Загадочный дуэт Коломба

Оружие хранит множество тайн. Они связаны с конструкциями, декором, происхождением и датировкой.

Дорожные пистолеты Артари-Коломба с принадлежностями в ящике. Дорожные пистолеты Артари-Коломба с принадлежностями в ящике.

а Московской мануфактурной выставке 1835 года внимание публики было приковано к охотничьим ружьям мастера с необычной фамилией Артари-Коломба. Вероятно, он был родом из Италии, однако всю жизнь прожил в Москве и работал для русских охотников. Этот оружейник вошел в историю не только благодаря своим прекрасным изделиям и странной фамилии.

 


С ним связана тайна: было ли двое оружейников — Иван Артари и Петр Артари-Коломба, или все же один. Превратимся на время в Шерлока Холмса и, воспользовавшись документами и предметами, попробуем разобраться в этом запутанном деле.
Двойная фамилия Артари-Коломба — скорее всего, сочетание фамилии и прозвища. Фамилия Коломба весьма распространена в Италии. Оружейники Коломба (Colombo) известны в Риме, Милане и других итальянских городах еще с ХVII века. Приставка «Артари» переводится с итальянского как «искусник». В оружейной литературе ХIХ века считалось, что это был один и тот же человек.
Так известный охотовед С.И. Романов писал в 1877 году в «Словаре ружейной охоты»: «Артари-Коломба — ружейный мастер, живший в Москве. Ружья его пользовались прекрасной репутацией и били превосходно. К сожалению, чересчур высокая цена (около 400 руб. за ружье) всегда мешала повсеместному и большому распространению изделий этого мастера. Фирма же его прекратилась лет 5 или 6 тому назад». Другой современник, В. Лаврентьев, в 1886 году пишет следующее: «Артари-Коломба жил в Москве 15 лет назад, сейчас фирма не существует. Ружья его пользовались хорошей репутацией и сейчас хранятся и берегутся любителями».
Даты совпадают, окончание работ приходится на 1871 год, а вот когда они начались?
Самое раннее упоминание относится к выставке 1835 года, где в каталоге указываются изделия иностранца Ивана Артария Коломба. Потом начинаются противоречия — материалы более поздних выставок 1830–1860-х годов свидетельствуют о существовании двух оружейников с одинаковой фамилией. На петербургской выставке в 1839 году и московской в 1843 году был представлен Иван Артари, который экспонировал двуствольные и четырехствольные дробовики, одноствольные и двуствольные штуцеры, а также солдатское ружье, заряжаемое с казенной части. Кроме ружей было выставлено несколько пар пистолетов по цене 300 рублей.

 

Четырех­зарядный двуствольный штуцер. Вид сбоку.


В 1835 году в Москве и в 1861 году в Петербурге присутствует Артари-Коломба, а на московской выставке в 1865 году — Петр Артари, причем в каталоге выставки оговаривается, что ранее он (Петр) выставлялся и в 1853 году, и в 1861-м. Логично предположить, что Петр именовал себя Артари-Коломба, а Иван — просто Артари. А есть ли еще различия между Петром и Иваном, и не мог ли это все-таки быть один человек?
По данным 1861 года Артари-Коломба (к сожалению, имя не указано) имел собственный дом по адресу: Садовая-Спасская, д. 8, и там же находилось его оружейное заведение. На него работали около 14 человек, годовое производство составляло примерно 6 тысяч рублей. Учитывая среднюю стоимость ружей (500 руб.), он мог выпускать в год не более 12 штук.
Сведения 1865 года о Петре различаются. Он жил на той же улице, но в доме № 9. Данных о его производстве нет. Известно только, что ни на одной выставке оружие Ивана наград не получило, а Петр имел в 1853-м и 1861 годах две малые золотые медали, а в 1865 году большую золотую медаль. На этой последней выставке он демонстрировал много разнообразного оружия — двуствольный штуцер с особыми патронами, одноствольный игольчатый штуцер со сменным дробовым стволом, двуствольные ружья, двуствольные штуцеры с кинжалом и рогатиной и пистолетные пары в ящиках. Продукция Петра весьма похожа на изделия Ивана. Это вызывает сомнения в наличии двух разных мастеров. Может быть, оружейник намеренно сообщал в каталогах разные имена, иногда даже давая фамилию без имени. «Указатель Москвы» за 1852 год и «Адрес-календарь» 1868 года указывают только одного оружейника Артари в собственном доме на Садовой-Спасской.
Обратимся к сохранившимся изделиям Артари-Коломбы. Больше всего их хранится в Государственном историческом музее — 14 предметов.
Четыре изделия подписаны по-французски «Artari a Moscou», но только в одном случае указан инициал «I». Остальные десять подписаны двойной фамилией, также по-французски — «Artari Colombo a Moscou», но без инициалов или полного имени.
Наличие двух разных вариантов подписей свидетельствует о существовании все же двух мастеров. Кем они друг другу приходились, пока не известно. Возможно, это были отец и сын, причем отец использовал одинарную фамилию Артари, а сын Петр двойную — Артари-Коломба. Последнее упоминание имени Ивана относится к 1843 году, а первое появление Петра — к 1853 году.
Рассматривая изделия обоих Артари, поражаешься их мастерству. Помимо разно­образного ассортимента внимание привлекает оригинальность отделки и оформления, которые позволяют выделить их в особый московский стиль украшения. Ивану Артари принадлежит одноствольное ружье, ствол которого опускается вниз на шарнире. Подобные «переломки» начал делать в середине 1830-х годов французский оружейник Казимир Лефоше. Правда, у него они были казнозарядными под шпилечный патрон, а ружье Ивана Артари дульнозарядное, но зато имело в торце ствола брандтрубку. Такая конструкция была в то время достаточно модной и называлась «системой с центральным запалом».
Тот же мастер изготовил и великолепную двустволку с короткими стволами (580 мм) 10-го калибра (19,6 мм). Общая длина ружья составляла всего 935 мм, что делало его удобным для охоты в зарослях и кустарнике на боровую дичь и болотную дичь. Конечно, короткие стволы не могли дать кучного боя, но он и не нужен при охоте на короткой дистанции. Зато небольшое ружье поворотливее и удобнее при заряжании в зарослях.
Отделка ружья проста и изящна — стволы прекрасного полосового дамаска, замки и колодка украшены тонкой гравировкой, изображающей диких уток, вальдшнепов, куропаток и легавых собак. Ложа из полированного ореха с проступающим рисунком волокон.
Однако славу Иван и Петр завоевали своими штуцерами. От мастера Ивана Артари сохранился двуствольный капсюльный штуцер, в каждый ствол которого шло по два заряда, поэтому замки его имели по два курка. Такая система была весьма популярна в России — ее делал московский мастер Фрол Панов, а кроме того, по сведениям известного путешественника А. Черкасова, она бытовала и в Сибири. Стволы штуцера имеют 16 нарезов, сверху их украшает серебряная насечка и золотые пластинки, отделанные гравировкой, изображающей медвежьи головы. Замочные доски покрыты пластинами с фигурками тигров и кабанов. К ружью прилагается тяжелый охотничий нож, также украшенный насечкой. Ружье снабжено инициалами владельца — «В. Л.», а нож другими — «С. Л.». Кроме того, ружье подписано просто «Артари», а нож — «Артари-Коломба» и снабжен датой 1855 год.
В данном случае, может быть, мы имеем дело с работой обоих Артари — Ивана и Петра. Первый сделал только ружье, а второй изготовил нож в более позднее время, да еще по желанию нового владельца, видимо, родственника. Заказчики этого оружия могли быть только состоятельными людьми. Среди богатых москвичей с такими инициалами подходят купцы первой гильдии — Василий Логинович Лепешкин и Семен Логинович Лепешкин.
Из работ Петра Артари-Коломба хочется отметить еще два штуцера. Один из них имеет на каждом стволе по две брандтрубки, но принимает только один заряд. Оба капсюля на каждом стволе разбивались ударом одного курка, страхуя охотника от осечки. Подобная предосторожность не была лишней при охоте на опасных животных.
Другой штуцер имеет в комплекте нож и рогатину. Оружие было заказано человеком с инициалами «В. Я.» под дворянской короной. Им мог быть только Вячеслав Иванович Якушкин — сын известного декабриста. Другого представителя дворянского рода с такими инициалами в то время не было.
Штуцеры обоих Артари отличаются относительно малым весом (около 4 кг) и небольшим калибром (19–19, 5 мм), поэтому они могли использоваться на зверя не крупнее медведя. Английские штуцеры на слонов имели калибр около 26,5 мм, а штуцера на тигров и львов при калибре 19,5–21 мм весили не менее 5,5–6 кг. Все это говорит о том, что Артари работали на охотников Центральной России, которые охотились на медведей и кабанов, а в Африку не ездили.
От Артари-Коломба сохранилось несколько пар разных пистолетов. Среди них есть дуэльные, дорожные и спортивные для тира. Замки у пистолетов спрятаны внутри колодки и взводятся специальным рычажком, который появляется при нажатии на потайную кнопку. Пистолеты рассчитаны на стрельбу большими капсюлями без пороха.

 

Комплект из охотничьего кинжала и пера рогатины, украшенный в старословянском стиле.


Примером еще одной оригинальной работы являются дорожные пистолеты под шпилечный патрон Лефоше. Здесь секрет конструкции состоит в том, что при нажиме на боковую кнопку выскакивает короткий курок, потянув за который, можно взвести ударники, и тогда снизу из корпуса появляется спусковой крючок. Для целевой стрельбы было сделано и небольшое ружье с казенником, поворачивающимся при помощи подствольного рычага. Его ствол украшен великолепным травленым орнаментом, а ложа вырезана из чудесного ореха.


Изделия оружейников Артари входят в число лучших образцов оружейного мастерства, которые украсят любую коллекцию.
 

Юрий Шокарев 5 декабря 2011 в 15:05






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑