Фанькенлюст - замок соколиных утех

     В увлечениях представителей династии Виттельсбахов с веками,  кажется, никаких капитальных изменений не происходило. Увлечения эти не  отличались большим разнообразием, по крайней мере в XVIII столетии:  изящные искусства, охота и прекрасный пол. С другой стороны, такой набор  не так уж и плох. В конце концов, современная европейская культура стараниями и страстями принцев, королей, их жен и фавориток обогатилась поистине выдающимися памятниками архитектуры. Сначала прославился Карл VII, создавший необыкновенный дворцово-парковый ансамбль Нимфенбург. По его стопам пошел кельнский курфюрст и архиепископ Клеменс Август (1700–1761). Священнические обязанности и членство в Тевтонском ордене не мешали ему срывать цветы наслаждений ни на ниве  Прекрасного, ни на охотничьих прирейнских просторах.
     Клеменс Август обожал охоту во всех видах, но боготворил по-настоящему только соколиную. Это и предопределило идею построить  Фалькенлюст – замок соколиных утех. Место тоже было выбрано не  случайно. Окрестности Брюля славились обилием цапель – излюбленной  дичи ловчих птиц.
     Первый камень нового замка, спроектированного Ф. Кювийе, заложили  в 1729 году, отделку под руководством М. Левийи закончили лишь спустя  восемь лет.
     Концепция строительства, естественно, вытекала из практических соображений: нужно было разместить просторный соколиный двор, требовались конюшни для лошадей и, наконец, здание для свиты и самого  курфюрста.
Проект удался по всем параметрам. Расположение замка хорошо продумано. Кювийе воздвигнул его прямо в лесу, что позволяло максимально  быстро выезжать на охоту.
     Перед двухэтажным главным зданием построили два одноэтажных  корпуса для кухни, сокольничих и лошадей.
Из Фалькенлюста вышло то, что во Франции называют «maison de plaisance», т. е. тип строений, для которых важны, прежде всего, простота и уют. Но проектанты, конечно же, не забыли и о «плезансе». Замок получился многофункциональным. Помимо приюта для охотников он верно служил местом секретных политических встреч и не менее тайных интимных свиданий курфюрста с фаворитками.
     На первом этаже в нижней гостиной собирались охотники перед выездом на травлю. Сюда же они и возвращались, чтобы затем в столовой («salle de companie») весело отметить удачный выезд.
     Декор нижней гостиной легко выдает ее принадлежность баварскому  хозяину замка. Принцип равенства участников охот отмечен здесь  присутствием портретов сокольничих во весь рост вместе с портретом  курфюрста над камином. У всех одна и та же принятая во владениях Клеменса Августа синяя с серебром охотничья униформа.
Рядом располагались покои для гостей-охотников, в распоряжении которых имелись все типичные для того времени удобства.
     Второй этаж предназначался полностью для Клеменса Августа. Он  поднимался к себе по лестнице, отделанной белой и синей роттердамской изразцовой облицовочной плиткой со сценами соколиных охот, обрамленными баварскими ромбами из родовых гербов Виттельсбахов.
     В ручной росписи 6000 изразцов, внутри ромбов, прослеживаются две группы мотивов: охотники с трофеями и ловчие птицы. На клобучках соколов зоркий глаз рассмотрит монограмму Клеменса Августа – КА.
На втором этаже, как и внизу, есть вестибюль, гостиная, спальня, вместо столовой – китайский кофейный кабинет, гардероб и жемчужина всего интерьера – Зеркальный кабинет, самая красивая комната Фалькенлюста. В синюю отделку цоколя и стен со всех сторон включены дорогие зеркала в  рамах позолоченной резьбы по дереву высочайшего уровня.
     На красочном плафоне С. Деларока в разных вариантах повторяются  сюжеты росписи плиток.
Отделкой и убранством этого кабинета, необычайными зеркальными эффектами восхищались в 1763 году Леопольд Моцарт, его жена, дочь  Наннерль и шестилетний Вольфганг Амадей, выступавшие в ту пору с  камерными концертами в европейских городах.
     Но комфорт этого уютнейшего строения раннего барокко, стоившего  курфюрсту 600000 талеров, не был самоцелью. Пока сокол боролся в небе с  цаплями, а сокольники следовали за ними на конях, чтобы быстро разнять  птиц, когда они опустятся на землю, с бельведера на крыше придворные наблюдали за исходом яростной схватки.
     Без пирушек, естественно, не обходилось. И хотя не всю знать отличали безукоризненные манеры за столом, дорогая посуда считалась уже необходимым атрибутом придворных застолий. Для Виттельсбахов ее изготовляли или на местных фарфоровых заводах, или заказывали в прославленном Мейсене. Эстетствовавший эпикуреец Клеменс Август не мог отказать себе в удовольствии выкушать рейнского из настоящего экзотического бокала. Известный мастер Кендлер вполне удовлетворял вкусам высокого заказчика, особенно что касалось  внешнего оформления сосудов, зачастую на охотничью тематику, столь  любезную курфюрсту.
     Особое место в череде оригинальных «творений» Кендлера занимает  охотничий бокал, украшенный сценой, имевшей реальное происхождение. Этот эпизод относится к 1739 году: во время одной из княжеских парфорсных охот олень, за которым гнались собаки, в желании во что бы то  ни стало спастись запрыгнул на крышу овчарни. Драматизм ситуации, сложившейся на глазах курфюрста, заключался в том, что площадь крыши  домика была очень мала и гончие в конце концов достали бы свою жертву.  Но несчастному животному была уготована «великая» честь – быть заколотым его высочеством.
     Именно с этим сюжетом и пожелал иметь охотничий бокал честолюбивый почитатель натурализма в прикладном искусстве.
     В 1749 году курфюрст заказал парижскому ювелиру Руэтье серебряную колоколообразную чашу, на которой тоже было изображено, как владелец  Фалькенлюста собственноручно убивает оленя на крыше злополучной овчарни. Французский умелец достойно справился с воплощением этой прихоти, создав на основе лишь устного рассказа целое произведение на охотничью тему с четырьмя подсвечниками в форме зубов.
     Создатель Фалькенлюста еще долго тешил себя здесь соколиными и прочими забавами. После него замок попал в надежные заботливые руки, благодаря которым его художественное оформление сохранилось в первозданном виде. В 1960 году замок и парк перешли в собственность земли Северный Рейн-Вестфалия. После комплексной реставрации Фалькенлюст стал использоваться только как музей.

Валерий ПАНКРАТОВ 2 мая 2007 в 16:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑