Собачьи киллеры

     Картечь, предназначенная для секача, ударила по месту. Барса она развернула и швырнула на свежий снег. Он шел по следу кабана, но теперь ему было не до секача. Барс сам стал жертвой охотника и бился в предсмертной агонии. Второй, в общем-то уже не нужный выстрел успокоил его навсегда.

     Охотник, отнявший у него жизнь, своей меткостью и быстротой реакции мог быть доволен. Человек, рассматривавший поверженное им животное, торжества совсем не испытывал. Перед ним лежала вовсе не роскошная дикая снежная кошка, ирбис, а охота, в которой он участвовал, происходила вовсе не в горах Памира или Тянь-Шаня, где такие кошки еще водятся, а в самом что ни есть Среднем Поволжье, где барсов-ирбисов отродясь не видали.
     Разве что в Пензенском зоопарке... Убитый метким стрелком Барс был всего лишь породистой и ухоженной лайкой. Да еще и с ошейником, на котором заботливый хозяин прикрепил табличку со своим телефоном. За мгновение до того, как нажать на курок, стрелок услышал в лесу перед собой размеренный дуплет и визг подранка. Жертвой первых выстрелов стала такая же ухоженная лаечка – сука по кличке Дымка, сестра Барса. От роду им было по два года и два месяца. Обе лайки были притравлены по вольерному кабану.
     Кабана вольного в лесу им увидеть так и не довелось. Обе принадлежали моему другу Анатолию Какулину, страстному охотнику и любителю лаек. Тихое и размеренное начало того хмурого декабрьского дня никаких неприятностей не предвещало. Анатолий Какулин и мы, его друзья (всего семь человек), прибыли охотиться на кабана по лицензии в добротное Узинское охотхозяйство ВОО Пензенского военного гарнизона.
     С нами были собаки Анатолия. Выяснилось, что одновременно с нами в хозяйстве на кабана будет охотиться еще одна команда. Охотиться мы должны будем на разных участках. Условия хозяйства это вполне позволяют. Кабан есть. Мешать друг другу не будем. Нашей охотой будет руководить егерь Почкин В. Охотой второй команды руководить доверено егерю Тужилину Г.К.
     Оба егеря в своем деле отличные специалисты, да и просто по жизни – серьезные и порядочные мужики.
     Не скажу, что конечный ее результат в виде деликатесного продукта нас не интересовал. Просто этот результат был на втором плане.
     В первую очередь нас интересовало, как сработают собаки. Интересовал результат многолетних усилий Анатолия по выращиванию, воспитанию и подготовке зверовых лаек.
     Ни для кого не является секретом, что за последние два десятилетия количество лаек в целом значительно снизилось. Особенно лаек зверовых, хорошо работающих по копытным. Причин тому много. Это и обесценивание пушнины, вплоть до полной невозможности ее сбыть, и падение численности копытных, и резкое ухудшение материального состояния многих охотников, которым стало просто не на что кормить собак.
     Лишь в последние несколько лет среди энтузиастов стали появляться люди, которые могут себе позволить иметь по несколько собак и не только возрождать и восстанавливать утраченное, но и развивать породу.
     Мой друг как раз к таким и относится. С неба деньги на него не валятся, но и особых проблем с ними он не испытывает. Анатолий достаточно успешный предприниматель и часть честно заработных денег тратит на свое увлечение правильной охотой. Чтобы получить перспективных для работы по кабану щенков, Анатолий купил изувеченную лайку-кабанятницу. Работать она уже не могла, так как во время охоты секач перерубил лайке переднюю лапу, порвав при этом сухожилие. Собака тяжело болела, нуждалась в длительном лечении, но осталась способной производить потомство. Она и сейчас живет у Анатолия на полном, как говорится, пансионе. От нее он и получил несколько щенков, которых вырастил и воспитал для работы по копытным. Анатолий четырежды вывозил собак в соседнюю область для притравки по вольерному кабану.
     3 декабря 2006 года наступил, как говорится, момент истины. По тому, как поведут себя собаки на реальной охоте, предстояло понять, не потрачены ли напрасно два года и немалые средства на их подготовку.
     На нашем участке были проверены входные и выходные кабаньи следы. Наши загонщики с собаками шли по километровой просеке к началу загона. В одном месте ее пересекал ночной след кабана, который ушел в сторону участка, где охотилась другая команда. Нас он не интересовал, но лайки, шедшие без поводков, живо им заинтересовались и встали на след. Отозвать их не удалось.
     Начало охоты было сорвано, и возобновить ее можно было только после возвращения собак. Ругая себя за неосмотрительность, стали ждать возвращения собак. А тут еще на участке, где уже шла охота, с коротеньким перерывом раздались два дуплета. Соседи, похоже, взяли кабана, а мы все еще чешемся.
     Порадовались успеху коллег-охотников и, еще больше раздосадованные своим проколом, стали соображать, как бы побыстрее вернуть своих лаек.
     Между тем, дела у коллег обстояли совсем не так здорово, как нам могло показаться. Их команда в срочном порядке собиралась уезжать на базу, а их добычей стал вовсе не кабан, а наши лайки, которых мы теперь уже совершенно напрасно ждали. Руководивший охотой этой команды Г.К. Тужилин перед началом загона дал команду: в загоне не стрелять, загонщикам – покрикивать и стучать по деревьям, чтобы стронуть кабанов и выставить их на линию стрелков в спокойном состоянии. Встревоженный прозвучавшими в загоне выстрелами, егерь двинулся вдоль номеров, чтобы выяснить, кто и почему нарушил дисциплину и его указания.
     Выяснив, что в результате пальбы были загублены две лайки, Г.К. Тужилин немедленно охоту прекратил и дал команду всей группе охотников продвигаться на базу, чего им совсем не хотелось. Они хотели только одного – поскорее разъехаться по домам, но егерь на своем настоял. «Ворошиловские стрелки», отличившиеся в пальбе по собакам с ошейниками, предложили егерю скрыть улики и закопать убитых лаек в снег где-нибудь в лесу, полагая, видимо, как та наивная школьница, что неожиданно возникшая беременность может как-нибудь благополучно рассосаться.
     Как настоящий охотник и порядочный человек, Г. Тужилин категорически от такого предложения отказался и предупредил, что скрывать от хозяина собак сей постыдный факт не станет. Умникам же он доходчиво объяснил, что ничего само собой не рассосется и что таких собак хозяева в лесу не бросят, и что рано или поздно хозяин лаек здесь появится и по следам без особого труда все вычислит.
     Понятно, что собак своих мы ждали зря. Ни через час, ни через два они не вернулись. Тогда мой товарищ связался с егерем Г.К. Тужилиным по мобильнику, чтобы посоветоваться, как быть дальше. От него он и узнал, что произошло, и что этих собак нам уже не дождаться никогда. На базе Анатолий с глазу на глаз встретился с главными «героями» печального происшествия. Вразумительного ответа на вопрос, зачем и за что убили его собак, от «снайперов» он не получил.
     Выплатить материальную компенсацию за бессмысленно загубленных собак стрелки наотрез отказались.
     Для релаксации, так сказать, и поднятия боевого духа бравые ребята предложили Анатолию испить с ними водочки и закрыть на том неприятную тему. И все ... Ни сожаления, ни раскаяния ... На том и разъехались.
     Развез Анатолий нашу команду по домам, а ночью с егерем поехал в лес за своими собаками. Сдал трупы лаек в ветеринарную лабораторию и обратился в Пензенский Региональный Союз охотников и рыболовов и Клуб охотничьего собаководства с просьбой оценить нанесенный ему материальный ущерб. По методике, признанной судами и неоднократно публиковавшейся в Российской охотничьей газете, ущерб посчитали. Размер ущерба за погубленного Барса «потянул» на 18 тыс. руб., за Дымку – на 15 тыс. руб. Заручившись обещанием свидетелей рассказать на суде правду, подал Анатолий заявление в прокуратуру Пензенского военного гарнизона с просьбой привлечь виновных к уголовной ответственности по соответствующей статье Уголовного кодекса Российской Федерации. Не торопитесь удивленно поднимать брови – причем, мол, охотничьи собаки и военная прокуратура.
     Очень даже причем. Все члены охотничьей команды, участники которой расстреляли высокопородных лаек, являются военнослужащими одной из воинских частей, дислоцирующейся в Пензенской области. И стреляли в собак не какие-нибудь отмороженные сержанты-контрактники, а вполне зрелые офицеры. Белая, как говорится, кость... Дымку в загоне расстрелял (крепче держитесь за стул) подполковник Строганов В.И., а Барса – героически державший «оборону» на стрелковом номере, капитан Шумкин В.В.
     Кстати, экспертиза установила, что причиной смерти собак послужили огнестрельные ранения в шею, грудь и спину. Здорово все-таки стреляют, черт возьми, защитники Отечества по охотничьим собакам. Как говорится, любимый город может спать спокойно...
     Конечная цель моего повествования состоит в одном – предостеречь очередных раздолбаев от желания в отсутствие другой дичи потешиться стрельбой по чужим охотничьим собакам. Все должны знать, что поохотившись подобным, образом можно изрядно подпортить свою собственную репутацию.
     Р.S. Когда мое письмо в редакцию было уже подготовлено к отправке, мой друг сообщил, что граждане, уничтожившие собак, после беседы с прокурором, срочно выплатили 33 тысячи рублей и попросили написать в прокуратуру заявление с отказом от требования о возбуждении уголовного дела по ст. 167 ч.II Уголовного кодекса РФ в связи с получением материальной компенсации. Анатолий Какулин – человек мягкий и неконфликтный. Такое заявление в прокуратуру по просьбе своих обидчиков он, конечно, написал. Можно ли считать подобное раскаяние собачьих убийц деятельным и искренним? Думаю, что нет.
     Таким оно могло считаться там, на базе, но никак не после беседы со следователем военной прокуратура, когда перед «стрелками» во весь рост встал вопрос о привлечении к уголовной ответственности и необходимости спасать служебную карьеру.
     Должен ли я в связи с этаким «раскаянием» отказаться от отправки в редакцию уже подготовленного письма? Тоже думаю, что  нет! Не знаю, в какой форме уважаемая редакция «РОГ» решит использовать изложенные мною факты и станет ли их использовать вообще, но в СМИ эта тема должна найти свое отражение. Публичная огласка подобных «подвигов» может послужить сдерживающим фактором для потенциальных собачьих убийц.
     К своему письму прилагаю ксерокопии документов, подтверждающих правдивость изложенных мною фактов. Кстати, до того, как получить приглашение на охоту по кабанам (задолго до того, как она состоялась) мой друг по своему желанию и от души, как говорится, выделил определенные средства на приобретение подкормки для кабанов в Узинском охотхозяйстве. Помогать этому охотхозяйству друг мой собирается и впредь.

Александр БОБЫШИН 19 июня 2007 в 14:20






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑