Возле монастырской обители

Фото автора

Фото автора

Гадая, какой выдастся нынешняя зима, вспоминаю, как я рыбачил три года назад. Характерно, что половина зимней поры была фактически продленной осенью. Впрочем, судите сами.

Петя, ты похож на авантюриста! – заметила супруга, увидев мои сборы со спиннингом на речку. На календарь взгляни – 29 декабря! Какая может быть спиннинговая рыбалка? Думаю, что это с твоей стороны перебор! Я возразил: «Да, по календарю зима, согласен, а фактически какая погода? Снега и в помине нет, температура плюсовая, до 6-8 градусов доходит. Так что прости – типичная осень! Конечно, сейчас не жор, но прогуляться по берегу Великой в черте города есть смысл.» «Ну как знаешь, я тебя не держу! У вас, рыболовов, своя философия на все случаи жизни», – махнула рукой жена.

Если бы не аномально теплая погода, а злая снежная метель, то пришлось бы мне коротать время со своими друзьями – диваном и телевизором. Но и еще один фактор оказал влияние на мой зимний поход. Моя Тамара Павловна сделала дорогой моему сердцу новогодний подарок – вручила накануне праздника новую мультипликаторную катушку. А ждать теплого времени для того, чтобы применить ее, было мучительно и невыносимо.

Река от нашего микрорайона всего в каких-нибудь пятнадцати-двадцати минутах ходьбы. Поэтому совсем скоро я расположился у воды и с шумом полоскал в ней свой самый лучший воблер правее исторической гордости г.Острова – старинных висячих мостов, раскинувших свои два пролета как два крыла на островок и берега Великой. Я созерцал знакомые пейзажи и здания: купола церквей с крестами на островке и городской площади, отреставрированную двухэтажку музея...

Речка была полноводной. Ее напитали осенние ливни и снега. Она дохнула на меня свежестью и холодом. Искусственная рыбка на мгновение прерывала негромкий говор и шептание реки. А я ее все подкручивал к себе, но так и не испытал пока удара-поклевки, которого ждал. «Ну что же, везет не всем и не всегда. Зато какой чистый воздух, а природные картинки – на загляденье?» Даже без золота осенних листьев, потускневших и превратившихся в серость, было хорошо.

Продолжая ловлю, я приблизился к стенам действующего Симанского Спасо-Казанского женского монастыря, возвысившего купол и скромную звонницу над остальными постройками. Благодаря мужественным усилиям настоятельницы матушки Маркелы и благородству людей, эта обитель возродилась из руин. Я сам бывал здесь на развалинах, укрывавших склад бутылочной тары, и невольно возникал вопрос: «А зачем было разрушать свою историю?»

Однако эти мысли сменились рыболовными, когда на берегу за некрутым поворотом я увидел своего коллегу-рыболова. Он ловил (или пытался ловить) щуку на живца. Его выдавали все необходимые для этого процесса принадлежности: сигнализатор-поплавок, замерший в небольшой заводине, канна с живчиками и удилище, уложенное на рогульку.
Я приближался к рыболову, делая проводки приманкой и надеясь на радушный разговор – как-никак мы вдвоем на берегу. Но метрах в двадцати я услышал недружелюбное: «Не пошел бы ты, мужик, со своим воблером куда в другое место?! Тут на живую рыбку ни одной поклевки с самого утра, а ты еще металлоломом бухаешь по душе!» Я не стал развивать тему (не за этим пришел сюда), а стал еще с большим азартом «бомбить» оскорбленным воблером водное пространство на выходе из заводинки. Раз! Другой! Третий! И вдруг – бац! Есть! Щучью поклевку нельзя спутать с чей-то еще, тем более в этих местах. Леска заходила по сторонам, подвсплыла щука с открытой пастью, тряхнула пару раз головой и вскоре затихла возле моих ног. Признаюсь честно, не ожидал я такой удачи именно сейчас. Поэтому очень обрадовался, когда рыба килограмма на полтора оказалась на кукане.

Мужичок, такой невыразительный на вид, как подстреленный ворон спикировал к моим сапогам и стал трогать руками хищницу, жалостно приговаривая: «Это моя щука, моя…» «Нет! – решительно заявил я. – Это как раз моя законно выловленная рыба; села она на мой тройник не ближе 30 метров от твоего поплавка. Ну, а на воблеры, как ты сам сказал, рыба не ловится», – подколол я его. «Да ты зла не держи на меня! Это у меня от бесклевья вырвалось.» «Ну и ты не поминай меня лихом, я не злой!»

Мелодично звякнул колокол на монастырской звоннице, приглашая монашек то ли на молебен, то ли к обеденной трапезе, а я кивнул мужику – Бывай! У тебя еще есть шанс размером в пару часов, – и тронулся обратной дорогой, не пряча улов.

На пути в свой микрорайон прохожие с улыбкой провожали меня взглядами, понимая, что эту рыбину я сам выловил, а не купил в магазине. Больше всех обрадовалась жена. «Вот тебе подарок под Новый год!» – объявил я с порога. «Точно, щучка! – не веря глазам своим, воскликнула Тома. – И где же ты ее?» «У святого места в Острове – возле Симанского монастыря.» «Значит, жить можно, если святые места возрождаются, а щуки даже зимой на спиннинг ловятся!» – заключила Тамара.

Позднее я узнал, что мои знакомые рыболовы Гусаков и Савельев ловили хищниц и после Нового года. И только с середины января зима вступила в свои права сполна.

Юрий Грон 9 декабря 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑