Необходимость или интерес

Были времена, когда патроны к охотничьим ружьям купить было трудно, стоили они дороговато и обычному сельскому охотнику были не по карману. Издавна на Руси мужик по хозяйству все делал своими руками: вязал веники, взбивал масло, шил шубы, а самое главное, лил дробь, так сказать, кустарным способом.

Фото автора

Фото автора

Встречаются охотники, которые и до настоящего времени имеют дома дроболейки. Собственноручно изготавливают дробь и снаряжают патроны. На вопрос, зачем это нужно, при сегодняшнем многообразии разных видов, марок и цен на патроны, некоторые по-прежнему отвечают, что самозаряд дешевле, особенно при расходовании большого количества патронов за охотничий сезон.

Другие льют дробь из интереса, так сказать, технического любопытства, как модернизировать процесс и довести его до совершенства. Третьи считают, что нынешние покупные патроны не всегда идеальны в работе, особенно на мелкую дичь.

Не так давно одну поучительную историю поведал мне опытный охотник Сергей Васильевич Яковлев о литье дроби в домашних условиях, подробно раскрыв все особенности непростого ремесла, дошедшего до нас от охотников прошлого века.

Сергей Васильевич начал свой рассказ с воспоминаний, когда его старший товарищ, заслуженный охотник, замечательный человек Виктор Андреевич Ересько, как-то на заре его охотничьего пути позвал для помощи лить бекасин. Охотники называли бекасином мелкую дробь, которую использовали для охоты на полевую и болотно-луговую дичь, такую как бекас, перепелка, дупель, мелкий кулик, гаршнеп. Зачастую эта дичь требует от охотника особого искусства для ее добычи и обладает неординарными гастрономическими качествами. Итак, с чего все началось.

«Ты сам заряжал патроны?» — спросил Виктор Андреевич.
«Да зачем с этим заморачиваться?» — по неопытност горячился я.
«Получаешь удовольствие от того, что ты это умеешь, и энергию созидания», — отвечал старый, мудрый охотник.

К тому времени, когда я к нему пришел, инвентарь был уже приготовлен и стоял в ряд во дворе.

«Лить дробь, — пояснял Виктор Андреевич, — обязательно нужно на улице, так как выделяются пары свинца, которыми очень вредно дышать, поэтому дыши через раз или отворачивайся, а вообще лучше использовать респиратор. Я так усовершенствовал дедовский метод, ха-ха!».

Инвентарь состоял из следующих предметов: бочонок диаметром 300 мм и высотой более полуметра с краником внизу для слива воды; консервная банка, с мелкими отверстиями, как я потом выяснил, проколотыми средней толщины швейной иглой (типа решето, дырок должно быть очень-очень много, иначе процесс будет медленный); клещи для работы с банкой; кастрюлька для разогрева свинца; паяльная лампа и половник с дырками для извлечения готовой дроби.

Свинец для процесса мы с Виктором Андреевичем готовили заранее в течение двух недель. Я уже знал, что один свинец, добытый из старых разбитых аккумуляторов не подойдет, так как он в литье жесткий и при стрельбе портит ствол. Собранный нами свинец был разной формы и разного качества. В большинстве это был аккумуляторный и кабельный, а также пломбы, оставшиеся от пломбирования складов.

Смесь свинца разного типа нужно использовать в одинаковых пропорциях. Такой состав позволяет получить дробь средней твердости, она и льется хорошо, и ствол не портит. Для смягчения аккумуляторного свинца некоторые охотники советуют добавлять олово. Хорошо, когда для такого дела есть «баббит» — это как раз и есть сплав на основе олова и свинца, но у нас в этот раз его не было.

Начался процесс. Кастрюльку со свинцовым ломом установили на горелку. Свинец расплавили и довели до определенной температуры. Термометра у нас не было, и нужную температуру мы определяли по цвету расплавленной массы. Когда появлялись красно-фиолетовые оттенки разогретой массы свинца, можно пробовать. Начали наливать понемногу в консервную банку и смотреть, как льется из нее свинец.

Правильным считалось литье, когда вид струй напоминал дождик. Дробь лилась через масло в воду. Масло выступало определенной средой, в которой свинец охлаждался медленнее, чем в воде, и капли успевали приблизиться к шарообразной форме и остыть. Банку держали над бочонком, в котором были налита вода и немного масла. Масло мы использовали машинное, отработку. Высота воды в бочонке была примерно две трети, масла 2-3 сантиметра. За уровнем масла нужно было постоянно следить и поддерживать его, так как оно уменьшалось.

Первую, пробную партию дроби Виктор Андреевич доставал половником и смотрел, что получалось. В начале литья бекасина мы настраивали качество получаемой дроби, чтобы не получались дорожки, хвостики, крупные лепешки. Для бекасина неправильная форма — это нормально, главное, следить за размером.

Во время литья Виктор Андреевич регулировал высоту подъема консервной банки, которую держал клещами над бочонком, температуру свинца и равномерный прогрев. Я отвечал за высоту воды и масла в бочонке. Все подбирается опытным путем и зависит от состава свинца, температуры атмосферного воздуха, плотности используемого масла, температуры воды. Если все нормально, получается круглая или каплевидная форма, мелкая лепешка тоже пойдет; наливаем в консервную банку свинец и начинаем процесс, периодически добавляя в банку свинцовую массу и подогревая ее непосредственно в банке. Перегревать свинцовую массу нельзя, иначе будет литься струя и получится нитка вместо шарика.

Банку потрясываем и постукиваем для равномерного выливания капель-струй. Во время процесса периодически нужно проверять качество получаемой дроби. Чтобы капли на дне бочонка не деформировались и не слипались в куски неправильной формы, банку нужно медленно водить над поверхностью масла. Тогда вылитая дробь равномерно распределяется по дну. Готовую дробь мы промывали от масла моющим средством.

«Я беру у жены то, чем она посуду моет», — говорил мой наставник. Дробь для заряда необходима чистая, не жирная и абсолютно сухая. Когда дробь получается разной формы и размеров, это нормально, отсеивать ее для бекасина не нужно. Из-за наличия большого количества дисперсанта диаметр дробовой осыпи достигает от полутора до двух метров.

Такие патроны используются на дистанции до 30 метров охотниками, имеющими подружейных собак. При навеске 28-32 грамма в патроне 12-го калибра примерно число дробин нами вылитого бекасина достигает от 500 до 600 штук. А те дробины, которые мы посчитали браком при настройке литья, пойдут на переплавку в другой раз.

В быту существует множество способов литья дроби, одни литейщики льют дробь просто в воду, вторые в раствор горчицы, третьи в солярку. А некоторые мастера утверждают, что лучше всего дробь льется в патоку (это отходы сахарного производства), и получается она практически идеальной по форме и размерам. При литье в воду внутри дробины могут образовываться пустоты, что при стрельбе сильно увеличивается ее разброс, образуя очень крупные «окна». В связи с этим возрастает процент подранков.

Способ, который мне показал Виктор Андреевич, меня вполне устроил. Дробь такого изготовления летает хорошо и осыпь дает достойную, проверяю уже четвертый сезон. Вот так я освоил этот увлекательный, полезный процесс, завершил Сергей Васильевич свой поучительный рассказ.

Алексей Дзюбчук 17 ноября 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑