Как дальше охотиться?

Вся система охраны и использования охотничьих ресурсов должна быть нацелена на удовлетворение интересов простых охотников

фото: Илья Комаров
фото: Илья Комаров

Охота, любимое хобби многих мужчин (да и женщин тоже), все больше превращается в балаган и неразбериху, в которых не найти того, кто прав и кто виноват. Какими бы жаркими не были споры охотников разных групп достатка в отношении охоты, охотничьего хозяйства и их составляющих, каждый останется при своем мнении. Поэтому мне бы хотелось на страницах любимой газеты высказать свою точку зрения по этому вопросу.

Сразу оговорюсь, что сужу только по ситуации в центральном регионе и по проблемным, на мой субъективный взгляд, вопросам. В данном вопросе можно выделить 3 основных «кита»: охотник – государство (законодательство и охотнадзор) – охотугодья (общедоступные, закрепленные за ООиР и частные). Наравне с тремя «китами» особняком стоят охотничьи виды зверей и птиц. Все три «кита» тесно взаимодействуют (в той или иной степени) друг с другом, и один без другого существовать в принципе не могут и не должны.

Вся система охраны и использования охотничьих ресурсов должна быть нацелена на удовлетворение интересов простых охотников. Но и от охотников требуется понимание их особой роли в использовании и сохранении охотничьих ресурсов, т.е. ответственности за свои действия. Ведь охотники являются основой всей охоты (наравне с угодьями и обитающим на них животным миром).

Часть граждан, только готовящихся стать охотниками, не имеют ни малейшего желания изучать охотминимум и законодательство об охоте, а уж биология охотничьих видов животных для них и вовсе закрытая книга. Например, по рассказам моего хорошего знакомого, принимающего охотминимум в охотнадзоре, претенденты на охотничий билет вместо ответа на экзаменационный вопрос часто восклицают: «А зачем мне это надо знать?»

А отвечая на дополнительные вопросы, говорят с укоризной: «Вы своими вопросами отобьете у меня все желание стать охотником!» Видимо, такие же или подобные вопросы слышат от вступающих в общества охотников и члены приемной комиссии ООиР. Совершенно непонятно, что мешает претендентам хорошо подготовиться к сдаче охотминимума, чтобы показать на экзамене глубокие знания, используя в своем ответе термины, принятые в среде охотников. После такого ответа экзаменатор будет относиться к претенденту с уважением, понимая, что охотником стал ответственный человек. Причин слабой подготовки претендентов, скорее всего, две: или банальная лень, или уверенность в том, что глубокие знания им ни к чему (друзья научат). Если прежде получение членского охотничье-рыболовного билета было сопряжено с рекомендациями и прохождением кандидатского стажа, то теперь таких требований нет. Нет и требований прохождения стрелковой подготовки на стенде. А для становления охотника, несомненно, нужны некоторые теоретические знания и практические навыки. В этом плане общества охотников играли положительную роль.

Поэтому я надеюсь, что при получении единого охотбилета охотник будет обязан прослушать курс ознакомительных лекций с последующей обязательной сдачей экзамена. Важно, чтобы претендент имел право сдавать такой экзамен только один раз в год с последующей пересдачей, в случае неудачи, только через год. Введение подобной процедуры получения охотничьего билета позволило бы повысить ответственность охотников.

Многие люди, получив охотбилет и купив оружие, уже считают себя охотниками. При этом стреляют во все подряд, не зная видов зверей и птиц и охотничьей этики, которую соблюдали наши предки не одно столетие. Таких охотников нельзя назвать любителями, они, скорее, охотники-авантюристы или охотники-паразиты. Для них охота – это выезд на природу с обильными возлияниями, веселыми подружками и стрельбой на любой дистанции во все, что движется. У них нет уважения к другим охотникам, охотнадзору или милиции. К каждому такому охотнику не приставишь проверяющего, но введение строгой ответственности за нарушение охотничьего законодательства и неотвратимость наказания должны сыграть в таких случаях положительную роль. Остановить таких «охотников» можно, только лишив их права охоты (или свободы) на продолжительный срок.

Теперь о другой проблеме. Простые охотники перестали организованно заниматься биотехническими мероприятиями, трудиться на благо угодий и животных, в них обитающих (устраивать солонцы, галечники и порхалища, развешивать гоголятники, чистить водоемы), т.е. делать то, что раньше называлось отработкой. Хотя многие самостоятельно в угодьях, где часто охотятся, посильно помогают животному миру. Однако основная масса охотников хочет просто стрелять и жалуются, что в общедоступных угодьях ничего нет, все лучшие угодья «распроданы» частникам, водоемы зарастают. Но я, как и многие другие, считаю, что истинный охотник не может быть хищным потребителем природы. Он в первую очередь обязан заботиться о сохранении животного мира для последующих поколений. А для этого он должен участвовать в биотехнических мероприятиях, направленных на улучшение условий обитания охотничьих ресурсов. К примеру, к биотехническим мероприятиям по водоплавающим и околоводным птицам относится: обводнение угодий, изготовление искусственных гнезд, сохранение береговой растительности, создание прокосов в сплошной водной растительности, посадка кормовых растений. Согласно аналитическому обзору по базе данных «Ресурсы водоплавающих птиц России», в нашей стране не менее 90% охотников охотятся на водоплавающих птиц. Так почему единственное, что многие хотят делать в угодьях, – это соорудить себе личную подкормочную площадку, чтобы потом добыть на свой страх и риск кабанчика? Поэтому пока мы не изменим наше отношение к этому вопросу, в общедоступных угодьях будет «пустыня».

Илья Комаров, г. Владимир 23 ноября 2010 в 14:43






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑