Персидские хроники

Наконец-то в программе моих поездок появилось не совсем обычное для нашего времени направление — Иран. И теперь в планах у меня стояла охота на персидского пустынного козерога и керманского барана.

Защитная окраска делает керманских баранов практически незаметными на фоне травянистых склонов гор. Фото автора.

Защитная окраска делает керманских баранов практически незаметными на фоне травянистых склонов гор. Фото автора.

Организация любой охоты в этой стране имеет свою специфику и требует большого запаса терпения, что я прекрасно понял еще на стадии подготовки.

Прошло четыре недели, как я отправил заявку на получение визы через официальный сайт МИДа Ирана, но ответа так и не получил.

Как организатор я выполнял все необходимые формальности для моего старого клиента Сергея, поэтому, чтобы не терять времени, решил положиться на помощь своего партнера в Иране.

По его совету я аннулировал заявку на визы, а копию паспортов и другую необходимую информацию отправил ему в Иран, в результате уже через неделю мы получили электронное подтверждение, что нам выданы въездные визы.

Да, на руках у нас было только подтверждение, сам же оригинал виз ожидал нас по прибытии в аэропорт Тегерана.

С оружием тоже возникли свои трудности. По закону в Иране иностранец может охотиться только со своим личным ружьем, арендовать его на месте запрещено. Поэтому мне необходимо было еще позаботиться о получении разрешения на ввоз оружия Сергея в страну.

Когда все формальности были улажены, настал час снаряжения. Оно очень важно для любой горной охоты, а для охоты в Иране вдвойне — из-за изменчивости погоды во время сезона охоты. Дело в том, что первая половина охотничьего сезона в Иране начинается с середины сентября и продолжается до 6 октября, когда тепло.

Затем до 10 декабря действует запрет на охоту из-за периода гона животных. Вторая часть охотничьего сезона длится до 6 марта. Мы забронировали охоту на середину февраля, когда температура воздуха обычно выше нуля и вряд ли можно ожидать снег.

Поэтому для нас важнее всего было, чтобы выбранное снаряжение обеспечивало хорошую защиту от ветра, а не от холода.

 

Любое дело в Иране начинается и заканчивается чаем. Фото автора.

Полет из Европы в Тегеран проходит через Дубай. Если все документы оформлены правильно, то процедура прохождения таможни и паспортного контроля в международном аэропорту Тегерана весьма проста. Разумеется, не без помощи местного партнера.

Но вот багаж и оружие благополучно загружены в такси, и мы едем на другой конец города, где расположен национальный аэропорт (до него чуть более часа езды). Наш следующий рейс доставит нас в Йезд.

Часовой перелет проходит гладко, и мы оказываемся в некоей сказке — в одном из старейших городов Ирана. Йезд — столица одноименной провинции Йезд, чей старый город был объявлен ЮНЕСКО объектом всемирного наследия в 2017 году.

Помимо Старого города мы планируем посетить другие достопримечательности Йезда, такие как центральная мечеть, сад Доулат Абад, храм Аташкаде, Башня молчания..

Но сначала нам предстоит заселиться в отель, находящийся за пределами Йезда. Там в номерах есть кондиционеры, и там после долгого путешествия мы можем наконец принять душ.

За ужином нам подают персидские кулинарные изыски, а в завершение трапезы традиционный чай, во время которого мы детально обсуждаем план на ближайшие дни с моим персидским партнером и его старшим охотничьим гидом. По плану наше утро начнется с пристрелки оружия, а затем последует сама охота на пустынного козерога.

Внешне пустынный козерог похож и на турецкого безоарового козла, и на синдского козерога из Пакистана. С возрастом шкура козерогов светлеет и становится кремовой с ярко выраженным темным воротником вокруг плеч.

Его рога сильно сжаты с боков, передний край острый и неровный, а задняя часть рога закруглена. До иранской революции этот козерог водился по всей Персии, но после 1979 года его численность резко упала.

 

Как и любая горная охота, наша на 80 % состоит из ожидания и разглядывания склонов с целью обнаружения животных. Фото автора.

Бесконтрольная охота с автоматическим оружием и начавшийся выпас десятков тысяч домашних овец в естественных местах обитания козерога резко сократили его популяцию. Поголовье животных восстановилось только в последние годы.

Этому способствовало создание национальных парков, контроль над состоянием популяции со стороны государства и суровые наказания за браконьерство. Валютные поступления от охотничьего туризма поспособствовали тому, что правительство стало уделять должное внимание проблеме дикой природы.

После обильного завтрака мы покидаем гостиницу и через час езды добираемся до подножия хребта Кухруд — одной из самых больших горных систем Ирана. Протяженность хребтов составляет почти 1000 километров, максимальные высоты — более 4000 метров.

Ровное безлюдное плато на склоне хребта — идеальное место для того, чтобы Сергей мог проверить свою винтовку от Пола Патерносса калибра .300 WinMag.

Идеальное оружие для горной охоты, где дальность стрельбы может составлять 500 метров! Трех выстрелов достаточно, чтобы понять, что оружие перенесло дорогу хорошо.

В последние дни до нашего прибытия местные проводники наблюдали большие группы козерогов вокруг горы Алиабад-Чехельгази. Именно отсюда мы и начинаем подъем в горы, следуя за Хасаном, нашим проводником, хорошо знающим местность.

Мы оставляем машины на высоте 1450 метров над уровнем моря и медленно, но верно поднимается по тропе. Примерно через два часа видим первых животных — восемь козерогов, причем один из них явно выделяется из группы.

 

Фото автора.

Ветер дует в нашу сторону, и козлы нас не видят. Тем не менее требуется повышенная осторожность. Козероги обладают не только исключительным обонянием, но и превосходным зрением, как и большинство диких козлов и баранов. Хасан долго наблюдает за животными.

Мы находимся в семистах метрах от них и должны попытаться подобраться поближе. Используя малейшие укрытия, через сорок минут мы подходим на дистанцию стрельбы. Дальномер показывает 352 метра до самого большого козерога, который находится примерно на тридцать метров выше нас.

Внезапно выбранный Сергеем бородач настораживается и смотрит в нашу сторону. Выстрел в грудь — смертельное попадание, но на таком расстоянии слишком велик риск сделать подранка, поэтому мы ждем, пока козел повернется к нам боком.

Минуты кажутся часами, а рогач все стоит и смотрит на нас. Наконец он делает шаг. Он явно что-то видит, но не может понять что, и, не отрывая от нас глаз, делает еще несколько шагов в нашу сторону.

Я уже собираюсь шепнуть Сергею, чтобы он поторопился, но тут звучит выстрел. Как опытный охотник, Сергей все время держал козла в перекрестие прицела и точно оценил ситуацию. Выстрел получился идеальный. Козерог скатился примерно на 30–40 метров вниз по склону и застыл на месте.

Нам требуется чуть больше получаса, чтобы добраться до добытого животного. Сначала мы спускаемся вниз по каменистому склону, а затем снова поднимаемся по нему почти на 200 метров и, кажется, совсем выбиваемся из сил.

Но усталость отступает, когда мы видим прекрасный трофей 13-летнего персидского козерога с рогами длиной более метра. Официальное измерение трофея состоится позже, а пока он претендует на 10-е место в Книге рекордов SCI. Очень достойный трофей!

 

Фото автора.

После обычной в таких случаях фотосессии егеря занимаются обработкой трофея, а нас ждет легкий ланч из бутербродов и свежезаваренного чая. Отдохнув, мы довольно легко спускаемся по каменистым, осыпающимся склонам и добираемся до машины еще до наступления сумерек.

Поскольку наш первый день охоты закончился удачно, мы решаем провести следующий более неспешно и планируем обзорную экскурсию по Йезду.

Все увиденное в Старом городе напомнило мне фильм «Принц Персии», только мы видели не кадры из приключенческого боевика, а реальную жизнь. Согласитесь, в тесных старинных улочках, в оживленной рыночной торговле, в шуме и гомоне толпы есть что-то волшебное.

Наш переводчик и гид исчерпывающе отвечали на все наши вопросы и показывали нам такие интересные места, которые далеко не всем туристам удается увидеть.

Но вот экскурсионный день подходит к концу, мы возвращаемся в отель, где за ужином обсуждаем план следующей охоты. Далее у нас в программе охота на керманского барана.

Благодаря строгому контролю властей и организаторов охот, успешно борющихся с браконьерством, популяция керманского барана неуклонно растет, впрочем, как и всех других видов охотничьих животных Ирана. Это еще одно доказательство того, что охота — важнейший инструмент сохранения природы.

 

Бинокль в горах иногда самая важная часть снаряжения. Фото автора.

К сожалению, погода на следующий день срывает наши планы. Проводник получает известие от своих людей, посланных в горы для поисков старого трофейного барана, что в районе охоты поднялся сильнейший ветер и лучше переждать непогоду дома.

Охотиться в таких условиях и опасно и бессмысленно, так как подойти к животным на выстрел невозможно. Нам остается только смириться с происходящим. Но это тоже часть жизни охотника.

Мы используем это время для просмотра и редактирования отснятых фото- и видеоматериалов. Кроме того, у нас есть отличная возможность поговорить с иранцами о будущих охотах. Речь идет об охоте на ширазского и эсфаганского муфлонов и персидскую газель.

Мы планируем эти охоты на следующий год и пользуемся возможностью получить информацию из первых уст. Ближе к вечеру приходит хорошая новость, что ветер стих и прогноз погоды на следующий день благоприятный.

Рано утром мы отправляемся на машинах в район охоты и через два часа прибываем на место, где были замечены трофейные животные. Высота 1550 метров над уровнем моря, но ландшафт сильно отличается от того, где мы охотились на козерога. Это сплошь заросшие растительностью холмистые, пологие склоны гор.

В глаза бросаются похожие на снег многочисленные белые пятна и полосы. Неужели это снег? Но еще слишком тепло для него. Ответ не заставляет долго ждать. Наш профессиональный охотник объясняет, что это натуральная соль.

Куда ни посмотришь, везде природные солончаки. Пышная растительность, обилие соли, множество ручьев и мелких речек наряду со строгим контролем над браконьерством — вот главные предпосылки того, чтобы количество дичи здесь быстро увеличилось.

 

В Йезде как нигде чувствуется связь с историей. Фото автора.

Прежде чем мы начинаем охоту, наш водитель быстро разжигает огонь и готовит чай. Здесь вообще ничего не начинают без чая.

К нам присоединяются два местных егеря, которые инспектировали территорию на предмет трофейных животных и сообщили нам о шторме накануне. Они долго о чем-то говорят с Хасаном, указывая, куда идти. Охота в горах Дорбида, где мы сейчас находимся, вероятно, займет больше времени, чем на козерога, но и местность здесь намного легче для ходьбы.

Мы медленно, но неуклонно поднимаемся вверх, останавливаясь и осматривая в бинокли склоны гор перед каждым перевальчиком или изгибом склона. Растительность здесь больше похожа на сухую траву.

На таком фоне не так просто увидеть однотонно окрашенных баранов. После шести часов поисков мы видели в общей сложности около пятидесяти разных животных, включая пустынных козерогов, причем количество увиденных животных нельзя сравнить с тем, что мы наблюдали в первый день.

Плохо одно: пока нам не удалось подойти к баранам на расстояние, чтобы хорошо оценить их трофейные качества и произвести уверенный выстрел.

Но место, где мы сейчас остановились, выглядит многообещающе. В двухстах метрах под нами находится широкая долина с небольшим ручьем, на берегах которого отдыхают бараны. Я насчитал восемнадцать животных, но скорее всего их было больше. Цвет их шкуры отлично сливается с растительностью, поэтому я наверняка видел далеко не всех баранов.

Пока я решал, который из рогачей лучше, Хасан уверенно определил трех из них. Двое находились в середине группы, а третий лежал слева. В то время как профессиональный охотник объяснял Сергею точное местонахождение трофейных самцов, в стаде внезапно началось небольшое волнение.

Мало-помалу все животные поднялись. Одни просто стояли, другие, пройдя несколько метров, останавливались. Головы животных были направлены в разные стороны, и понятно, что не мы причина их волнений.

Мы отлично были скрыты скалистыми выходами горных пород, да и ветер дул на нас. Вполне вероятно, что беспокойство овец вызвал хищник. Персидский леопард обитает в этих местах, и его добычей, как правило, бывают бараны и козероги.

 

Фото автора.

Я каждый раз поражаюсь умению Сергея концентрировать внимание. Он не позволяет себе отвлечься от охоты и терпеливо держит в прицеле выбранного барана, стоящего за старой самкой, что мешает сделать один-единственный выстрел.

К счастью, зараженная волнением самка отходит на несколько шагов, и теперь старый баран на чистом. Сергей еще раз подтверждает свою отличную стрелковую подготовку — баран падает на землю. На этот раз нам требуется всего несколько минут, чтобы добраться до добычи.

Перед нашими глазами лежит замечательно старый самец. Несомненно, этот превосходный трофей займет особое место в коллекции Сергея.

Хотя солнце уже низко, а нам еще предстоит спуск к машине в течение двух часов, сопровождающие занялись свежеванием трофея, нам же предложили чай. Домой мы возвращались быстрым шагом, Хасан связался с нашим водителем по радио, дал ему какие-то указания о месте встречи.

Мы, как говорится, поспешали, но последний километр все же пришлось идти с фонарями. Окончательно стемнело, когда мы наконец добрались до машины. Усталые, гордые и довольные результатом, мы возвратились в гостиницу и проспали с Сергеем всю ночь как убитые.

Наутро нас ждал перелет в столицу Ирана, а там перед рейсом в Европу короткая экскурсия по Тегерану. Прощаясь с друзьями в аэропорту, мы пообещали друг другу увидеться в следующем году на Эсфахане.

Эрих Мюллер 8 октября 2020 в 15:20






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑