Другая Камчатка, или две недели на западном побережье

"Когда будет срублено последнее дерево, когда будет отравлена последняя река, когда будет поймана последняя птица, — только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть."- из высказываний вождей североамериканских индейцев.

Камчатку смело можно назвать землей бурых медведей, поскольку на этом полуострове самая высокая плотность косолапых хищников в мире.

Камчатку смело можно назвать землей бурых медведей, поскольку на этом полуострове самая высокая плотность косолапых хищников в мире.

Алтай, Камчатка и Белорус­сия — места, куда хочется возвращаться и возвращаться. Когда после двухлетнего перерыва нарисовалась возможность снова посетить Камчатку, да еще с друзьями, предвкушение счастья вытеснило из головы все сомнения.

В предыдущих поездках в этот удивительный и во многом противоречивый край меня забрасывали в лагерь либо «вертушкой», в роли которой выступал старичок МИ-8, либо нартами. Среди альтернативных способов известны еще два: на гусеничном тягаче и по морю. Первый предполагает не слишком далекое перемещение по лесотундровой местности, где встретить крупного и малознакомого с человеком зверя считается редкой удачей. А мне хотелось вкусить настоящей дикости и оторванности от людей. Наверное, поэтому в этот раз выбор пал на заброску по воде, а это около 100 км на север от Паланы, бывшей столицы Корякии. После оценки всех предложений аутфитеров мы заключили договор с Константином К., и не пожалели. У него в аренде были обширнейшие угодья, изобилующие зверем, не испытывающим излишнего пресса со стороны местных и приезжих охотников, как это происходит в угодьях общего пользования. Организация гостевых охот распределяется таким образом, чтобы исключить повторную охоту в одних и тех же местах в одном сезоне.


Когда отъезд проходит ровно, без неожиданностей и цейтнота, это настораживает. Практика показывает, что в таком случае удача решает, что здесь и без нее все в порядке, и отворачивается. Вот и на сей раз на работе с передачей дел все разрешилось мягко, сборы вещей и амуниции тоже прошли на удивление гладко. А уж когда, несмотря на жесточайше зацементированную в автомобильных пробках Москву, удалось заблаговременно добраться до Шереметьева, у нас почти не оставалось сомнений, что это не к добру. Так оно и вышло. В аэропорт прибыли трое испытанных многочисленными совместными охотами товарищей: Антон Р., Артем Б. и я. Хотя должны были лететь четверо, т.к. за четверых был оплачен аванс, на четверых выкуплены основные авиабилеты и билеты на местные камчатские авиалинии. Просто по иронии судьбы четвертый охотник, включенный в группу в последний момент, ошибся с днем вылета. Так неожиданно наша поездка началась с сюрприза.


Но жизнь текла своим чередом, оружие и багаж покоились в недрах авиалайнера, а наш сократившийся коллектив был готов к приключениям. Восьмичасовой перелет — и мы в знакомом аэропорту Петропавловска-Камчатского. Дальше маленький самолетик АН-28 с забавным двойным хвостовым оперением, который летает лишь раз в несколько дней, должен доставить нас в Палану. Так было задумано, и так бы оно и вышло, если бы не наступил… «день сурка». В течение четырех последующих дней, с 9:15 до 14:15, раз в час милый голос сотрудницы аэропорта сообщал нам, что регистрация задерживается на один час в связи с погодными условиями в Палане. После этого мы собирали свой скарб и отправлялись в отель на радость администраторов и портье. Только самый крупногабаритный багаж удалось пристроить в камеру хранения аэропорта.


Но всему когда-то приходит конец, настал конец и нашим мучениям. Сошлись погодные карты над Питером (так камчадалы именуют свой город), Паланой и лежащими между ними перевалами, и, погрузив вперемежку багаж, оружие и ручную кладь в чрево латаного-перелатаного «Ана», мы наконец продолжили свой путь. В Палане нас заждались. Погода здесь не балует стабильностью даже в течение одного часа, поэтому, наскоро перекусив и переоблачившись из светского платья в зимнюю охотничью одежду, мы поспешили отчалить на четырех моторках «Обь-3» от берега и поплыли вдоль морского побережья, тщательно стараясь не напороться на подводные камни. Так или иначе, а через 4 часа спорого хода, забрав по пути часть припасов, повариху Степаниду и помощника по хозяйству Стасика, мы вытащили наши моторки на состоящий из гальки и крупного вулканического песка берег. Вот он, базовый лагерь. Без излишеств, но со всем необходимым. Дощатая избушка с чадящей печкой-буржуйкой обещала просушить нашу одежду, палатка-столовая с плитой и баллонным газом — накормить, а палатка-баня… О ней мы только мечтали в предыдущих поездках в глухомань.


Охота началась. В первый же вечер разведка вблизи лагеря результатов не дала. Следы видели во множестве, но некрупные, поэтому решили с утра поискать охотничьего счастья морем, стартовав на моторках, освобожденных от поклажи, связанной с заброской. А пока, умаявшись с дороги, мы растянулись на нарах и ближе к утру столкнулись с реальностью в виде потухшей печки, опрометчиво пущенной на самотек. Пришлось в темноте разыскивать фонарики, дрова, нож, строгать щепу, чтобы вновь затопить источник комфорта и цивилизации. Но только с рассветом нам удалось это сделать, когда проснулись старожилы и показали нам корякский способ быстрого розжига. Надо кусок морского пенькового каната толщиной 3–5 см, длиной 25–30 см обмакнуть в бензин для лодочных моторов и все. Канаты эти, как и обрывки рыболовецких сетей и прочий мусор, валялись вдоль берега, словно отторгнутые волнами продукты цивилизации.


Говорят, если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. К утру ветер стал крепчать настолько, что отойти от берега было невозможно. Волна, с которой бы без проблем справилось любое двухпалубное судно, захлестывала маленькие алюминиевые лодчонки, угрожая либо заполнить их водой, либо разбить о камни, торчащие вдоль всей линии прибоя. Первой лодке чудом удалось отойти от берега на относительно безопасное расстояние, а нашу с Артемом залило беспощадно, а заодно и мой левый сапог. Мотор упрямо не хотел заводиться, не помогали ни смена свечей, ни колдовство с подсосом. Пришлось выкидываться обратно на берег и затаскивать лодку метров на 15, чтобы слить воду и поменять мотор на резервный. Усилия не пропали даром, повторная попытка отойти от берега удалась, и вскоре обе лодки, судорожно надрывая 30-сильные «ямаху» и «тохатсу», седлали морские волны и двигались вдоль берега. Однако при таком волнении биноклевать было нельзя: десятикратно увеличенное изображение прыгало перед глазами, не позволяя сфокусировать взгляд на чем-либо мельче слона. Моторы не справлялись, и мы шли с постоянным риском не успеть сманеврировать и получить очередную порцию соленой водички. Приняли решение разбить группу и, высадив Артема с двумя помощниками и частью вещей в потенциально добычливом месте, идти дальше налегке.

 

ЗЕМЛЯ КАМЧАТОВ. Существует более 20 версий происхождения названия «Камчатка», есть и этимологические. Русские первопроходцы охотились на полу­острове на морских котиков (кам-котиков), отсюда возник топоним «Камчатка» — «земля камчатов». Еще раньше слово «камчат» означало «большой бобр», проникло в русские говоры и распространилось на всю Сибирь. Полуостров Камчатка вытянут с северо-востока на юго-запад на 1200 километров, здесь четко выявлено несколько природных подзон от тундры до лесов. Он соединяется с материком узким перешейком — Парапольским долом — и омывается с запада Охотским морем, а с востока Тихим океаном и Беринговым морем. Площадь Камчатки составляет 270 тыс. км.


Теперь, несмотря на волнение, мы время от времени замечали то одного медведя, пасущегося на морской капусте в зоне отлива, то другого, отдыхающего в ольшанике на склоне прибрежной скалы. Но определить на расстоянии истинные размеры трофея было сложно. В конечном итоге мы решили остановиться, организовать временный лагерь и переночевать. Большая часть вещей вымокла, их надо было просушить, да и нашим провожатым требовался отдых. Поужинав чем Бог послал, все улеглись в большой брезентовой палатке, какое-то время пытаясь поднять в ней температуру при помощи примуса. Как нельзя кстати пришелся мой трехкомпонентный спальник, который мы разделили с Антоном в дополнение к его старенькому. Через несколько часов, необходимых для отдыха, охота продолжилась.


Медвежьих следов было много, но заслуживающих внимания среди них не оказалось. Очевидно, надо было опять выдвигаться по воде. И вот снова непростое отчаливание, прыгающий ход по волнам и разглядывание в бинокль темных пятен на берегу. В конце концов мы заметили достойного претендента. Он шел и не обращал никакого внимания на посудины, болтающиеся на волнах в 400 метрах от берега. Похоже, он только что позавтракал и теперь делал ежедневный обход своей территории, охраняемой от конкурентов. Скоро он заляжет где-нибудь на гребне и будет глядеть на мирскую суету, сонно прищурив свои карие глазки. Наверное, секунду назад бурого засек и Антон, во всяком случае его лодка, резко добавив оборотов, устремилась к берегу в точку, находящуюся метрах в двухстах позади топтыгина. Ребята пытались, во-первых, зайти на ветер, а во-вторых, отсечь тропинку, чтобы лишить зверя основного пути отхода. Нам же оставалось только переживать за Антона, стиснув за него кулаки на удачу, и корректировать его действия по рации.


Качаясь на волне, я видел то спешащего по берегу Антона, то, вздымаясь на гребне, медведя, все-таки решившего не спеша двигаться по почти вертикальной тропке мимо забитой снегом расселины в скале. Сам момент выстрела я не видел, находясь в нижней точке между волнами. Мой тезка Вадим Н. радостно похлопал меня по плечу: «Есть! Попал, готов! Молодец Антон!» — и поспешил поздравить меня с удачей друга, а затем добавил оборотов, и мы стремительно полетели к берегу. Даже издали было видно, что трофей хорош. В след медведя влезали две мои ноги, таких лапищ я до сих пор не видывал. Не вызывало сомнений, что условие договора: «Размер шкуры, не снятой с туши, должен составлять не менее 2,5 м» организаторы выполнили однозначно. И Антон был рад, отстрелявшись первым в нашей команде и сделав все именно так, как он любит: без поблажек, которыми напичканы некоторые VIP-охоты. Сам увидел зверя, сам подбежал, сам выстрелил и добыл.


Однако пора уже было кого-то добыть и мне. После двух неудачных выбросов на берег мы заметили еще одного претендента. В бинокль зверь выглядел крупнее прежде увиденных, хотя судить о его размерах на таком расстоянии да еще из раскачивающейся лодки было сложно. Подобраться к зверю на выстрел непросто. Подойти справа мы не могли, так как дул ветер и зверь, мирно пасущийся на пляже, мог учуять нас раньше, чем мы приблизимся на нужную дистанцию. Слева же пляж перегораживала голая отвесная базальтовая скала, уходящая передним краем в воду. Идея взобраться на нее отметалась сразу: пришлось бы карабкаться на высоту около 50 м отвесно вверх, а альпинистского снаряжения у нас не было. Я уже готов был после высадки обойти скалу по воде вброд, а потом действовать по обстоятельствам, но тезка категорически зарубил мой проект: у скалы может быть с головой, а полутораметровая волна в сочетании с температурой воды около 2–5 градусов быстро прикончит незадачливого энтузиаста. В итоге был выработан компромиссный план. Предстояло, предельно приблизившись к прибою слева от скалы, двигаться на минимальной скорости, обходя ее на безопасном для лодки расстоянии, а по достижении визуального контакта с объектом выброситься прямо у него на глазах на берег и стрелять. Если же зверь попытается скрыться в скалах, то надо будет выключить мотор и, скользя по инерции, стрелять с лодки.

Продолжение следует

Вадим Семашев 27 мая 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Greg Kamchadal офлайн
    #1  3 июня 2014 в 00:06

    A за что убили медведя - за то что большой и красивый? Смешного косолапого мишку просто так, без всякой надобности втихаря как наемный киллер в подъезде из под тишка, превратить в окоченивающий труп. Через пары дней останутся гниющие потроха и засоленая вонючая шкура. Он вам был личный враг или у вас психология закомплексованного маньяка, который ментов боится, а зверей мочить запросто. Был медведь и нет медведя - и вам на душенке тепло и самовосхваление. Посещение природы должно быть с фото и видео. Это действительно мастерство и умение выследживать зверя и делать классные эпизоды его жизни, а не смерти. А замочить животное, которое живет мирной жизнью и не ведает о таких опасностях - это может делать только гнусь по жизни. Теперь не будет больше не косолапой походки, ни интересных моментов для настоящего любителя живого наблюдателя. Вы наверняка с чувством личной крутизны мочили сонных беременных медведих, которых трусливо будили в берлоге зимой. Хоть госдума и приняла закон о запрете под давлением международных организаций, но все знают - это мертвый закон. Замочить зверя легко и безопасно когда он спит или вылазит сонный. Еще у вас, россиян я знаю есть еще одна "крутизна" - подманивать голодных животных кормушками, и подло мочить из будки. У россяин никогда не замечалось милосердия. Нравится творить мертвечину вокруг себя поедьте на !го-Восток Украины, там настоящие мужчины, а не офисные хомячки с ружьишками. Там можно настреляться сколько хочешь, с подлинным героизмом и адреналином по самые уши.
    Я знаю все ваши аргументы - мы охотники. Также как торгаши кричат мы бизнесмены, впаривая больным поддельные лекарства. А массовый терракт, отстрел хомячков от бизнеса, похищение людей за выкуп - это же тоже бизнес, и киллеры тоже охотники. Они же не мочат всех подряд, а только избранных, со своими правилами, и этикой, между прочим.

    Ответить
  • -1
    НИК.ИВАНЫЧ офлайн
    #2  3 июня 2014 в 07:43
    Greg Kamchadal
    A за что убили медведя - за то что большой и красивый? Смешного косолапого мишку просто так, без всякой надобности втихаря как наемный киллер в подъезде из под тишка, превратить в окоченивающий труп. Через пары дней останутся гниющие потроха и засоленая вонючая шкура. Он вам был личный враг или у вас психология закомплексованного маньяка, который ментов боится, а зверей мочить запросто. Был медведь и нет медведя - и вам на душенке тепло и самовосхваление. Посещение природы должно быть с фото и видео. Это действительно мастерство и умение выследживать зверя и делать классные эпизоды его жизни, а не смерти. А замочить животное, которое живет мирной жизнью и не ведает о таких опасностях - это может делать только гнусь по жизни. Теперь не будет больше не косолапой походки, ни интересных моментов для настоящего любителя живого наблюдателя. Вы наверняка с чувством личной крутизны мочили сонных беременных медведих, которых трусливо будили в берлоге зимой. Хоть госдума и приняла закон о запрете под давлением международных организаций, но все знают - это мертвый закон. Замочить зверя легко и безопасно когда он спит или вылазит сонный. Еще у вас, россиян я знаю есть еще одна "крутизна" - подманивать голодных животных кормушками, и подло мочить из будки. У россяин никогда не замечалось милосердия. Нравится творить мертвечину вокруг себя поедьте на !го-Восток Украины, там настоящие мужчины, а не офисные хомячки с ружьишками. Там можно настреляться сколько хочешь, с подлинным героизмом и адреналином по самые уши.
    Я знаю все ваши аргументы - мы охотники. Также как торгаши кричат мы бизнесмены, впаривая больным поддельные лекарства. А массовый терракт, отстрел хомячков от бизнеса, похищение людей за выкуп - это же тоже бизнес, и киллеры тоже охотники. Они же не мочат всех подряд, а только избранных, со своими правилами, и этикой, между прочим.

    Был бы ты камчадалом, не нес бы такую чушь, и ты более похож на клавишника...заскочил сюда на пяток минут и тявкаешь. А не знаешь о том, что только в течение недели по стране более двух десятков нападений на людей медведей, и пять человек растерзаны. Это те случаи, которые известны из сводок...

    Ответить
  • -1
    Борис Соколов офлайн
    #3  3 июня 2014 в 12:06
    НИК.ИВАНЫЧ
    Был бы ты камчадалом, не нес бы такую чушь, и ты более похож на клавишника...заскочил сюда на пяток минут и тявкаешь. А не знаешь о том, что только в течение недели по стране более двух десятков нападений на людей медведей, и пять человек растерзаны. Это те случаи, которые известны из сводок...

    Николай, да это обычный провокатор, боец идеологического фронта с Незалежной, шут с ним ! И даже не с Юго-Востока, не из Новороссии, а скорее всего прихвостень нынешнего Киева. Такие шарятся по всем российским сайтам и пакостят - идеологическая война в действии. Заметьте,каков смысл комментария: противопоставить российских мужчин-охотников новороссийским. Типичный провокатор.

    Ответить
  • -1
    Иван Ларионов офлайн
    #4  3 июня 2014 в 16:27

    ///A за что убили медведя - за то что большой и красивый? Смешного косолапого мишку просто так, без всякой надобности втихаря как наемный киллер в подъезде из под тишка, превратить в окоченивающий труп. Через пары дней останутся гниющие потроха и засоленая вонючая шкура. Он вам был личный враг или у вас психология закомплексованного маньяка, который ментов боится, а зверей мочить запросто. Был медведь и нет медведя - и вам на душенке тепло и самовосхваление. Посещение природы должно быть с фото и видео. Это действительно мастерство и умение выследживать зверя и делать классные эпизоды его жизни, а не смерти. А замочить животное, которое живет мирной жизнью и не ведает о таких опасностях - это может делать только гнусь по жизни.///

    Пришёл, чё то пукал, пукал.... Чё хотел не понятно - толи пожаловаться, толи усовестить, толи напугать, странный какой-то.
    Может Он гомосек, или "баба с бородой"?

    Ответить
  • 1
    анатолий евменов офлайн
    #5  3 июня 2014 в 17:23

    Особенно понравилось "Замочить зверя легко и безопасно, когда он спит или вылазит сонный."Сразу видно, что "камчадал".Взять бы его за уши, притащить , к берлоге , разбудить медведя и оставить его с,ружьем у чела.А потом взвесить его штаны, если уцелеет. .Думаю, что они сильно потяжелеют от вида сонного мишки. Эммигрант, похоже, причем 2 поколенья (которые "все путают и имя и названье..."

    Ответить
  • -1
    анатолий евменов офлайн
    #6  3 июня 2014 в 21:58
    анатолий евменов
    Особенно понравилось "Замочить зверя легко и безопасно, когда он спит или вылазит сонный."Сразу видно, что "камчадал".Взять бы его за уши, притащить , к берлоге , разбудить медведя и оставить его с,ружьем у чела.А потом взвесить его штаны, если уцелеет. .Думаю, что они сильно потяжелеют от вида сонного мишки. Эммигрант, похоже, причем 2 поколенья (которые "все путают и имя и названье..."

    Это я о комментарии камчадала.

    Ответить
  • 0
    НИК.ИВАНЫЧ офлайн
    #7  3 июня 2014 в 21:59

    ВО! :-))))))))) да мы так и поняли.

    Ответить
  • 0
    Владислав Шатилов офлайн
    #8  3 июня 2014 в 22:12
    НИК.ИВАНЫЧ
    ВО! :-))))))))) да мы так и поняли.

    Даже убирать его бред не стоит - хоть посмеёмся! Но зато какое единство в рядах!

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑