Здравствуй, черный рынок!

Постановление Правительства Российской Федерации от 31.10.2013 № 978 «Об утверждении перечня особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации» (далее — Перечень) включает 7 видов редких и действительно находящихся под угрозой исчезновения млекопитающих. Это алтайский горный баран (Ovis ammon ammon); амурский тигр (Panthera tigris altaica); белый медведь (Ursus maritimus); леопард (Panthera pardus); зубр (Bison bonasus), сайгак (Saiga tatarica) и снежный барс (Uncia uncia).

Фото Валерия Малеева

Фото Валерия Малеева

Все вышеперечисленные виды животных, за исключением сайгака, занесены в Красную книгу Российской Федерации. Состояние популяции сайгака также признано критическим, и необходимость особых мер для его охраны не вызывает сомнений.

Но предложение Министерства природных ресурсов РФ внести в Пречень соболя — зверя, безусловно и исключительно ценного, но в настоящее время благополучно существующего на большей части ареала, наращивающего свою численность, явилось полной неожиданностью. Экологические предпосылки для этого отсутствуют. В отличие от редких, находящихся под угрозой исчезновения животных, соболь в России — обычный охотничий вид, предпромысловая численность которого составляет около 2 миллионов особей, что подтверждается стабильной ежегодной добычей на уровне, превышающем 700 тысяч шкурок.

Состояние большинства популяций соболя в течение последних двух десятилетий не вызывает беспокойства. Начиная с 1999 года, добыча соболя в России растет, несмотря на сокращение числа участников промысла и возникшие дополнительные сложности с освоением отдаленных угодий. В период с 2000 по 2014 год объем продажи дикого соболя на Санкт-Петербургском пушном аукционе увеличился со 183 до 675 тыс. шкурок (в 2013 году наблюдался наивысший показатель за всю историю торгов), а средняя цена за шкурку в сезоне 2012/2013 достигла абсолютного максимума — 234 долларов США.

В настоящее время добываемый охотниками соболь практически полностью поступает в легальный оборот и по большей части реализуется через Санкт-Петербургский пушной аукцион. Концентрация продажи (до 90% объема шкурок) на одной площадке позволяет с высокой степенью достоверности отслеживать динамику заготовок и анализировать по этому показателю тенденции состояния запасов вида.

В течение ряда последних лет ежегодная продажа соболя только на Санкт-Петербургском аукционе почти вдвое превышает установленный лимит и более чем в три раза (2013 г.) — официально зарегистрированную добычу. Стабильный многолетний рост заготовок служит убедительным доказательством недостоверности (занижения) оценки ресурсов соболя и, как следствие, нерационального определения лимитов изъятия.

В то же время даже заниженный вдвое лимит на добычу не полностью выкупается охотниками. Все промысловые охотники, за редким исключением, в целях экономии предпочитают не приобретать разрешения на добычу соболя «про запас», ограничиваясь их минимальным количеством, поскольку результат промыслового сезона трудно предугадать, а вернуть деньги за неиспользованное разрешение практически невозможно.

Тем не менее действующее в настоящее время законодательство не исключает возможности поступления добытой сверх лимитов пушнины в легальный оборот, подлежащий налогообложению. Пушнина серого рынка легализуется без особых проблем и выходит на официальные площадки торговли. В сложившейся ситуации даже контрабандный вывоз за рубеж утратил былую привлекательность в силу более высоких цен аукциона, а черный рынок давно исчез вместе с обязательностью сдачи. Лишь незначительная часть продукции пушного промысла остается для личного потребления охотников.

В Пояснительной записке к проекту Постановления Правительства сказано: «Роль пушного промысла, а следовательно, и роль ресурсов соболя в современной России, не только экономическая, но и социальная. Охотничий промысел — это самая распространенная форма зимней занятости населения таежных населенных пунктов, где промыслом в той или иной степени занимаются 75-80% мужского населения. Добыча соболя дает 90% от общего дохода пушного промысла. Наиболее весома доля дохода от пушного промысла в тех семьях, где глава семьи является профессиональным охотником, а также для представителей коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока».

В 2013 году объем аукционной продажи шкурок дикого соболя (674 866 шкурок по опубликованным «ВО Союзпушнина» результатам торгов) в 3,23 раза превысил официально зарегистрированную добычу. Отсюда следует, что не менее 70% доходов промысловиков от продажи соболиной пушнины в этом сезоне было получено за счет сверхлимитной, то есть незаконной охоты. Такая ситуация повторяется из года в год с незначительными вариациями.

Напрашивается предположение, что сверхлимитная добыча обусловлена вовсе не криминальными наклонностями населения Сибири и Дальнего Востока, а крайне несовершенным порядком выдачи разрешений на добычу соболя. В таких условиях приравнивание ответственности за добычу соболя сверх субъективно определяемого лимита к наказанию за незаконную охоту на амурского тигра или леопарда (или за контрабанду компонентов ядерного оружия, квалифицируемую по той же ст. 226.1 УК РФ) представляется абсурдным и может привести к значительным негативным социальным и экономическим последствиям.

Включение соболя в Перечень даже при условии полного освоения лимита приведет к криминализации оборота не менее половины суммарной годовой добычи пушнины, что составляет приблизительно 350 тысяч шкурок на сумму, достигающую 2 миллиардов рублей (в аукционных ценах на апрель 2014 г.). Исполнение Постановления Правительства о Перечне фактически повлечет за собой возобновление черного рынка пушнины, который на сегодняшний день отсутствует. Авторы проекта не оставляют добытчикам «мягкого золота» альтернативного способа компенсировать такие потери.

Кроме того, в результате исполнения Постановления несколько десятков тысяч охотников-промысловиков вынуждены будут отказаться от значительной части единственно возможного заработка, либо рискуют быть привлеченными к уголовной ответственности. Под удар в первую очередь попадают охотники, не относящиеся к представителям коренных малочисленных народов, поскольку ФЗ «Об охоте…» допускает для представителей КМНС круглогодичное свободное (без каких-либо разрешений) осуществление охоты в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности.

Далее. В соответствии с ч. 3 Ст. 19 закона «Об охоте…» пушнина, полученная при осуществлении охоты в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности, «реализуется организациям, осуществляющим деятельность по закупке продукции охоты», таким образом, поступает в легальный оборот.
Законных оснований для привлечения к ответственности по Ст. 258.1

УК РФ заготовителя (скупщика) не существует, при условии своевременного получения им ветеринарных свидетельств на закупленную пушнину. У скупщика пушнины нет насущной необходимости и в ее контрабандном вывозе за рубеж (Ст. 226.1 УК РФ), поскольку продажа соболя на Санкт-Петербургском аукционе безопасна и на законном основании обеспечивает поставщикам максимально выгодные на международном рынке условия.

Ссылка на «Соглашение о международных стандартах на гуманный отлов диких животных между Европейским сообществом, Канадой и Российской Федерацией» (AIHTS; подписано Российской Федерацией 24.04.1998 и ратифицировано в апреле 2008 года), приведенная в Пояснительной записке, представляется неуместной. Упомянутое «Соглашение» не направлено на охрану соболя наряду с прочими 18 видами пушных зверей — представителей фауны Евразии и Северной Америки. Оно регламентирует лишь методы добывания перечисленных в нем массовых видов животных с целью обеспечения беспрепятственного доступа получаемой от них продукции на международный рынок.

Не соответствует действительности и заявление, что «принятие данного Постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении перечня особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации, для целей статей 226.1 и 258.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» не потребует внесения изменений в другие нормативные правовые акты». Как минимум потребуется пересмотреть Ст. 19 закона «Об охоте…», в противном случае невозможно предотвратить легализацию любого количества соболиной пушнины путем оформления ее как продукции традиционной охоты.

Возникает также необходимость в пересмотре ветеринарного законодательства, поскольку в настоящее время ветеринарные свидетельства, необходимые для перемещения и реализации партий пушнины, никак не связаны с уплатой сбора за пользование объектами животного мира по Статье 333.3 Налогового кодекса или с количеством разрешений на добычу соболя, выдаваемых в регионе, где производится скупка пушнины.

Таким образом, предложение по внесению соболя в Перечень совершенно неоправданно с точки зрения сохранения его численности, но может привести лишь к крайне негативным социальным последствиям, обусловленным потерей охотниками последней и единственной статьи дохода, к возобновлению черного рынка пушнины, к общей криминализации промысловой охоты и к утрате государством какой-либо возможности контроля над добычей соболя.
 

Сергей Миньков 14 августа 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑