Общества охотников: как жить и выжить

Этот материал изначально задумывался как интервью с очень интересным человеком. Ветераном войны, заслуженным работником охотничьего хозяйства РФ, почетным членом РОРС — Николаем Ивановичем Карабутом.

Фото автора.

Фото автора.

Николай Иванович возглавляет Екатеринбургское городское общество охотников и рыболовов вот уже 32 года.

Сам Николай Иванович смеется: «У меня два места работы — армия и общество». Большая часть его работы в обществе пришлась на годы так называемых преобразований.

Общаясь с Карабутом, егерями одного из хозяйств, членами общества, я понял, что формат интервью не раскрывает работу хозяйств в целом и личность Н.И. Карабута.

Представьте себе, до введения в действие охотничьего билета единого образца в ЕГООиР состояло 19 тысяч человек. Работали основные «атрибуты» общества: секции, ДТК, имелся стрелковый стенд.

С введением единого охотничьего билета число членов сократилось до 700 человек. Основная статья доходов — членские взносы — резко сократилась. Но ведь хозяйства остались. Пять хозяйств, 250 тысяч гектаров угодий, егеря, охотничьи базы, помещение правления. Появились новые проблемы, и не только экономического характера.

Ну возьмите хотя бы плату за гектар угодий — это 2,5 миллиона рублей нужно было заплатить, чтобы заключить охотхозяйственные соглашения.

Лихие головы предлагали Николаю Ивановичу подождать, когда закончатся сроки действия долгосрочных лицензий. Понимая, что игры с государством могут иметь весьма плачевный конец, от такого предложения отказались.

Читайте материал "Откуда брать общедоступные угодья?"

Только за последний год в Свердловской области в угодья общего пользования переведены более 20 хозяйств. А это дополнительная нагрузка на бюджет: надо охранять, организовывать охоту. До сих пор не выполнено распоряжение президента об увеличении численности инспекторского состава до трех человек на район.

Понятно, что сейчас у государства несколько другие приоритеты, не до проблем в охотничьем хозяйстве. В этой ситуации обществам охотников пришлось принимать достаточно непростые решения, чтобы выжить  и продолжать жить дальше.

Правление общества совместно с первичными организациями пошли по другому пути — разделили хозяйства на охотничьи участки, закрепив их за первичками. Те инвестировали средства на оплату за гектар угодий, вкладывают средства в хозяйства, содержат технику, оплачивают ГСМ, семена, содержат общественных егерей.

Читайте материал "Плоды перестройки: что имеем сегодня"

Одноразово вкладывая определенную сумму, первичный коллектив получает в разы больше от льгот на охоту. Создали в каждом хозяйстве охотхозяйственные секции, которые организуют и контролируют выполнение плановых заданий общества, а также осуществляют контроль за освоением разрешений по добыче дичи.

Ведется скрупулезный подсчет всего, что вложено первичкой в биотехнию, содержание хозяйства. Правда, усмотрев в таком «закреплении» угодий за первичками субаренду, запрещенную законом, общество попытались привлечь к ответственности.

Читайте материал "Охота и рыбалка в России. Взгляд изнутри"

Пришлось в суде доказывать, что такая схема не является нарушением закона. Охотколлективы — не собственники и не арендаторы охотничьих участков. Главным охотпользователем является общество.

Средства, полученные в качестве инвестиционных взносов, идут на содержание егерей, оплату страховых взносов и налогов. Такая схема выгодна всем: охотникам, потому что имеют возможность результативно охотиться; охотколлективам, у которых отпала необходимость выпрашивать разрешения на добычу.

В хозяйствах сократились браконьерство и нарушения Правил охоты. Люди стали заинтересованы в увеличении численности дичи в угодьях.

Читайте материал "Простому охотнику все меньше места в угодьях"

Нет нужды нарушать закон, как в угодьях других пользователей или в угодьях общего пользования, где — получил разрешение на добычу в июне и до февраля болтается с ним в угодьях, мешая при этом другим охотникам. Охотничьи участки находятся под постоянным контролем самих охотников.

Привыкшие к вольнице в угодьях общего пользования отдельные охотнички пытаются также себя вести и в угодьях общества, считая, что можно делать, что хочется, охотиться, где угодно. А когда говорят: «Вы будете охотиться только там, где вам разрешено», — начинают жаловаться на нарушение их прав и свобод.

Один из моих однокурсников, когда его спрашивали, как удается поддерживать численность дичи на высоком уровне, всегда отвечал: «Работать надо!» В ЕГООиР работают.

Казалось бы, мелочь — аншлаги и карты-схемы охотничьих угодий — лишние расходы. Но Карабут убежден: как театр начинается с вешалки, так и хозяйство должно начинаться с карт-схем. Они — первая помощь охотнику.

По пути в одно из хозяйств мы проехали несколько хозяйств других пользователей, и почти нигде ни одного аншлага или карты-схемы! Я уже не говорю о кормовых полях. Каждое пронумеровано, везде чистота и порядок, нет гнилых остатков перепревших кормов, дружные всходы гороха и следы животных на каждом поле.

Читайте материал "Надо вернуть отнятое у народа"

Растет численность дичи и, как результат, успешность охоты. Только в Зайковском хозяйстве в сезоне 2016 года из 100 кабанов, разрешенных к отстрелу, было отстреляно 100.

Неудивительно, что динамика численности основных видов за последние 10 лет выросла — по лосю в 2,5 раза; по кабану — в 4,4; по косуле — в 4,3; по зайцу — в 1,3; по боровой дичи — в 2,4 раза. Увеличились квоты на добычу, растет и сама добыча зверей и птиц. Люди тянутся в угодья общества.

На мой взгляд, охотничье хозяйство — это такой же субъект экономических отношений, как и любое промышленное производство. И не надо мешать людям работать. А опыт работы ЕГООиР требует изучения и внедрения в других хозяйствах. Только так можно увеличить поголовье диких животных и сократить случаи браконьерства.

Николай Мордвинов 10 октября 2017 в 06:00







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 1
    КСН офлайн
    #1  10 октября 2017 в 07:06

    Со своим уставом да в чужой монастырь?
    Чтобы кто-то вкладывался, его надо стимулировать. А чем и как?
    С кабаном пример крайне неудачный. В большинстве регионов численность этого животного по документам сведена к минимуму: 1 особь на 4 тысячи га. О какой охоте на кабана можно говорить? Остаётся только в целях регулирования. Поэтому коллективная на лося в обществах подорожала сразу на треть.
    Или во Владимирской 2 зайца и куницы за сезон(!), 1 лисица и енот в день.
    Это же чушь полная на законодательном уровне!

    Ответить
  • 0
    А. Кардапольцев офлайн
    #2  10 октября 2017 в 10:47

    700 членов общественной организации на 250 тыс.га угодий и 5 хозяйств! Серьезные должны быть члены-инвесторы.:-)))
    По закону конечно все верно: ответственность в общественной организации - солидарная. Так и должно быть по хорошему!
    Какие же, однако, условия в общественной организации были созданы для основной массы охотников, чтобы за 5 лет её покинуло 96,4% членов!
    Сказки про ключевое влияние ОБЕФО на "стремительный" уход охотников из своей родной организации - это для "бедных".
    Думается мне, что из оставшихся, никто и не переживал особо об уходе масс охотников.
    Несомненно, заочно делать выводы нехорошо. Но арифметика - наука точная.
    А так конечно, только успехов можно пожелать ЕГООиР!
    Тем более, что охотники ушедшие далеко никуда не делись, вероятно...:-)

    Ответить
  • 0
    Иван Максимов офлайн
    #3  10 октября 2017 в 18:57
    А. Кардапольцев
    700 членов общественной организации на 250 тыс.га угодий и 5 хозяйств! Серьезные должны быть члены-инвесторы.:-)))
    По закону конечно все верно: ответственность в общественной организации - солидарная. Так и должно быть по хорошему!
    Какие же, однако, условия в общественной организации были созданы для основной массы охотников, чтобы за 5 лет её покинуло 96,4% членов!
    Сказки про ключевое влияние ОБЕФО на "стремительный" уход охотников из своей родной организации - это для "бедных".
    Думается мне, что из оставшихся, никто и не переживал особо об уходе масс охотников.
    Несомненно, заочно делать выводы нехорошо. Но арифметика - наука точная.
    А так конечно, только успехов можно пожелать ЕГООиР!
    Тем более, что охотники ушедшие далеко никуда не делись, вероятно...:-)

    Кто то ушел, а кто то перешел в другое место... . И похоже ОБЕФО тут особо и не причем (для тех кто охотится в угодьях ассоциации РОРС), потому как дешевле заплатить раз в год взносы, чем переплачивать за путевки.Просто львиная доля из насчитанных Вами 96,4% , на мой взгляд - просто владельцы оружия и не более. А по поводу арифметики, прошлая суббота, одно из хозяйств Подмосковья: берем путевки на один день, моя стоит 600 р, а для товарища только с ОБЕФО....., правильно 3000р. Годовые взносы МООиР -2500 р. Сезонка у Ярослацев -2000 р, а для только обефошников 8000р. Вот вся и арифметика..... .

    Ответить
  • 0
    владимир мазенков офлайн
    #4  10 октября 2017 в 19:35
    Иван Максимов
    Кто то ушел, а кто то перешел в другое место... . И похоже ОБЕФО тут особо и не причем (для тех кто охотится в угодьях ассоциации РОРС), потому как дешевле заплатить раз в год взносы, чем переплачивать за путевки.Просто львиная доля из насчитанных Вами 96,4% , на мой взгляд - просто владельцы оружия и не более. А по поводу арифметики, прошлая суббота, одно из хозяйств Подмосковья: берем путевки на один день, моя стоит 600 р, а для товарища только с ОБЕФО....., правильно 3000р. Годовые взносы МООиР -2500 р. Сезонка у Ярослацев -2000 р, а для только обефошников 8000р. Вот вся и арифметика..... .

    Состою в обществе РОРС,плачу взносы 2700р.в год плюс сезонка на водоплавающих 4000р. А рядом общедоступные угодия,где по ОБЕФО сезонка на водоплавающих,полевую и болотно-луговую 650р. На зайца и лису сезонка 650р. Так куда мне лучше взять путёвку: если ни там ни там специально дичь не выращивают,не откармливают? Вот и причина,по которой члены РОРС покидают общество.

    Ответить
  • 0
    Иван Максимов офлайн
    #5  10 октября 2017 в 20:36
    владимир мазенков
    Состою в обществе РОРС,плачу взносы 2700р.в год плюс сезонка на водоплавающих 4000р. А рядом общедоступные угодия,где по ОБЕФО сезонка на водоплавающих,полевую и болотно-луговую 650р. На зайца и лису сезонка 650р. Так куда мне лучше взять путёвку: если ни там ни там специально дичь не выращивают,не откармливают? Вот и причина,по которой члены РОРС покидают общество.

    Но Вы же из общества не уходите ?

    Ответить
  • 0
    D Dinatron офлайн
    #6  11 октября 2017 в 15:56

    Приватизировал фактически Николай Иванович Карабут Екатеринбургское городское общество охотников и рыболовов – 32 года «на галерах»… разбежались охотники от такого «руководства».
    Дичь-то в угодьях стреляют, да вот только кто стреляют и куда идут вырученные деньги?
    В статье об этом - ни слова.
    Может быть того…, повернуться лицом к рядовому охотнику, руководить обществом подтянуть новые, молодые и энергичные силы, которые будут более СОЦИАЛЬНО эффективны в новых условиях?
    А уважаемому Николаю Ивановичу не грех подумать и о заслуженном отдыхе, о внуках…

    Охота, увы, сегодня становится все более и более отчуждена от простого охотника...

    Ответить
  • 1
    Николай Смирнов офлайн
    #7  11 октября 2017 в 17:23

    Абсолютно согласен,в этом -основная причина массового оттока рядовых членов обществ,потому что одним все,а другим за их же деньги(взносы) ничего или совсем ничего.В том,что угодья отданы на откуп кому попало и перекрыт доступ в них простым смертным - немалая вина РОРСа. Ведь до принятия Закона о животном мире а затем Закона об охоте,практически все угодья принадлежали РОРСу.Он был фактически монополистом и вроде бы ничего плохого в этом не было.Охота была доступна и не дорога и дичь была.Я отнюдь не противник общественных организаций и сам состоял в РОРСе.Но если мы бы знали тогда, к чему приведет такая политика,наверное поступили бы по другому.Когда стали лицензироваться угодья,РОРС,его организации на местах фактически отказались от угодий,бросив своих членов на произвол судьбы и оставив их без угодий.Это при том,что никаких денег за лицензии не платилось.Какой смысл состоять в обществе,когда у него практически нет угодий,а те которые остались находятся за тридевять земель и фактически приватизированы такими вот руководителями и их приближенными на местах.Они там такие же охотпользователи как и все остальные,Автор приводит пример,что в этом обществе все хорошо-дичь есть,всякие знаки и аншлаги и все такое прочее,только вот охотников почему то нет. Может это и так,но я в это не верю,хотя допускаю и исключения,они тоже есть,но только именно исключения.Основное же правило сегодняшней охоты-это мои угодья и все,делаю что хочу и никто мне не указ,лишние мне здесь не нужны.А сказки про возросшее поголовье животных,об огромных затратах на воспроизводство во имя всеобщего блага из своего кармана, можно кончено слушать,но только ведь сказки как известно ничего общего с реальностью,а тем более нынешней,не имеют.

    Ответить
  • 1
    А. Кардапольцев офлайн
    #8  12 октября 2017 в 08:55
    D Dinatron
    Приватизировал фактически Николай Иванович Карабут Екатеринбургское городское общество охотников и рыболовов

    Исходя из цифр, приведённых автором статьи, очень на это похоже.
    Мне лично трудно представить себе организацию, из которой массово и по собственной воле бегут охотники в период постоянного роста численности животных в угодьях.:-)
    ...Идея создания охотничьего клуба под вывеской общественной организации вовсе не нова. Пути решения могут быть разные.
    Сама идея, в общем-то, не так плоха в современном мире, если она основывается на принципах избавления от неадекватных, безнравственных охотников. Однако в реальности, я думаю, принципы и цели создания таких клубов несколько иные...

    Ответить


Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑