Трофейная охота помогает животным выжить

Новости о дикой природе Черного континента все чаще напоминают военные сводки. Ежедневно крупнейшие СМИ Европы, Америки и Африки сообщают о преступлениях браконьеров, применяющих самые изощренные средства ради добычи слоновой кости или рога носорога. К тому же в некоторых африканских государствах уже десятилетиями идут гражданские войны, в которых страдают не только люди, но и дикие животные.

Сегодня из-за последствий изменения климата Южный Судан, Сомали, Эфиопия и Северная Нигерия переживают суровую засуху. Первоочередная задача в этих регионах — создание условий, которые будут гарантировать населению доступ к питьевой воде, а также улучшат снабжение водой и санитарные условия в быстрорастущих городах Африки. То же самое касается диких животных континента: непересыхающие водопои способствуют их процветанию. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Сегодня из-за последствий изменения климата Южный Судан, Сомали, Эфиопия и Северная Нигерия переживают суровую засуху. Первоочередная задача в этих регионах — создание условий, которые будут гарантировать населению доступ к питьевой воде, а также улучшат снабжение водой и санитарные условия в быстрорастущих городах Африки. То же самое касается диких животных континента: непересыхающие водопои способствуют их процветанию. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Реальную помощь в переселении диких животных на территории стран, пострадавших от этих двух зол — браконьерства и гражданских войн, — оказывают профессиональные охотники.

Мозамбик — страна с удивительным разнообразием фауны, наиболее благоприятная для трофейной охоты. Но за последние десятилетия этот статус ею потерян. И хотя пятнадцатилетняя гражданская война в Мозамбике не достигла такого размаха, как в другой бывшей португальской колонии — Анголе, она принесла населению немало горя.

Спад экономики и постоянная разруха сказались также на состоянии национальных парков страны, утративших свою привлекательность для иностранных туристов. Оставшиеся без финансирования и охраны дикие животные были уничтожены, и правительство страны, желая восстановить былую славу своих парков, обратилось к международному сообществу за финансовой поддержкой.

И первым, кто пришел на помощь, стал профессиональный охотник из Зимбабве — владелец охотничьего ранчо Sango Вильфильд Пабст. Он первым отправил партию диких животных, отловленных на территории своего ранчо в национальный парк Мозамбика Зинаве.

Жители двух стран наблюдали за караваном, проделавшим путь в 600 миль по саванне с живым грузом, состоявшим из жирафов, африканских буйволов, зебр, антилоп, разных хищников.

 

ФОТО TAMBAKO THE JAGUAR/FLICKR.COM (CC BY-ND 2.0)

Пабст, когда его спросили, зачем он это делает, ответил: «В отдаленных местах и странах со слабой туристической индустрией и высоким уровнем безработицы очень сложно или почти невозможно вести бизнес, если он не базируется на принципе устойчивого использования ресурсов. Устойчивое использование означает прежде всего организацию охоты на  трофейных животных».

Немецкий бизнесмен приобрел Sango в 1993 году и открыл его двери для охотников через десять лет. Он подсчитал, что трофейная охота обеспечивает примерно 60 % выручки, необходимой для того, чтобы содержать Sango.

Но владелец ранчо понимает, что не только любители охоты могут приносить ему прибыль, есть и другая категория людей, готовых платить деньги, чтобы увидеть удивительных зверей Африки в естественной среде. Это туристы.

Читайте материал "Чтобы мечта сбылась: как удачно поохотиться в Африке"

Но для этого нужны дикие животные, и поэтому Пабст заключил соглашение с правительством Мозамбика, в котором говорится, что он в течение шести лет обязуется поставить порядка 6000 крупных животных из Sango в рамках программы по восстановлению дикой фауны в заповедных районах Большого Лимпопо.

Владелец охотничьего ранчо понимает, что не получит никакого дохода от пожертвования 6000 млекопитающих, но для него это выражение личной позиции как охотника-профессионала, заинтересованного в сохранении дикой природы Африки.

 

Благодаря «летающим шприцам» можно обездвижить таких крупных представителей дикой фауны, как носороги. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Отношение к трофейной охоте во всем мире неоднозначно. Многие считают ее неэтичной, жестокой, противоречащей такому направлению, как экологический туризм. Но такой взгляд уместен скорее в стабильной обстановке. В тех же странах, где десятилетиями идут гражданские войны, ни о каком экологическом туризме не может быть и речи.

В хороших охотничьих ранчо проводится постоянный учет животных. В зависимости от вида владельцы устанавливают квоту добычи, равную 0,2–1 % от общей численности животных в год. Такая охота не препятствует росту численности животных и не позволяет какому-либо виду упасть ниже уровня экологически устойчивой численности.

К примеру, в Sango трофейные охотники добывают ежегодно около 200 животных, что составляет 1 % от 20000 крупных млекопитающих, обитающих на его территории. «Эти правила и их строгий контроль являются ключевыми факторами успешного управления популяциями, что позволяет нам жертвовать 6000 наших животных Мозамбику», — утверждает Вильфельд Пабст.

Международный Совет по охоте и сохранениею дикой природы (CIC) говорит, что «охотничий туризм является важным инструментом борьбы с одной из самых больших угроз для африканской дикой природы — браконьерством».

Читайте материал "Русский охотник глазами пи-эйч"

До тех пор, пока местные общины каким-то образом выигрывают от охотничьего туризма, они менее склонны уничтожать дикую природу, включая животных, которых считают опасными для их жизни.
Как ни странно это звучит, но охота на отдельных животных ведет к сохранению вида.

Активисты по защите прав животных часто не понимают, что их действия на самом деле вредят сохранению дикой природы. Так, Кения сделала ставку на экологический туризм, запретив любую охоту на своей территории.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

В результате численность диких животных в стране уменьшилась почти на 80 % с момента введения запрета на охоту в 1977 году, притом что природных национальных парков в стране насчитывается около двухсот.

В течение последних 40 лет произошло повсеместное падение численности крупных млекопитающих Африки — в среднем на 59 %. И это в охраняемых районах! Главными причинами, по мнению ученых, стали взрывной рост населения Африки и, как следствие, потеря среды обитания для диких животных из-за расширения сельского хозяйства.

В Кении, как и в большинстве африканских стран, за последние 40 лет население выросло с шокирующей скоростью. Еще в 1977 году здесь было 14,5 миллиона человек, а сегодня в стране проживает более 48 миллионов.

В странах Африки к югу от Сахары с 1977 года население утроилось и к 2015 году достигло миллиарда человек. Такой рост численности населения оказал сокрушительное давление на дикую природу континента.

Национальные парки Африки играют наиважнейшую роль в деле сохранения биоразнообразия континента. Особенно парки в странах Южной Африки, причем исследователи отмечают, что этот регион имеет более низкую плотность населения и тратит больше денежных средств на свои парки, чем другие. Худшими в этом отношении считаются западные и центральноафриканские страны.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Намибия — страна, которая, похоже, нашла позитивный способ выхода из непростой ситуации. Здесь местные общины получили контроль над общинными землями, что дало им экономический стимул для управления популяциями животных как для туризма, так и для охоты за трофеями. Сейчас Намибия — одно из немногих мест в Африке, где население диких животных растет.

Многие из основных природоохранных организаций мира, включая WWF, продолжают поддерживать трофейную охоту, отчасти потому, что рассматривают охотничье сообщество как ключевого союзника в деле охраны природы.

Читайте материал "Мой первый русский охотник: впечатления и наблюдения"

Охотники все чаще становятся изгоями даже в тех странах, где всегда были сильны охотничьи традиции. Например, в Канаде опрос показал, что более 85 % жителей, в том числе живущих в сельской местности, выступают против трофейной охоты. В США 62 % американцев (среди них 32 % охотников) считают, что охота за крупными трофеями должна быть объявлена вне закона.

Сегодняшняя Африка — единственный континент, на котором не произошло широкомасштабного исчезновения мегафауны за последние 10 000 лет. Но похоже, и здесь происходят перемены, коснувшиеся остальных континентов.

В большинстве стран Африки к югу от Сахары утрата местообитаний представляет собой наибольшую угрозу для видов.

Вот почему профессиональный охотник Вильфельд Пабст уже отправил в Мозамбик свой ковчег, погрузив в него 900 импал, 300 гну, 200 зебр, 100 жирафов, 50 куду, а также африканских буйволов, антилоп канна и много других животных со своего ранчо.

На очереди 50 африканских слонов. Если все пойдет по плану, то по национальному парку Зинаве вновь будут бродить дикие животные, которых вчера уничтожили люди, не имеющие к охоте никакого отношения.

Дмитрий Евстигнеев 14 сентября 2017 в 12:23







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑