Русские традиционные охоты и их сохранение

Часть вторая

Фото Tambako the jaguar/flickr.com (CC BY-NC 2.0)

Фото Tambako the jaguar/flickr.com (CC BY-NC 2.0)

Некоторые из русских традиционных видов охоты особенно уязвимы. Часть из них может подвергаться нападкам со стороны «зоозащитных» организаций, потому что связана с весенней охотой. Но здесь все более или менее ясно. Большая проблема лежит намного глубже.

Многие из традиционных русских охот очень малоприбыльны, в них доминирует не трофейная и не мясная, а эстетическая составляющая. Именно ее многие охотники ценят больше всего, но вот готовы ли они платить очень большие деньги? За глухаря, как за лося, например?

Невозможно создать рентабельное (хотя бы минимально самоокупаемое, а не финансируемое, как любимая игрушка) охотничье хозяйство, которое специализировалось бы, скажем, на охоте на тетерева или зайца. Даже при условии привлечения иностранных клиентов на этом нельзя сделать хороший бизнес. К тому же, сами «объекты» традиционных охот, как правило, малочувствительны к биотехническим мероприятиям: сколько зайцев ни подкармливай, никто не даст гарантию, что в год пиковой численности они не погибнут от эпизоотии, а тетеревов удастся «вытаптыванием» спасти от гибели в лунках после того, как оттепель сменится заморозком.

В попытках найти какое-либо решение по поддержке таких уязвимых традиционных видов охоты я попробовала проанализировать ситуацию в комплексе. Рассмотрим каждую из них.

Комплектная охота (охота с борзыми и гончими)

На сегодняшний день мне неизвестно о существовании ни одного полного «комплекта». Под термином «комплектная охота» подразумевается псовая охота, состоящая из определенного количества борзых и гончих, включающая обслуживающий персонал (ловчий, выжлятники, доезжачий, борзятники и т.д.) С отменой крепостного права и исчезновением возможности использования бесплатной рабочей силы институт комплектной охоты пришел в упадок.

Сегодня возрождение комплектных охот в их прежнем объеме видится абсолютно невозможным, так как, даже при условии создания охотничьего хозяйства, площадь которого позволяла бы проводить значительное количество выездов комплектной охоты, затраты на содержание стаи гончих, нескольких свор борзых, «ремонтных» собак, верховых лошадей, обслуживающего персонала и инвентаря превысят все перспективы спонсирования.

Именно из-за невозможности содержания комплектных охот после отмены крепостного права часть помещиков смогла позволить себе лишь «сокращенный объем», оставив только езду с борзыми собаками или ружейную охоту с гончими. Сегодня первая представляет собой так называемую классиками «езду с одними борзыми», или — «на хлопки», при которой собаками травят поднятого из-под коней или увиденного зверя, и сохранилась в практике отдельных ценителей зачастую в виде костюмированных представлений.

Ружейная охота с гончими, несмотря на кажущуюся массовость, переживает состояние, близкое к кризисному. С одной стороны, наблюдается повсеместное ухудшение рабочих качеств поголовья собак. Однако, с другой стороны, подстерегает более серьезная проблема: охота с гончими плохо вписывается в концепцию охотничьего хозяйства, профилирующегося на копытных. Действительность такова: пожалуй, ни в одном охотничьем хозяйстве, где планируется проводить коммерческие охоты на копытных, гончатников, мягко говоря, не ждут.

С одной стороны, работа собак, пусть даже по зайцу, создает определенный фактор беспокойства. С другой стороны, за охоту на зайца много денег не возьмешь. Да плюс ко всему — иногда встречаются и «деятели», которые приучают гончих к охоте на лосей и других копытных. Современное законодательство в сфере охоты также не благоволит к любителям охоты с гончими.

Перспективы довольно не радужные: стоит на пару лет «закрыть» гончатникам доступ в угодья (путем установления запрета на охоту на зайца в целях якобы увеличения его численности), окончательно «зажать» нагонку — и все. Люди перестанут держать собак, что приведет к значительному сокращению и так скудного поголовья. Хорошие выжлята, лайчата и т.д. не растут как груши на деревьях.

Здесь я не буду касаться «внутренних» проблем «собачников» (разборок с РКФ, планов вязок и т.д.). Скажу лишь, что нормальное разведение охотничьих собак — дело затратное. Кормление, разведение, участие в выставках и испытаниях… Кто станет вкладывать свои деньги без возможности получить результат? Если не будет возможности охотиться с собаками, в недалеком будущем мы утратим породы отечественных гончих, а вместе с ними и один из видов традиционной охоты.

Охота на медведя на берлоге

По факту никто охоту на медведя на берлоге не запрещал. Просто сделали ее затруднительной по срокам. Сезон заканчивается 30 ноября — в то время, когда в некоторых районах медведи еще не залегли в спячку, и поэтому ни о какой «берлоге» речь идти не может. А там, где зима уже вступила в свои права, одного месяца при отсутствии «натасканной» на поиск берлог егерской службы недостаточно для организации и проведения таких охот.

Кроме того, «берлога» не очень перспективна с точки зрения добычи трофея. Как во времена князя А.А. Ширинского-Шихматова, так и сейчас невозможно точно установить, какого размера зверь находится внутри. А из-за специфики самой охоты, если медведь поднят, но не подходит по трофейным качествам, отказаться от выстрела уже нельзя. Соответственно мало найдется охотников-трофейщиков, готовых купить «кота в мешке».

Рассчитывать можно лишь на людей, которых привлекает экзотический по нынешним временам процесс добычи «зимнего» медведя. Кстати, нужно отметить, что возвращение охоты на берлоге мало поможет борьбе со свалившейся на нас в последнее время напастью — участившимися «конфликтами» между медведем и человеком.

Решить «медвежью» проблему можно только отменой лимитов и платы за разрешения на добычу. Но в моей статье речь не об этом, а о сохранении традиционных видов охоты.

Подвывка волков (ваба)

Этот вид охоты вообще оказался почти полностью забыт. Даже если закрыть глаза на то, что специалистов-вабильщиков осталось по пальцам пересчитать, основной проблемой снова является территория, поделенная на «суверенные лоскутки», перемещение по которым нужно заранее согласовывать с «хозяевами». Есть в охотничьем хозяйстве «гнездо», ну удастся его подвыть и (очень редкая удача!) — полностью взять. Но дальше-то что? Масштаб эффективной деятельности этого специалиста — целая область.

Елизавета Целыхова 29 февраля 2016 в 00:26






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    олег крымцев офлайн
    #1  29 февраля 2016 в 14:27

    Статья очередной раз показывает, что сохранения охотничьих традиций, широкомасштабные, т.е. реально эффективные активные биотехнические и охранные мероприятия не могут проводиться в условиях разделения охотугодий на небольшие арендуемые участки. В ряде случаев указанную работу(особенно для мигрирующих животных и птиц) следует проводить в масштабах одного или нескольких регионов. Отсюда проистекает необходимость возрождения единой охотничьей отрасли и единого в масштабах страны органа управления охотничьим хозяйством. Этот орган мог бы выдавать лицензии на выделение участков для охоты только на дичь, выводимую самим таким хозяйством(куропатки, фазаны, кабаны, страусы, наконец, если хотите и т.п. зверьё, придерживающееся в своей жизни ограниченных мест проживания, т.е. не мигрирующих на большие расстояния).

    Ответить

Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑