу на охоту, в ответ раздается дружное «Да-а-а!» До выхода остается час, и мы с удовольствием предаемся короткому отдыху.

У каждого из трех охотников свой проводник, поэтому мы покидаем лагерь в разных направлениях. Уже через минуту густой тропический лес смыкается за нашими спинами, как будто никто и никогда здесь не проходил.

Еще в лагере я отметил, что влажность воздуха по сравнению с тропическими лесами Конго или Камеруна, где я бывал ранее, намного ниже. Даже углубившись в джунгли, я не ощущаю гнетущей влажности.

Думаю, в сезон дождей здесь будет по-другому, но сейчас сухой сезон, листья, трава и небольшие ветки предательски трещат под ногами, выдавая нас обитателям джунглей, поэтому мы стараемся вести себя как можно тише.

Под ногой Вернера, одного из моих клиентов из Германии, ломается ветка, он спотыкается и с шумом падает на землю. Забавно наблюдать за выражением лица нашего следопыта Джона, который не знает, как реагировать на ворчание Вернера.

 

Лагерь утром в сердце дождевых лесов — в Либерии. Фото автора.

Он вопрошающе смотрит на меня, и я объясняю тихим голосом, что мой товарищ недоволен своей неуклюжестью, а не охотой. Джон понимающе улыбается. Мы продолжаем медленно идти по лесу.

Через несколько минут Джон показывает первого дукера — почти невидимого за растительностью малыша, который занят сражением с порослью папоротников. Ветер играет на нашей стороне, мы остаемся незамеченными.

С помощью лазерной указки Джон показывает Вернеру точное местоположение антилопы. Со своего места я не могу уверенно определить, какой подвид дукера перед нами, но Джон складывает пальцы буквой о, значит, это дукер Оджильби.

Вернер уже давно готов к выстрелу (сказывается многолетний опыт охот), и спустя долю секунды раздается выстрел. Какое чудесное начало охоты!

Еще не окончен первый день пребывания в лагере, который предназначен для ознакомления с территорией концессии, а у нас уже первый трофей. Вернер едва сдерживает радость и никак не решит, кого ему обнимать: нашего следопыта Джона или дукера.

Время торопит. До того как сумерки сменятся чернильной ночью, надо успеть сделать несколько фотографий охотника с трофеем. Джон укладывает антилопу в рюкзак, и мы возвращаемся в лагерь.

Только в тропиках можно по-настоящему оценить, как хороши налобные фонарики, отлично освещающие путь ночью .

 

Фото автора.

Два охотника из США уже в лагере. К сожалению, они не так счастливы, как мы, и им остается лишь стоически терпеть довольную физиономию Вернера. Охота в джунглях Либерии отличается от охоты в африканской саванне или буше, где охотники еще до рассвета выезжают на охоту.

Здесь, в сердце леса, другое время, и течет оно иначе. Сон без ограничения, завтрак с восьми до десяти утра, выход на охоту только после того, как скажешь своему следопыту, что готов.

Лагерь и тропы, звездой расходящиеся на многие мили вглубь леса, прорублены, расчищены и хорошо подготовлены до прибытия охотников.

Наш лагерь расположен на небольшом ручье. Вместе с Джоном мы выбираем следующий маршрут вдоль него. Весь день проходит в поиске. Снова и снова следопыт останавливается, чтобы исследовать густой подлесок.

Бинокль не входит в нашу экипировку, так как видимость часто не превышает и пяти метров.

К сожалению, за исключением нескольких свежих следов на берегу речушки мы ничего не видим. После короткого обеденного перерыва мы возвращаемся в лагерь. Наш коллега Джим из Нью-Джерси, оказавшийся удачливее остальных охотников, с гордостью показывает свой трофей пальмовой циветты.

Эта хитрая кошка отличается рисунком и размерами от своих сородичей в других странах Африки и Азии. На ужин нам предлагают мясо вчерашнего дукера. Невероятно, как наш повар умудряется так превосходно готовить на самом примитивном оборудовании!

После ужина, за пивом, мы рассказываем друг другу о своих прошлых охотах.

 

Автор с трофеем дукера Максвелла. Фото автора.

Следующий день я решаю провести с Джимом. Мы выбираем тропу, ведущую в тропический лес, растущий на невысоких горах. Типичная среда обитания горного оленя, как местные жители называют зебрового дукера.

Выше в холмах мы хотим найти разнотравье и фруктовые деревья, плоды которых он любит. Так как новый маршрут сложнее и длиннее, мы берем с собой в дорогу больше воды и еды. Первые два часа мы просто идем, не обращая внимания на шум, который производим.

Наша цель — как можно быстрее попасть в холмистую местность. В предгорьях лес становится более плотным, видимость падает, как и скорость передвижения. Еще через час Джон останавливается, и мы делаем перерыв, чтобы отдышаться.

Взгляд нашего следопыта все время устремлен вверх. Что такое? У этих антилоп есть крылья? Эти антилопы летают? Загадка разрешилась быстро.

Видя наше удивление, Джон объясняет, что ключ успеха охоты на зебрового дукера спрятан у обезьян — красного колабуса, зеленой мартышки и других видов. Они постоянно ищут созревшие фрукты и объедают их, рассевшись на вершинах деревьев, плоды падают на землю, где их подбирают дукеры.

Своего рода симбиоз между антилопами и обезьянами: одни получают вкусные фрукты, которые не могут достать, а другие становятся кем-то вроде телохранителей, предупреждающих о нежеланных гостях, таких как шимпанзе, леопард и африканская золотистая кошка.

Случается и наоборот: дукеры тотчас спасаются бегством, как только обезьяны поднимают тревогу.

Вот и теперь Джон говорит, что слышит болтовню обезьян. Значит, все заняты едой, а мы попытаемся медленно и осторожно к ним подойти. Снова и снова наш проводник останавливается, чтобы внимательно осмотреть заросли. И вот не далее 30 ярдов от нас он показывает на вожделенное трофейное животное.

Дукер так поглощен поеданием красных плодов, в изобилии лежащих на земле, что не обращает на нас никакого внимания. Однако не время расслабляться и наблюдать за карликовой антилопой, надо действовать.

 

Трофей добыт, теперь главное — правильно провести его полевую обработку. Фото автора.

Джим целится, снимает с предохранителя и одновременно стреляет. После выстрела на нас обрушиваются дикие звуки: крики, плач и стоны обезьян. Приматы разбегаются по деревьям во всех направлениях с огромной скоростью.

Взгляд Джона прикован к тому месту, где секунду назад был дукер. Но в густой смеси папоротников, лиан, листвы кустарников, в переплетении ветвей невозможно что-либо рассмотреть. Теперь уже Джон полностью поглощен поиском животного.

Внезапно он исчезает из виду, а когда появляется перед нами, в его руках мы видим зебрового дукера. Один из самых редких и желанных трофеев служит нам наградой за все тяготы дня. Конечно, Джим вне себя от радости и благодарен Джону за его профессионализм.

Мы решаем сделать фотографии в более открытом месте. Здесь лес слишком плотный и очень мало света. Джон укладывает трофей в заплечный мешок, и мы возвращаемся в лагерь. На крошечной полянке останавливаемся, дружно решив, что это подходящее место для съемки охотника с его редчайшим трофеем.

Под открытым небом освещенный солнечными лучами дукер предстает в своей несравненной красоте. Черные полосы на насыщенном оранжевом фоне выглядят потрясающе.

Своим ярким окрасом дукер немного напоминает бонго, но за бонго можно съездить в ряд стран Центральной и Западной Африки, а единственное место, где мы можем добыть трофей зебрового дукера, — это Либерия.

К темноте мы возвращаемся в лагерь. Трудно описать энтузиазм и веселье всех, кто видит добытый трофей. Каждому хочется подержать его в руках, каждый на все лады расхваливает охотников.

До самой полуночи, когда мы, обессиленные и счастливые, отправляемся отдыхать, главная тема наших разговоров — добытый зебровый дукер.

 

Первый трофей Вернера задал хороший настрой всей охоте. Фото автора.

Следующий день — день отдыха. Джим решает остаться в лагере после трудного дня охоты и не менее утомительного празднования. Я тоже рад паузе и решаю заняться съемкой лагеря и ближайших окрестностей.

Кроме этого, я тщательно снимаю и документирую полевую обработку трофея.

К концу дня Тони, мой американский друг, светясь радостью, возвращается в лагерь с трофеями черного и желтоспинного дукеров. Ну чем не замечательный день! Мы три дня на охоте, а у нас уже четыре разных вида карликовых антилоп.

Это ли не самое убедительное доказательство богатства и многообразия охотничьих животных дождевых лесов Либерии?

Утром после завтрака мы выходим из лагеря с намерением повторить маршрут, где днем ранее Тони добыл свои трофеи. Амос, его следопыт, говорит, что он видел следы еще нескольких антилоп, и мы решаем проверить эту часть концессии еще раз. Путь занимает более двух часов.

По мере продвижения вглубь леса нам попадаются свежие следы дукеров, и настроение улучшается. Наконец, в месте, которое кажется нашему следопыту особенно интересным и перспективным, мы делаем остановку, и Джон пытается голосом вабить самца антилопы.

Для этого он зажимает пальцами ноздри и носом воспроизводит что-то похожее на «а-а-нуг-г».

Попробовав несколько раз и не услышав ответа, мы перемещаемся в другое место. Но в конце концов, безуспешно проведя на охоте целый день, возвращаемся в лагерь. После отлично приготовленного и сервированного ужина мы решаем впервые выйти на ночную охоту.

 

Пальмовая циветта — хищник из подотряда кошкообразных, напоминает кошку с короткими толстыми лапами и длинным хвостом. Фото автора.

Экипированные налобными фонарями, мы идем за нашим трекером по тропе на расстоянии вытянутой руки. Фонарь Джона исследует дорогу то впереди нас, то слева и справа от тропы, то повторно освещает уже пройденный путь.

Такой метод охоты применяется только в полнолуние. По отраженному зрачками дукера свету фонаря следопыт находит антилопу и определяет вид животного, что, конечно же, требует выдержки, острого зрения и огромного опыта.

Проведя четыре часа в безуспешных поисках антилопы, мы возвращаемся в лагерь, намереваясь обязательно повторить ночную охоту в ближайшее время.

В лагере нас встречает Джим. Он добыл черноспинного дукера, и его переполняют эмоции. Его трекер Амос рассказывает, что эта антилопа наряду с дукером Максвелла — самый распространенный вид карликовых антилоп Либерии,  он удивлен, что в нашей группе добыт только один его экземпляр.

Все поздравляют удачливого охотника и рассматривают его трофей. Широкий черный ремень, идущий вдоль позвоночника животного, смотрится на рыжей шерсти очень эффектно.

Собравшись за столом, мы подводим краткий итог: прошла половина охоты, у каждого охотника есть трофеи. Что может быть лучше!

Часть ночи потрачена на охоту, поэтому завтракаем в обед, после чего на машине выезжаем к деревушке, расположенной в десяти километрах от лагеря. Сегодня мы хотим посетить местную школу.

Кроме комплектов оказания первой медицинской помощи, в подарок детворе мы приготовили кучу тетрадей, ручек, карандашей и, конечно же, футболок с фамилиями знаменитых спортсменов. Любая мелочь, обыденная для нас, здесь настоящее сокровище.

Надо видеть горящие глаза ребятишек, которым мы раздаем немудреные подарки. Директор деревенской школы, он же местный староста, благодарит нас от имени учеников и их родителей и подчеркивает, что трофейные охотники оказывают ощутимую помошь жителям деревни, чье благосостояние улучшилось, после того как страну открыли для иностранных охотников.

 

Фото автора.

Большая часть стоимости трофеев поступает в бюджет местной коммуны, и на эти деньги жители уже приобрели простейшую сельскохозяйственную технику. Двадцать жителей деревни работают в лагере или сопровождают охотников.

Конечно, проблема браконьерства еще не решена. Часть жителей продолжает охотиться в лесу, добывая мясо для продажи, но большинство из них, увидев, что` можно приобрести на полученные от охоты деньги, сами начинают преследовать и браконьеров, и торговцев белтонгом.

Они понимают, что никакое мясо не может сравниться с лекарствами для больницы, книгами и учебниками для ребятни, насосом, подающим воду в колодец, и другими необходимыми предметами быта и жизнеобеспечения.

Это еще одно подтверждение того, как много может дать охота местным жителям при правильной организации и управлении.

На обратном пути в лагерь мы невольно обращаем внимание на вновь отстроенный мост, аккуратные проволочные корали для скота и возделанные поля местных жителей, чередующиеся с небольшими фруктовыми плантациями.

Каждый из нас своими глазами видит, как много может сделать простая целевая помощь, идущая не в казну государства, а в руки местных жителей. И кто после этого сможет убедить меня и моих друзей, что охотники приносят в мир убийство и жестокость?

 

Фото автора.

Как обычно, каждый день, пока события дня свежи в памяти, я записываю свои впечатления от охоты. С особым удовольствием трачу на это время до ужина и сегодня. Поужинав, мы опять выходим на ночную охоту.

Через полтора часа Джон обнаруживает первую антилопу. Невероятно, но факт: по отблеску глаз он может определить, что это дукер Максвелла. Но после этого он еще должен объяснить нам, что это за вид.

Но только Джон открывает рот, как антилопа-крошка срывается с места и исчезает в ночных зарослях. Обидно! Добыча была так близка! Однако теперь нам еще больше хочется, чтобы охота увенчалась успехом. Не проходит и получаса, как

Джон находит еще одного дукера Максвелла. Лазерной указкой он показывает нам антилопу, таящуюся в зарослях. Мгновенное прицеливание — и гремит выстрел. Джон просит нас оставаться на тропе, а сам отходит вглубь леса.

Даже для него найти крошечный трофей в густой растительности — трудная задача. Однако через несколько минут он появляется на тропе с добычей.

 

Всегда интересно наблюдать, как иностранный охотник и местный проводник быстро находят общий язык. Фото автора.

После дружеских объятий и поздравлений мы возвращаемся в лагерь, где тщательно рассматриваем добытое животное. С моей точки зрения, после зебрового дукера это самый красивый вид местной карликовой антилопы. Характерная окраска делает его уникальным трофеем.

Все следующие дни похожи друг на друга. Дневные поиски антилоп сменяются ночными выходами.

После недели охоты на счету моих клиентов два зебровых дукера, два дукера Максвелла, два черноспинных дукера, два черных дукера, один желтоспинный и циветта.

Сейчас, оглядываясь назад, я уверенно говорю, что опыт, полученный от охот в дождевых лесах Либерии, нельзя сравнить ни с каким другим. Он уникален.

Но особенно дороги свидетельства того, что охота и охотники оказывают самую ощутимую и прямую помощь в деле сохранения дикой природы и диких животных Либерии.

Эрих Мюллер 3 апреля 2019 в 16:38






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑