Общества охотников и их будущее

Интервью с заместителем председателя ЦС ВОО В.П. Кузенковым

 

В ноябре в охотничьем хозяйстве России произойдет важное событие – будет проведен очередной 13-й съезд Ассоциации «Росохотрыболовсоюз». На нем будут проведены выборы нового состава Центрального cовета, правления и президента Росохотрыболовсоюза. «РОГ» планирует освещать это важное событие и в его преддверии готова предоставить трибуну претендентам на руководящие посты этой организации. Наш собеседник – известный биолог-охотовед, долгое время проработавший в системе Главохоты РСФСР, а ныне заместитель председателя Центрального cовета Военно-охотничьего общества Валерий Петрович Кузенков.

— Валерий Петрович, что ждете Вы от предстоящего съезда?

— На сегодняшний день Ассоциация «Росохотрыболовсоюз» (РОРС) насчитывает около полутора миллионов охотников. Я думаю, им будет небезразлично, какой курс выберет новое руководство. По-моему мнению, эти выборы должны быть альтернативными, с достаточным числом кандидатур. Программы претендентов должны освещаться в охотничьей прессе, чтобы охотники в лице своих делегатов смогли сделать правильный выбор.

— Не будет ли этот съезд, как заметил один из читателей «РОГ», съездом председателей областных обществ, и могут ли в нем участвовать рядовые члены обществ?

— Да, помимо председателей обществ, в число делегатов будут включены и те охотники, которых выберут или уже выбрали делегатами на районных и областных конференциях. На этом съезде именно делегаты будут выбирать членов совета. Пока это старая система выборов. Далее члены совета из своего состава выбирают правление и президента, то есть председателя правления. Хочу отметить, что именно делегаты, которые сейчас приедут в Москву, и будут ответственны за то новое руководство РОРС, которое должно что-то сделать и изменить в работе общественных организаций. Так, как Ассоциация и ее подразделения работают сейчас, продолжаться больше не может. Изменения должны быть коренными, и чем скорее они произойдут, тем лучше.

— В чем они должны заключаться?

— Сейчас в связи с введением государственного охотничьего билета погибнет много обществ. Люди, не понимая, зачем они состоят в обществах, просто покинут их. Сейчас руководству РОРС, областных и районных обществ нужно повернуться лицом к охотнику. В руководящих органах РОРС нужны новые люди, защитники интересов охотников. Правда, некоторое обновление уже произошло 5 лет назад. Но сегодня с руководства Ассоциации надо спросить, что было сделано за это время для охотников. Нужны ли простым охотникам — членам обществ конкурсы в номинациях «Большая пятерка», «Великолепная семерка» и тому подобное? Эти акции должны быть, но сегодня они не могут быть приоритетными. Надо спросить, куда делись или денутся Адлерский пансионат, Вологодская лыжная фабрика, рыболовная база на Плещеевом озере, охотхозяйство «Владимирское» в Петушинском районе. По моему мнению, за эти 5 лет со стороны РОРС была провалена работа над законом «Об охоте...», нормативными актами, в которых должны принимать участие специалисты РОРС и обществ охотников. РОРС не смог отстоять членский охотничий билет, который стал не охотничьим. Скорее всего, если переизберут прежнее руководство РОРС, то охотники вправе спросить со своих областных председателей и делегатов, почему такое произошло.

— Уже давно пора произвести проверку и чистку аппарата тех областных и районных обществ, в которых властвуют «удельные князьки». Но как это сделать?

— Это давно назрело, и такую проверку и чистку необходимо провести. Замечу, что среди руководителей есть председатели, действительно хорошо работающие и стоящие лицом к простым охотникам. Но их мало. Нередко охотники возмущаются: что делать, у нас председатель общества ездит на охоту с начальником милиции, прокурором, у них своя постоянная команда, а на простых охотников ему наплевать. Я им отвечаю: переизбирайте, создавайте другое общество, сейчас все это разрешено. Люди должны решать, кто должен быть председателем. На сегодня забыто, для чего создавались общества. А они создавались для охотников, (а не охотники для общества). Сегодня перед ними стоит дилемма: либо выйти из общества, либо сделать внутри него чистку, выбрать нормальных председателей, руководителей, которые будут для них же и работать. И инициатором должно выступить именно Центральное правление РОРС, которое является федеральным координационным центром областных общественных организаций. В свою очередь областное общество служит координационным центром районных обществ. Они должны действовать не методом давления, а методом убеждения. Они не имеют права навязывать и контролировать ценовую политику районных обществ, но могут дать им рекомендации по ее оптимизации. Руководители обществ должны быть думающими людьми, которые стоят лицом к охотникам и работают для них и на них. Если охотники на местах не в силах переизбрать своего председателя, надо действовать сверху, приглашая специалиста Росохотрыболовсоюза из Москвы. На сегодняшний день средства массовой информации должны регулярно освещать жизнь обществ охотников. К сожалению, это не делается. Почему Военное общество охотников имеет свой журнал, а крупнейшая охотничья организация Росохотрыболовсоюз не имеет своего печатного органа.

— Кто, по Вашему мнению, должен возглавлять общества, и каковы его задачи?

— Сегодня есть такие председатели, которые сидят в своих креслах у себя в охотобществах, имеют пару магазинов, закрепленные угодья, свой небольшой резерв разрешений на охоту на копытных для приема нужных людей. Чего они хотят? Досидеть до пенсии и перед уходом, продав здание охотобщества или охотбаз, спокойно доживать свой век. Если в ноябре в результате выборов не произойдет коренного перелома, то все так и останется. Задача нового президента РОРС — реорганизовать Росохотрыболовсоюз, спасти общественные организации, поставить их на современные рельсы с учетом сегодняшнего времени. Если ничего не менять, то мы элементарно получим толпу браконьеров в 1,5 млн человек. К сожалению, пока правление РОРС и президент Ассоциации не превратились в сильное лобби охотничьего движения в России. Сегодня охотники называют эту организацию мумифицированным трупом.

На сегодняшний день мы имеем печальные цифры: два-три егеря на все районное общество, утрата способов правильной охоты и охотничьей культуры. Общества должны проводить соответствующую работу с охотниками, особенно с начинающими. В Интернете сейчас обсуждаются дикие вопросы, как и сколько подсыпать снотворного в корм кабанам, чтобы они уснули прямо перед вышкой на подкормочной площадке, чтобы потом зарезать их ножом. Или как ловить лосенка, мучить его и убить подбежавшую на его крик лосиху. Вот до чего мы дошли! Именно поэтому в среде антиохотников все громче раздаются призывы к закрытию охоты.

— Думается, что во главе Росохотрыболовсоюза должен стоять, прежде всего, грамотный специалист.

— Я считаю, это прежде всего должен быть специалист биолог-охотовед, хорошо знающий и систему Росохотрыболовсоюза, и государственные структуры охотничьего хозяйства, и саму охоту. Не надо прислушиваться к каким-то партиям или силовым структурам. Новый председатель Центрального правления должен четко представлять, что нужно делать, чтобы РОРС начал работать для охотников. Хорошо, если на страницах «РОГ» каждый претендент на этот пост поделился с читателями-охотниками своими планами. Я могу рассказать, что сделал бы я.

Во-первых, необходимо создать несколько советов из опытных охотников. Например, совет старейшин. Пригласить туда старейших охотоведов, готовых помогать в условиях кадрового охотоведческого голода, который просматривается даже в столице. Срочно необходим рабочий совет по охотничьему собаководству. Мы теряем поголовье рабочих охотничьих собак, и в этом надо разбираться. Нужно выходить на государственные структуры и просить выделить куратора охотоведа-кинолога от государства. Научно-технический совет РОРС есть, но мне не знакомы результаты его работы и внедрение их в практику.

Во-вторых, нужно создавать школы молодых охотников. Например, в Африке, точнее, в Намибии, о которой знаю не понаслышке, 12- 14-летним ребятам из России разрешают охотиться в сопровождении взрослых и проводника. У нас этого нет. Я считаю одной из главных задач РОРС — восстановление школ юных охотников. Мы должны от лица этой общественной организации выйти на государственные структуры с ходатайством разрешения охоты с 14-летнего возраста в сопровождении взрослого. Это было в царской России, было и в советское время. Именно с этого возраста в ребенке просыпается охотничий инстинкт. Большинство правильных охотников впервые взяли ружье именно в юношеском возрасте. Это-школа подготовки будущего воина и любителя природы. Школы охотников должны быть созданы не только в Москве при РОРС, но и в областных и районных центрах силами общественных организаций. Может быть, они должны быть платными (разумеется, цены должны быть разумными). Опять же деньги будут идти в общества охотников.

В-третьих, надо разобраться со взносами. Если полторы тысячи рублей для москвича — это не много, то для сельского жителя это сумма значительная. Надо установить дифференцированные цены. Для пенсионеров и жителей деревень взносы и путевки на массовые виды охотничьих птиц и зверей должны быть бесплатными. Для студентов, охотников, прописанных в сельской местности, они должны быть небольшими, для городских жителей — выше. Но при этом охотник должен ясно представлять, куда идут его деньги. Это можно публиковать на сайтах областных обществ.

— Каковы, по-Вашему, требования к охотоведам и егерям обществ?

— Нормальные охотоведы — это охотники с детства, они не переводятся в охотоведение из силовых структур, а обучаются в вузах, где в течение ряда лет (а не за 4–6 месяцев по ускоренной программе, как это делается сейчас в некоторых институтах) получают свою профессию, постоянно совершенствуют свои знания и приобретают опыт. Надо создавать егерские школы, хотя бы в системе Росохотрыболовсоюза. Современный егерь не представляет, как выглядит гаршнеп, погоныш или коростель, он не знает биологии большинства видов охотничьих животных, азов охотоведения. Организатором егерского образования должен выступить Росохотрыболовсоюз, надо подключить к этому РГАЗУ. Те дипломы охотоведов, которые получают сейчас по ускоренной программе в этом институте, это нормальные дипломы для егерей. Так готовьте их, но не называйте биологами-охотоведами!

— Какие еще основные задачи обществ охотников?

— Общество должно лоббировать законодательные акты по охотничьему хозяйству. Мне не понятно, почему только в России разрешение на оружие выдается не охотнику, а самому ружью? Пять ружей — пять разрешений с разными сроками действия. Покупаешь новое ружье — иди вновь по всем инстанциям от медсправок до участкового. Почему не выдавать одно разрешение на хранение и ношение оружия конкретному человеку, где указывались бы все ружья, принадлежащие охотнику? Кто должен внести такое предложение государству? Опять же Росохотрыболовсоюз. Многие чиновники считают, что государство не должно советоваться с охотничьими общественными организациями. Но, извините, а для кого пишутся все эти законы и подзаконные акты? Для охотников. И президент России Д.А. Медведев, и премьер-министр В.В. Путин постоянно говорят о том, что государство должно советоваться с людьми. Охотников в России около трех миллионов. Это потенциальные избиратели. И с ними должны советоваться и считаться.

Хочется надеяться, что охотники России и их представители, которые приедут на съезд, выберут человека, который повернет общество лицом к охотнику и сделает его для охотника.

Сергей Фокин 11 октября 2011 в 16:42






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑