К вопросу о традициях

Прочитал я «крик души» Сергея Лосева в «РОГ» № 50 за 2006 г. И решил принять участие в обсуждении. Некоторые его высказывания меня удивили, а с чем-то не согласен.

Я не ставлю цели научить начинающих охотников стрельбе в той или иной ситуации, я рассказываю, как я учился этому. И если что-то окажется полезным, буду рад. Начну с техники стрельбы. Еще в самом начале статьи С. Лосев отрицательно высказался о публикациях опыта знаменитых стрелков прошлого, о том, что время идет, а прогресс не стоит на месте. После статей Константинова, Яркового и Гурова я понял, что в статье С.Лосева речь идет о технике стрельбы на стенде, где оттачивают свое мастерство спортсмены. Но статья написана для всех читателей газеты. Лосев упрекает авторов (кого – в статье не указано), цитирую: «А если авторы не знают этой современной техники, то и не надо учить стрелять молодежь. Переучиваться гораздо сложнее, чем учиться заново». Создалось впечатление, что Лосев с кем-то продолжает спорить, чтобы можно было познакомиться с их мнением. Упрекая их в применении «дедовских методов», С. Лосев чуть ниже говорит, что «нужно стрелять только «на обгоне». В его словах я вижу противоречие. О целесообразности стрелять «на обгоне» (очень удачное название, предложенное С. Лосевым) я читал еще в 1946 г. А еще в 1885 году Л.П. Сабанеев, говоря о способах стрельбы по движущейся цели, писал: «Первый и самый употребительный и верный метод – это стрельба с так называемым поводком, причем стрелок, вскинув ружье в летящую птицу, ведет ружье (при боковом полете) и спускает курок, не останавливая стволов и опережая птицу только на расстоянии, превышающем среднее. Так стреляет громадное большинство охотников, даже те, которые полагают, что они стреляют навскидку, вовсе не целясь» (Л.П. Сабанеев «Охотничий календарь» т. 1. М., «Физкультура и спорт», 1985 г.) Можно привести высказывания целого ряда других авторов, печатавшихся уже в наши 50-е, 60-е и т.д. годы. То есть в книге Сабанеева приведено именно все то, что С. Лосев и в настоящее время считает нужным и полезным, только он называет этот метод иначе. В части, касающейся стрельбы, я самоучка. Перефразируя слова А.М. Горького, могу сказать: «Всему тому, что я умею в стрельбе и охоте, я обязан книгам, охотничьим журналам, а за последние годы во многом, несомненно, и «Российской Охотничьей Газете». Стрелять я начал еще в 1944 г., а в 1946 г., будучи учеником 10-го класса, учился стрелять из малокалиберной винтовки. Со стрельбой из охотничьего ружья я познакомился только в 1970 году, когда вступил в Общество охотников и сумел купить свое ружье. Учился стрельбе по книгам. Продолжаю учиться и сейчас. Но в том же 1970 г. дважды мне удалось поучиться стрелять на стенде. Правда, выстрелить позволили всего раз пять или шесть. На окраине города, у леса, в городском Обществе был стрелковый стенд с двумя вышками, где устанавливались метательные машинки. За дежурство на машинке мне разрешили пострелять по тарелочкам. Учили стрелять наши охотники. Вскоре стенд ликвидировали, город рос, ему нужно было место. В книге Р.В. Дормидонтова и Н.А Валова «Твоя первая охота» (М., «Физкультура и спорт», 1976) авторы привели рисунок и описание очень простого прицела для двуствольного ружья. Этот прицел изготавливался из 2-миллиметровой проволоки в виде кольца диаметром около 80 мм и для охоты на уток закреплялся на стволе на удалении 70 мм от глаза охотника. Прицел напомнил мне кольцевые прицелы, что во время войны ставились на зенитные установки из счетверенных пулеметов «Максим». Позже в журнале «Охота и охотничье хозяйство» была статья с формулой для расчета получаемого упреждения при том или ином удалении прицела от глаза стрелка. Я пересчитал примерные скорости движения и расположение прицела при охоте на зайца. На зайце применять его мне не пришлось, а вот по летящей утке прицел «работает» очень хорошо.
Я сразу научился определять примерное упреждение при поводке. Научился, точнее, «настроил» глаз на необходимом удалении ствола от цели и снял прицел, тем более что в лесу он только мешает, цепляясь за ветки.
Возвращаюсь к стрельбе «на обгоне», о которой говорил Сергей Лосев. Вести летящую птицу, поворачивая ружье за ней, нетрудно, обогнать ее при этом тоже нетрудно, уверен, что все охотники так и делают, совершенно не задумываясь, им подсказывает опыт. Главная трудность в том, как определить, на сколько надо обогнать цель, чтобы, не останавливаясь, произвести выстрел. Кольцевой прицел научил меня, начинающего охотника, сопровождать ружьем цель в полете, держа нос утки на краю кольца прицела. Второе достоинство такого прицела в том, что он дает почти нужное упреждение практически на любом расстоянии до цели. Честно признаюсь, что стрелять приходится мало, даже очень мало. Например, летне-осенний сезон 2006 года пришлось пропустить из-за работы, смог «открыть» сезон только в конце сентября. Поэтому и сейчас иногда пользуюсь этим самодельным прицелом. Фабричные прицелы в свое время выпускались для ружей с горизонтальным и вертикальным расположением стволов, и такие у меня тоже есть, но ими не пользуюсь, они излишне «накручены» и тяжелы.
Теперь по поводу обучения. В одной из статей в «РОГ» автор, видимо, тоже тренер, пишет, что охотник берет и держит ружье, как автомат Калашникова. Он подчеркивает, что, взяв ружье так, охотник, конечно же, не поразит цель. Причем не объясняет, в чем неправильность. А если я никогда не брал в руки автомат Калашникова, как я могу знать, что неправильно и где описание, как правильно? Когда мой товарищ по охоте берет с собой на охоту «Сайгу», я пытаюсь понять, как он ее вскидывает, как держит и в чем может быть разница. Смотрю, чтобы делать не так, как он, ибо у меня охотничье ружье. Но беда в том, что мой товарищ тоже самоучка и даже в армии не был. Так кто же, как не тренер, может помочь и объяснить? Теперь об обучении стрельбе. Со стрельбой по неподвижной мишени все вроде понятно и почти просто, хотя на самом деле неподвижная мишень и неподвижная дичь это, как говорят в Одессе, «две большие разницы». Попасть в почти неподвижного нырка далеко не так просто, как кажется. Сложнее стрельба по движущейся цели. Один мой друг, охотник с большим стажем, при обсуждении этого вопроса поделился своим опытом. Они с братом тогда жили в деревне и учились стрелять по движущейся цели, бросая картошку. То были другие времена, картошка была своя, ее было достаточно, и она была дешевая. Второй мой учитель (доктор физ.-мат. наук, т.е. человек, умеющий думать) пенсионер, охотник с очень большим стажем охоты, несколько раз говорил мне, что тарелочки вместо метательной машинки можно бросать с помощью пращи. Но осуществить его предложение мы так и не успели, он ушел в места вечной охоты. Пошел другим путем: приготовил деревянную болванку, отяжеленную свинцом, а вместо пращи использовал спиннинг. Бросил, подтянул и опять готов к броску. Для обеспечения безопасности в стволы ружья закладываем патроны-имитаторы выстрела. Фабричные имитаторы стоят сейчас около 200 руб. Я делаю свои – в гнездо капсюля жевело вставляется кусочек жесткой резины, например от каблука (подошва тонка) старого башмака. Вставка высекается трубкой по размеру капсюля. Только после получения определенного навыка можно переходить к стрельбе, ограничив зону выстрела вешками, как на стрелковом стенде. Впервые познакомился с тем, как надо начинать обучение в статье «Первые выстрелы» («РОГ» № 36, 2006), этот способ детально описал Василий Ивлев. Для меня этот рассказ был откровением, и при обучении внука я обязательно воспользуюсь описанным методом. Тем более что внук уже имеет билет охотника и разрешение на приобретение ружья. Очень полезной для меня была и статья Виктора Гурова «Есть место традициям старины глубокой» («РОГ» №6, 2007). Кстати, Гуров упомянул о стрельбе «на обгоне» с лодки. Еще об обучении. Как показала жизнь, в частности моя, отдать себя в руки знающего тренера могут лишь те, у кого в городе есть таковые. Как правило, это Москва, Санкт-Петербург и некоторые областные центры. Насколько мне известно, до перестройки, чтобы попасть на стрельбище какого-либо общества охотников-спортсменов, надо было быть членом этого общества, но, возможно, я не прав. Я живу в Обнинске, до Москвы электричка идет 2 часа, до Калуги немного меньше. Далее, как правило, не менее часа до самого стрельбища, итого практически весь день. Проезд ранее при моем, теперь уже бывшем, окладе научного сотрудника в 205 руб. был, как говорят, «по карману».
В этом случае главный фактор – время. Когда в 1970 г. я перевелся на работу в г. Обнинск, несколько наших любителей рыбалки ездили в Москву на занятия в Общество «Рыболов-спортсмен». Ездили, но вскоре отказались – тяжело, хотя тогда мы все были на 35 лет моложе. Сейчас к этому прибавился и финансовый вопрос – проезд в оба конца и пребывание в течение дня в Москве обходится примерно в 1500 руб., и это при моем месячном окладе 3000 руб. Остается только одно – учиться на месте. Причем учиться стрелять можно только в период охотничьего сезона в угодьях, куда тебе продадут лицензию и путевку. Вот поэтому и нужна ваша, дорогие тренеры, помощь. Расскажите, что надо делать, чтобы самому, без вашего присутствия научиться стрелять правильно. А ответы типа, «чтобы научиться стрелять, надо стрелять», не нужны.
Но и сказанное еще не все. Я, являясь охотником, имею право обучать своего сына, внука, друга или кого хотите, но только теоретически, так как передача ему моего ружья, даже когда я стою рядом, – дело подсудное. Об этом предупреждалось в статье «Здравствуй, оружие» («РОГ» № 44, 2004 г.). И еще раз напомнил об этом Александр Гурьев в статье «Охоту подросткам» («РОГ» № 24, 2006 г.). Причем во всех случаях появляется ссылка на «Закон об оружии». Я не сомневаюсь в правоте полковника милиции Н.Ф. Боева («РОГ» № 24, 2006 г.), но в той копии закона, что есть у нас в городском Обществе охотников, этой записи нет, и если бы не «РОГ», то я и не знал бы об этом. До перестройки я вел в подшефной школе рыболовный кружок, тогда же в городском Обществе обсуждался вопрос об организации и кружка юного охотника. Теперь такой кружок вести нельзя, так как передавать кому-то свое ружье, даже без патронов, нельзя. Возникает вопрос, а как учить будущих охотников разбирать и собирать ружье, целиться и т.д., не передавая ружье им в руки? Возможно, на специально оборудованном стрельбище это правило не действует, но, как я понимаю, на такое стрельбище могут попасть единицы, а охотников у нас наберется более 2-х миллионов. Остается только одно – читать литературу и учиться самостоятельно, то есть заочно, хотя кто-то из авторов «РОГ» недавно заметил, что весьма малый процент охотников читает. Тем не менее для этого, естественно, надо иметь эту самую литературу. Вот поэтому я и выступаю с призывом к тренерам. Найдите время и пишите, не скрывайте ваши «секреты», считайте, что «все должно оставаться людям». Например, наметил С. Лосев, как «нужно проводить разбор каждого неудачного выстрела», спасибо, очень хорошо. Но если бы Вы, Сергей, еще и развернули бы подробнее причины, было бы совсем «то, что надо». Например, упомянуто: «...изначально неправильная стойка стрелка и неверный хват ружья». Мне все же непонятно, в чем неправильность и как она отражается на выстреле. Конечно, «неправильностей» может быть много, и для разных охотников они разные, но, вероятно, все же есть наиболее часто повторяющиеся, типичные. Но есть и другой путь: написать, какой должна быть правильная стойка стрелка и т.п. Пишите, рассказывайте, придерживаясь «строгого и беспощадного принципа С.Т. Аксакова», о котором упомянул М. Чванов в предисловии к книге С.Т. Аксакова «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» (Башкирское книжное издательство. Уфа. – 1984). Принцип Аксакова: «...передавать другим свои впечатления с точностью и ясностью очевидности так, чтобы слушатели получили такое же понятие об описываемых предметах, какое я сам бы имел о них ...»

Ревнут ГОЛОВКО 10 мая 2007 в 13:38






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑