Темный лес

Согласно действовавшему до 01.04.2010 законодательству, то есть до вступления в силу закона «Об охоте…», а именно согласно статье 36 Лесного кодекса РФ, для пользования лесным фондом в целях ведения охотничьего хозяйства между государством и лицом, ведущим охотничье хозяйство, требовалось заключать договор аренды лесных участков лесного фонда.

Фото Ильи Антонюка

Фото Ильи Антонюка

Ответ В.Бодункова на статью автора: С законом-«навигатором» по «темному лесу»

При этом в отличие от действующего на данный момент законодательства, в ранее действовавшем не было установлено ни сроков заключения таких договоров, ни обязательности их заключения, то есть лицо, собирающееся вести охотничье хозяйство, должно было само выступить с инициативой заключения таких договоров, предварительно разработав план освоения леса и проведя его государственную экспертизу.

Только после этого такое лицо могло заключать договоры аренды лесных участков, на основании которых охотугодья на территории лесных участков считались бы сформированными, и, следовательно, такое лицо начинало бы иметь право ведения охотхозяйственной деятельности на таких лесных участках.

Фактически получалось, что выдаваемая ранее Долгосрочная лицензия давала право на заключение договоров аренды лесных участков, но не давала права на ведение охотхозяйственной деятельности без таких договоров, то есть охотничьи угодья на территории лесного фонда начинали считаться закрепленными только при наличии долгосрочной лицензии и договора аренды лесных участков.

При этом охотхозяйство само принимало решение о необходимости ведения охотхозяйственной деятельности на территории лесного фонда, то есть принимало решение о закреплении за собой лесного фонда посредством договора аренды лесного участка, или о нереализации такого права.

Справочно предлагаю выборку из статьи 36 Лесного кодекса, действовавшей в период выдачи так называемых долгосрочных лицензий.

1. Ведение охотничьего хозяйства на лесных участках представляет собой предпринимательскую деятельность, связанную с оказанием услуг лицам, осуществляющим охоту.

2. Лесные участки, предоставляемые для ведения охотничьего хозяйства, признаются охотничьими угодьями.

5. Граждане, юридические лица осуществляют использование лесов для ведения охотничьего хозяйства на основании договоров аренды лесных участков.

После введения в действие закона «Об охоте…» в Лесной кодекс были внесены изменения, и, согласно действующей редакции лесного кодекса, правом на заключение договоров аренды лесных участков в целях ведения охотничьего хозяйства стали обладать только лица, с которыми заключены охотхозяйственные соглашения.

Складывается такая ситуация, что если с каким-либо охотхозяйством, владеющим долгосрочной лицензией до внесения поправок в лесной кодекс, не были заключены договоры аренды лесных участков, то территории лесных участков, на которых планировалось вести охотхозяйственную деятельность в момент получения долгосрочной лицензии, нельзя считать закрепленными охотничьими угодьями и следует считать общедоступными охотничьими угодьями, так как фактически процесс закрепления таких охотничьих угодий, расположенных на территории лесного фонда, юридически не был доведен до конца.

А если начать рассматривать данную ситуацию со стороны действующего закона «Об охоте…» в рамках пункта 3 статьи 71, то складывается такая ситуация, что если владелец долгосрочной лицензии, не заключивший договор аренды лесных участков, обратится за заключением охотхозяйственного соглашения, то есть захочет обменять свою старую долгосрочную лицензию на охотхозяйственное соглашение, то такому лицу будет отказано в заключении охотхозяйственного соглашения на лесные участки, которые при получении долгосрочной лицензии планировалось использовать для ведения охотничьего хозяйства, так как никаких договорных отношений на использование таких лесных участков не заключалось, а пункт 3 статьи 71 закона «Об охоте…» четко определяет обязательность наличия договора о предоставлении территории в пользование.

Следует отметить, что в ряде регионов недобросовестные охотпользователи, несмотря на то что сами по своей инициативе не реализовали право на заключение договоров аренды лесных участков, заключают договоры с охотниками о предоставлении охотничьих услуг на территории лесных участков, фактически не являющихся закрепленными за данными охотхозяйствами.

Это в свою очередь может привести к тому, что органы охотинспекции привлекут таких охотников к административной и уголовной ответственности за незаконную охоту на территории таких лесных участков, так как разрешение и путевка, выданные охотпользователем на данные лесные участки, не являются законными документами, на основании которых можно производить охоту на территории фактически общедоступных угодий.

В свою очередь следует отметить, что во избежание таких инцидентов с охотниками на территории ряда регионов органы прокуратуры произвели проверку использования лесов в целях ведения охотничьего хозяйства и в судебном порядке установили незаконность использования лесов рядом охотхозяйств. К таким регионам относятся Красноярский и Забайкальский край, Республика Алтай, Республика Хакасия, Республика Татарстан.

Альберт Горбачев 5 июля 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Сергей Матвейчук офлайн
    #1  6 июля 2014 в 06:59

    На эту тему уже километры страниц написаны, а автор выбирает только то, что ему нравится.
    Все эти прокурорские наезды - одновременно почти по всей стране, а не только в перечисленных регионах - вся эта кампания имеет главной причиной (причиной; поводом, я думаю, было письмо автора в Генпрокуратуру), по моему мнению, желание прокуратур влегкую выполнить план по результативным проверкам и желание лесников (совпадающее с потребностями региональных властей) отчитаться о резком увеличении поступлений в бюджет. Ни закона, ни здравого смысла за этим не стоит.
    Единственный результат этой кампании (в тех регионах, которые не смогли ее загасить на корню) - очередная дезорганизация охотничьего хозяйства.
    Особенно умиляет утверждение автора, что прокуратуры проверяют охотхозяйства "во избежание таких инцидентов с охотниками", т.е., чтобы охотники, не дай бог, не были привлечены к ответственности за незаконную охоту. Прокуратуры сами автору об этом сказали? Прекращение осуществления пользования лесными участками ввиду отсутствия договоров аренды на всю закрепленную территорию, чего требуют прокуроры, имеет своим следствием, отнюдь не перевод этих угодий в общедоступные (для этого надо требовать аннулирования лицензий), а запрет охоты в этих угодьях, что как раз и способствует переводу охотников в браконьеры.
    Мнение автора о том, что долгосрочникам, ранее не заключавшим договоров аренды лесных участков, будет отказано в переходе на охотхозсоглашения - ошибочно: Закон об охоте просто обязывает долгосрочника, не заключавшего лесных договоров, внести единовременную плату (ч. 5 ст. 71); тем, кто заключал, плату вносить не нужно (ч. 7 ст. 71). Возможно, автор заблуждается добросовестно, смешивая договор аренды лесных участков с договором об охотугодьях (о котором говорится в ч. 3 ст. 71, на которую автор ссылается).
    В общем, имеет место очередная антиохотничья кампания, и очень жаль, что РОГ в очередной раз становится ее пособником.

    Ответить
  • -2
    Роман Кузнечихин офлайн
    #2  6 июля 2014 в 23:00

    Это не тёмный лес, это туман, который напускают авторы

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑