Браконьерство — явление социальное

Браконьерство… Вроде бы о нем все сказано. Но, прочитав статью мною уважаемого Ю. Тундыкова «Браконьеры бывают разные» («РОГ» № 1–2 за 2015 г.), не удержался и взялся за перо.

Фото Александра Назарова

Фото Александра Назарова

Словарь Ожегова толкует: «Браконьерство — охота в запрещенных местах, в запрещенное время или запрещенным способом». Появилось оно с разделением общества на классы и зарождением частной собственности на землю.

Проще и понятнее — воровство. Раз это воровство, неважно, крупное оно или мелкое, совершенное вольно или невольно, оно остается воровством, и оправдания ему нет. Развернешь очередной номер «РОГ» — вести, как с фронта. Там браконьер применил оружие, в другом регионе обстрелял или угрожал применением оружия инспекторам, а в Амурской области нашли 10 туш убитых браконьерами косуль.

Эта проблема — социальное явление и не утратила своей злободневности. Наоборот, в связи с навалившимся кризисом она только обострилась. Официальная продовольственная инфляция достигла 15,4%. А кушать-то хочется.

Ранее проведенные опросы в таких «охотничьих» регионах, как Дальний Восток и Алтайский край, показали, что 95% охотников готовы позволить себе браконьерскую охоту. Я думаю, что эти проценты можно распространить на всю Россию. Не секрет, на каждую лицензию в некоторых регионах России добывают от 2 до 5 и более копытных. Следует признать, браконьерство, как гниющая рана, разъедает охотничье сообщество.

Работая охотоведом, я познал эту проблему не по газетам. Мне знакомо чувство, когда тебе угрожают или, того хуже, когда в тебя стреляют. При задержании браконьера старался его разговорить, стремясь понять, «что тебя заставило забыть мелодию» охоты. И сегодня, сталкиваясь с браконьерами и другими нарушителями, пытаюсь их вызвать на откровенный разговор. Иногда мне это удается. По-видимому, это «браконьеры поневоле», о которых нам написал Ю. Тундыков.

Видя перед собой одинокого старого охотника, не внушающего им опасения, они иногда откровенничали и со злостью говорили о власти, вогнавшей их в такое положение. Браконьеров условно можно разделить на следующие категории.

ПЕРВАЯ КАТЕГОРИЯ

Это люди, которых на браконьерство толкает нужда, а то и неудовлетворенная охотничья страсть, вызванная бездушным отношением к ним руководителей охотхозяйств. Например, не дали разрешения и путевку, или ее дневная стоимость в 1000 рублей для местного охотника неподъемная. Попавшись, начинают жаловаться на бедность, оставшихся дома голодных детишек. Они осторожны. Охотятся по мелочи — утка, заяц.

В подчиненных хозяйствах я знавал таких охотников. Старался войти в их положение. Наказание им обычно «назначал» — покрасить лодки в хозяйстве или нарезать тысячу кормовых веников. Но страх перед наказанием иногда толкает их и на стрельбу по работникам службы охраны.

ВТОРАЯ КАТЕГОРИЯ

Самая многочисленная. Это добытчики. Большинство из них работают. Правда, их заработки весьма скромные и для содержания семьи недостаточны. Поэтому кусок мяса не бывает лишним. Их девиз: «Природа для народа — бесплатный магазин». Они мобильны и хорошо вооружены. С одной лицензией охотятся почти весь сезон и свою охоту не считают преступной. Что власти могут противопоставить этой силе? Каких-то три охотинспектора на район и невразумительный производственный охотничий контроль… Все.

ТРЕТЬЯ КАТЕГОРИЯ

Это «профессионалы-промышленники», коммерчески ориентированные. Работают под заказ. Добыть шкуры, дериваты тигра или медведя, мясца к праздничному столу, рога или шкуру, отстрелять глухаря на чучело, а также настрелять на шапку и воротник. Другой работы они уже не хотят. Отлично знают угодья. Довольно наглые. Надеются на покровительство своих высоких «заказчиков» или откупиться. Довольно опасны. В случае неудачи готовы пойти и на убийство егерей и инспекторов.

ЧЕТВЕРТАЯ КАТЕГОРИЯ

На мой взгляд, самая «мерзопакостная» по своей сути. Так называемые VIP-персоны, статусные «беспредельщики», обличенные властью или близкие к ней, и считающие себя хозяевами жизни. Пред ними — «и суд, и правда — все молчи!». Задавят в полном смысле слова — и физически, и морально. Всем известны резонансные браконьерские охоты высокопоставленных чиновников, депутатов и представителей органов правопорядка.

Некоторые авторы рассматривают браконьерство как болезнь нашего общества и считают, что оно обострилось с возникновением новой экономической формации. Поэтому нашим охотникам не понятно, почему власть ограничивает им доступ к охоте. Департамент охоты разрабатывает «Стратегии», «Программы», «Правила охоты», приказы и прочие бумаги, в которых не проявляет заботы о простом охотнике. И от такой бумаготворческой работы толку мало.

Чтобы бороться с браконьерством, попытаемся на эту проблему взглянуть с позиции сегодняшнего дня и найти причины его живучести. Они примерно таковы.

1. Обнищание населения, особенно сельского, и отсутствие у него каких-либо источников дохода. Растущие административные и ценовые барьеры на право охоты, возводимые властями и охотпользователями. На эту причину еще на заре советской власти указывал один из виднейших ученых того времени А. Силантьев: «Когда беднейшие слои охотников, не имея материальной возможности состоять в различных охотничьих кружках и обществах и арендовать угодья, оказывались лишенными возможности охоты и вынуждены были вставать на путь браконьерства. А охотничья страсть неистребима в человеке, и никакие запреты не в силах ее заглушить». К сожалению, наши власти об этом не задумываются.

2. Высокий «статус» охотника, особенно в среде власть имущих, олигархов, банкиров и представителей органов правопорядка. Их благосостояние не зависит от количества добытой дичи. На охоте можно оттянуться, заводятся нужные знакомства, решаются «неразрешимые» вопросы, есть возможность себя показать и примкнуть к кругу «избранных». О разрешениях и путевках они и понятия не имеют. Доступ в район их охоты ограничивается. Они даже мысли не допускают, что их кто-то может привлечь к ответственности. Народ все это видит. Раз им можно, а почему нам нельзя? Отсюда и протестное браконьерство.

3. В России охотничьи животные считались и считаются тварями божьими, и они принадлежат всему народу. Кстати, это провозглашено и в Конституции. Поэтому и отношение к браконьерству снисходительное. Охотничьи угодья сегодня всеми правдами и неправдами растаскиваются «новыми русскими», отсюда и отношение к животному миру стало базарно-рыночным. Еще в 1913 г. философ Василий Розанов говорил: «В России вся собственность выросла из «выпросил», или «подарил», или кого-нибудь «обобрал». Труда собственности очень мало. И от этого она не крепка и не уважается».
Следует признать, простых охотников действительно обобрали. Поэтому завалить в угодьях олигарха лося или кабана считается справедливым.

4. Невнятное охотничье законодательство и отсутствие надежного охотнадзора, на мой взгляд, проблему только усугубляет. Охрана животного мира — это святая обязанность государства, и перекладыванием ее на охотпользователя браконьерство не победить. Государственные мужи все никак не наберутся воли, чтобы решить проблему охраны животного мира, позволяя этим самым оседать значительным средствам в карманах нечистых на руку людей. А потом жалуются — нет денег. После публикации «Перечня поручений» президента Правительству РФ и «Докладной» помощника Президента РФ — начальника Контрольного управления Президента РФ К. Чуйченко появилась надежда на изменения в охотничьем хозяйстве, охране животного и растительного мира, но и она, к сожалению, растаяла как призрачный туман.

5. Отсутствие культуры охоты. Лишив общества охотников права выдачи билета (ОБЕФО), проверять у претендента знания охотминимума, знания правил охоты, заниматься воспитанием у молодых охотников этических норм, уважительного отношения к природе и охотничьим традициям народа. А у самой власти нет четкой программы такого воспитания. Что также способствует процветанию браконьерства.

6. Стремление властей свести на нет роль обществ охотников. У них под надуманными предлогами отбирают охотничьи угодья и передают «нужным» людям. Власти все делают для того, чтобы свести к минимуму присутствие рядовых охотников в угодьях . Не перестаю напоминать слова профессора В. Флинта: «Я не вижу другой реальной силы для охраны животного мира, кроме охотников и охотничьих организаций». А властям эта сила в угодьях и не нужна.

Выдавив охотников из угодий, власти превратили их в край непуганых браконьеров. Давайте представим себе такую картину: на пути браконьеров встал общественный охотинспектор с четырьмя-пятью суровыми мужиками, да еще с ружьями, сразу бы сообщений о беспределе браконьеров было бы значительно меньше.

Я, как и другие авторы, освещающие эту тему, задаюсь целью — не молчать! Надеемся, что наше слово рано или поздно будет услышано. Властям следует знать, на фоне грандиозных коррупционных скандалов, воровства и растущей бедности населения браконьерство само по себе не исчезнет.

Виктор Гуров 1 апреля 2015 в 05:44






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 2
    Владимир Горлевский офлайн
    #1  2 апреля 2015 в 10:40

    Мне кажется, что при разделении на "категории" была забыта ещё одна группа - "протестная". Эта категория становится все многочисленней, причем статус и достаток людей самый разный.

    Ответить
  • 0
    НИК.ИВАНЫЧ офлайн
    #2  2 апреля 2015 в 11:38

    Если бы это прозвучало из уст ВВП, возможно телодвижение и началось бы... А пока это мечта:-))) далекая :-(((

    Вон уже сколько лет мучают Закон о рыболовстве и никак не родят. Но родят ведь. И опять уродца...

    Ответить
  • 0
    Gurgen Russia офлайн
    #3  9 апреля 2015 в 19:45

    Очень толковый и полезный анализ, хорошая работа, но, судя по отзывам не особенно волнующая читателей РОГ. Я соглашусь с большинством пунктов этой статьи, правда, есть и свои соображения. Вы например, ратуете за общества охотников как организации представляющих интересы большинства простых охотников. Должен Вам заметить, общества давно уже превратились в коммерческие организации с личным обогащением их руководства. практически бесконтрольные в связи с распадом РОСОХОТРЫБОЛОВСОЮЗА, сохранившиеся на уровне краевых, областных городских или районных организаций. превратившиеся в таких же "охотпользователей" как и другие комер. стуктуры. Отсутствие должной выборной системы и возможность реально влиять на кадровые перемены в обществах со стороны членов обществ превратило эти организации практически в частные организации с элементами социалистической барщины. Мало того. что общества взвинтили цены на взносы, путёвки они ещё и не отказались от так называемых отработок- превратившиеся по факту в ещё одну финансовую повинность. С точки зрения коммерциализации услуг общества идут впереди других охот. пользователей взвинчивая цены на путёвки и услуги, одновременно ликвидировав льготы и привилегия Почётных охотников. Например, в Краснодарском крае только разрешение (путёвка) к гос. лицензии на кабана (450руб) предлагается охотникам по цене 20000 руб.и более.. Все траты и орг. вопросы охоты, в том числе и оплата сопровождающего лица, транспортные и др расходы ложатся на бригаду охотников. Повсеместно обществами нарушается принцип равенства между охотниками разных обществ или просто территориальных подразделений одного общества. Так сезонная путёвка в угодья на утку для охотников стоящих на учёте в этом районном обществе стоит 600 руб , для члена того же общества стоящего на охоте в другом подразделении 2000 руб, для просто обладателя гос. билета не имеющего билета общества 3000 руб и выше. Общества активно. сдают в аренду материальную базу, домики, офисы. лодки и т.д. Поборами занимаются и кинологические секции при обществах, давно превратившие эту работу в организованный источник наживы с селекцией, вязками,продажей щенков , выставками и продажей разрешительных ежегодных талонов на охоту с собакой. Непомерная коммерциализация охоты, с многочисленными бюрократическими препонами вызывают обоснованное раздражение у тысяч охотников чувствующих себя обворованными и обманутыми государством.. безусловно, толкает многих к браконьерству....

    Ответить
  • -1
    Георгий офлайн
    #4  9 апреля 2015 в 19:54
    Gurgen Russia
    Непомерная коммерциализация охоты, с многочисленными бюрократическими препонами вызывают обоснованное раздражение у тысяч охотников чувствующих себя обворованными и обманутыми государством.. безусловно, толкает многих к браконьерству....

    Только в частных угодьях особенно не по-браконьерствуешь.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑