Соображения о боеприпасах, в том числе и о применяемых компонентах патронов

B начале девяностых годов на презентации Брюссельской конвенции в Москве я познакомился с президентом этой конвенции, специально приехавшим из Брюсселя и являющимся директором испытательного центра в Бельгии. В то время много говорили о вступлении России в Конвенцию и полагали, что членство в Конвенции уменьшит расходы России по поставке оружия в другие государства без проведения дополнительных сертификационных испытаний.

Так казалось нам тогда, и было потрачено очень много средств на приобретение «брюссельской» документации, которая регламентировала нормы и параметры испытаний оружия, а также основные размеры каналов и патронников стволов. Все это было введено в отечественные государственные стандарты на оружие с разработкой специальных испытательных патронов для проверки безопасности использования оружия потребителем.

Предприятиями отрасли, т.е. оружейниками и боеприпасниками, была проделана колоссальная работа по приведению отечественной нормативно-технической документации в соответствие с требованиями ПМК (Постоянной Международной Комиссии) Брюссельской конвенции.

Выпускаемые промышленностью боеприпасы и оружие сейчас полностью удовлетворяют требованиям ПМК, но выход их за рубеж, к сожалению, достаточно ограничен. В то же время мы видим обратный результат, когда оружие и боеприпасы иностранного производства на нашем рынке сейчас в изобилии и по доступной цене. Можно сказать определенно, что вступление в ПМК материальной пользы для нашей страны не принесло.

И не случайно, что и США, и Англия присоединяться к Брюссельской конвенции не спешат, хотя ревностно следят за происходящим в мире совершенствованием оружия и боеприпасов. Тому есть много примеров. В частности, журнал «Американский стрелок» в свое время рекомендовал использовать на охоте ствол с разработанными в Туле оригинальными преддульными расширениями каналов «Тула-чок».

В специальных газетах и журналах, выпускаемых ЗАО Редакция газеты «Московский комсомолец», при участии охотничьей общественности публикуются различные материалы, посвященные современному состоянию и развитию спортивно-охотничьего оружия и соответствующих боеприпасов. Эти материалы очень познавательны и дают возможность разобраться в тенденциях, сложившихся в производстве оружия и патронов.

Однако нельзя не отметить, что публикуемые материалы отличаются односторонним пониманием описываемых событий и действий, так как их авторы в своем большинстве все-таки любители, а не узкие специалисты, способные ознакомить рядовых охотников и спортсменов с тем, что связано с эксплуатацией оружия и боеприпасов в естественных условиях их применения. Я с большим вниманием всегда знакомлюсь с публикуемыми материалами и, видя в них особенности мышления автора, стараюсь незамедлительно ответить прежде всего через «Российскую Охотничью Газету», которая отличается широтой информации, но подчас печатает все подряд, без выбора и подбора материалов. В то же время квалифицированная «цензура» в печатных изданиях все-таки необходима, и засорять мышление рядового охотника бесполезной информацией не следует.

Постараюсь обосновать эти свои высказывания. В течение нескольких лет в печати обсуждается использование (из экологических соображений) на охоте стальной нетоксичной дроби. Тема эта не нова, и ею периодически занимались много специалистов разных времен и разных поколений. Первоначально это было в начале пятидесятых годов, когда создавалась атомная промышленность и стране нужен был свинец для радиационной защиты объектов и людей.

Поскольку в стране расход свинца (стратегического материала) на охотничью дробь был тогда большим, порядка 5–6 тысяч тонн в год, усиленно начали искать альтернативное решение и остановились на стальной дроби, работы по которой начали проводить еще до Великой Отечественной войны. Однако в 1985 году исследования и испытания стальной дроби стали проводить с целью защиты окружающей среды, в частности, снижения отравления водоплавающей дичи, заглатывающей дробь на водоемах. С тех пор задача по работам со стальной дробью стала более конкретной, и к ее решению подключились специалисты-оружейники, которые к тому времени имели значительный опыт исследования и использования пластмасс в компонентах ружейных патронов.

Я не преминул использовать сложившуюся ситуацию и выступил с рядом статей в журнале «Охотник» и в «Российской Охотничьей Газете». Первоначальные отклики на эти статьи были весьма отрицательные, с неприятием предлагаемого нововведения. В частности, сомнения в применении патронов со снарядом стальной дроби в «РОГ» № 11 от 18 августа 2000 года высказал автор с подписью Сомневающийся. И между прочим, его соображения по некоторым моментам считаю достаточно приемлемыми. Однако я не мог умолчать и по остальным поднимаемым в заметке вопросам, посчитал необходимым ответить, поскольку я подметил в ней настрой на неприятие проблемы использования стальной дроби. Моя ответная статья в «РОГ» того же года имела заглавие «Сомненья в сторону» и сообщала, что единственным эффективным решением проблемы, не исключая прекращения охоты, также является замена свинцовой дроби другой, нетоксичной, дробью.

Необходимость внедрения стальной дроби или какой-либо другой нетоксичной дроби теперь все чаще отражается на страницах «Российской Охотничьей Газеты», и уже не ведутся разговоры о том, нужна или не нужна стальная дробь и какова эффективность ее в сравнении со свинцовой дробью. Более того, 9 мая 2001 года Татьяна Томилова по материалам французской прессы публикует в «Российской Охотничьей Газете» статью «Какой дробью предстоит охотиться в будущем». Толковая, конкретная статья. А уже в 2002 году в «РОГ» появляется статья биолога-охотоведа Александра Поваренкова «Патроны с нетоксичной дробью на охоте».

В то же время в «РОГ» № 21 за 27 марта 2002 г. напечатана статья с первой информацией об отравлении дичи свинцом, хотя задолго до этой информации мы повсеместно предупреждали о возможности такого отравления. К сожалению, в то время господствовало неприятие стальной дроби, и призывы к действию начисто отсутствовали. Вот так бывает и в жизни, когда человеческий фактор учитывается недостаточно и воспринимается односторонне через случайную информацию, выдаваемую за правдоподобный факт, которому призывают верить на слово. Такая информация едва ли является достоверной.

Однако встречается еще один вид информации – это информация очевидца, который на своем опыте воспринял известную информацию, сопоставил ее с имеющимся личным опытом и сумел сделать полезные для охотников выводы. Об этом свидетельствует статья Вадима Жибаровского под названием «Утка с сюрпризом», опубликованная в «Российской Охотничьей Газете» № 21 от 27 марта 2002 года. В этой статье впервые за несколько лет издания газеты признается возможность отравления дичи свинцовой дробью в процессе заглатывания ее для осуществления физиологических функций пищеварения.

Эта информация заслуживает одобрения, так как ранее вопросам экологии в охотничей прессе внимания уделялось недостаточно.

 

С. М. ШЕЙНИН, инженер-оружейник 3 сентября 2003 в 00:00





Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований

наверх ↑