Дисциплина и этика облавной охоты

Растущая армия охотников и сокращение мест обитания зверей (строительство коттеджей, дач, садовых товариществ...) отрицательно сказывается на численности основных лицензионных видов, в первую очередь, лося, оленя, кабана. Попасть на охоту рядовому члену общества охотников становится все труднее и труднее, коммерческие отстрелы «съедают» львиную долю лицензий, егеря больше заняты на обслуживании VIP-персон, а охотколлективу в лучшем случае приходится обходиться своими силами при одном, порой еще неопытном егере, да и не в лучших обходах. Звери под постоянным прессом охоты вырабатывают определенные навыки, как не попасть под выстрел охотника.

фото: fotolia.com

фото: fotolia.com

Загоны, проводимые в одних и тех же местах, знакомы не только егерям, но и обитателям леса. Лоси и кабаны, прошедшие «школу» охоты, за два-три сезона уже прекрасно ориентируются в обстановке и выставить таких «профессоров» на номера задача зачастую не из легких, вот здесь и должно проявиться мастерство загонщиков, умение держать линию гона, направление, громко и достаточно часто подавать голос, слушать соседей слева и справа, не обходить крепкие места, стронув зверя, подать команду «пошел».

Задача стрелка – на номере стоять тихо без малейшего движения, дать лосю, кабану или оленю подойти на верный выстрел, и лишь после этого спокойно вскинуть ружье, либо по ситуации, когда объект охоты загорожен от охотника, вложить ружье в плечо и неподвижно ожидать подхода зверя. Уметь достаточно точно определять дистанцию стрельбы (здесь поможет дальномер).

Обычно, перед тем как загонщики погонят, стрелок, встав на номер, обозначает свое положение соседям слева и справа, излишне не утаптывает снег под ногами, отведет или срежет ножом без шума мешающие стрельбе ветки и в спокойной обстановке приметит ориентиры по дальности стрельбы в своем секторе, с учетом возможностей своего ружья и умения. Становиться лучше спиной к дереву, зарослям кустов, елок, если перед охотником будет невысокая поросль до уровня груди, не мешающая прицеливанию, то это хорошо.

О пристрелке ружья и тщательном снаряжении пулевых патронов опытный охотник никогда не забудет, а амуниция и одежда будут подогнаны, не стесняя движения, и уж, конечно не производить шума как при ходьбе, так и при вскидке ружья. Запомнился мне один пожилой охотник у которого на все части тела были сшиты чехольчики из полиэтиленовой пленки, издали он производил впечатление стеклянного человека, а при каждом его шаге на морозе раздавался хруст затвердевшей пленки.

Редкие лицензионные охоты делают ценность трофея высокой, и его добыча не должна зависеть от случайностей и небрежного отношения к такой долгожданной охоте, это касается и охотников, приобретших по коммерческой цене, пусть и достаточное количество лицензий, в этом основа культуры охотника, его мастерства и умения. И не относитесь к работникам охотничьих хозяйств, как к обслуживающему персоналу или официанту, они в первую очередь ваши товарищи – помощники по охоте.

Дорога на Талдом. Большой коллектив охотников, среди которых много местных, выгружается из кузова трехосного «ЗИЛ»а и прицепа трактора «Беларусь». Грейдер пересекает мощная ЛЭП, по широкой просеке под электролинией в изобилии разросся кустарник, образовав густые заросли, в которых так любят кормиться лоси, и как бы в подтверждение этого на глазах у всех охотников пара лосей уходит с места кормежки в лес.

Решено гнать от линии к лесной визирке. Быстро уходит группа стрелков, им на всё про всё отводится тридцать минут, и по просеке, не спеша, отправляются загонщики, на глазах которых в загон с просеки заходят еще четыре лося, получается, что под гоном будет как минимум шесть голов. На нехватку загонщиков грех жаловаться, от одного до другого порядка 100–150 метров, о таком количестве людей в загоне можно только мечтать.

Несколько человек гонят по следам зашедших лосей. Гон идет минут десять и слышно как чертыхается один из загонщиков, лось «извернулся», обошел кричащих и вышел из загона. Проходит немного времени и второй сохатый повторил маневр первого. Гонят и кричат дружно и достаточно ровно, но лоси на номера никак не идут и, прорвавшись через загонщиков, все как один пошли в пяту, пересекли просеку и ушли в лесной массив по другую сторону ЛЭП, но там территория другого охотхозяйства и остается только собираться к автомашине.

Бывают такие загоны где лоси или кабаны не идут под гоном, казалось бы, в самом наилучшем направлении. Егерь, хорошо знающий угодья, всегда учтет особенности таких «хитрых» загонов и правильно, где нужно, поставит номера и расставит загонщиков. Стрелки и загонщики растянулись на три десятка метров, возвращаются к дороге, обсуждая поведение лосей, многие закурили.

Неожиданно справа к веренице шумно идущих охотников, как бы в противоход только что прошедшему гону, идет здоровенный секач, заметив его приближение первым, я толкаю соседа впереди, показывая ему на кабана, у меня ружья нет, оставил в машине, чтобы не тянуло в загоне плечо.

Охотник в нерешительности, достаточно дисциплинирован и не знает что делать, быстро заряжать ружье и стрелять или ждать команду старшего. Кабан же буквально, только когда подвалил под охотников метров на пять-десять, остановился, хрюкнул и, поняв, что попал явно куда не следовало, резко крутанулся и на махах двинул в глубь леса. Вот тебе и осторожность так присущая крупным матерым зверям.

На границе Ярославской и Московской областей в хозяйстве, достаточно богатом лосем и кабаном, со мной произошел интересный случай. По первому снегу приехал в хозяйство потропить зайца, оставил машину у егеря, пожаловавшегося, что план по отстрелу товарных кабанов и лосей в этом году большой и спортивных лицензий тоже достаточно, так что времени на отдых просто не остается.

 

фото: fotolia.com

Намек я понял, есть возможность к зайцу добавить при удаче выстрел по крупному зверю (происходило это в советское время). Побродив по мелколесью, удалось взять почти вышедшего шкуркой беляка, несколько перелетов рябчика заставили сменить двойку на семерку в стволе МЦ 21.

Несмотря на позднее осеннее время, близкое к зиме, перелетевшие рябки стали пересвистываться, и я пытался подойти к птицам, чтобы суметь выстрелить влет по перепархивающему петушку. Такая неожиданность как три лося, неспешно шедших в мою сторону, могла бы обрадовать обладателя двустволки, в которой заменить дробь на пули не проблема, владельца же «автомата», перезарядить который тихо практически невозможно, поставила в тупик.

Но зная работу механизма МЦ 21 в совершенстве, придерживая отсекатели и подаватель патронов, удалось достаточно бесшумно заменить две семерки на пару пуль «Майера». Бык, замыкающий троицу лосей, остался без выстрела, а два впереди идущих сохатых стали моей добычей.

Прошел по просеке чуть больше полукилометра, из еловых зарослей вышел бык из той троицы и пошел мне навстречу, почувствовав неладное, быстро, не заботясь о тишине, загнал в МЦ несколько пуль, бык не реагируя на щелканье затвора упорно идет на меня, осталось метров пятнадцать, сохатый как бы очнулся, поднял голову, заметил охотника, резко повернул и на махах пошел прочь от просеки, стрелять третьего лося мне было уже не с руки, дай бог управиться засветло с двумя уже добытыми. Видимо, и зверям присущи переживания, потеряв своих товарищей, оставшись один, лось потерял присущую ему осторожность, говоря человеческим языком, «горе потери» лишило его рассудительности.

Еще один случай произошел при загонной охоте в охотхозяйстве ВОО. Охотничий сезон приближался к концу, наплыв охотников, не успевших реализовать свои разрешения на отстрел, в последние дни охоты увеличился и нашу компанию объединили с другим коллективом, у которого была лицензия на оленя, у нас же были две на оленей и одна на лося. С учетом этого договариваемся, что первый выстрел (дуплет) по оленю, второй для охотников, примкнувших к нам, только по оленю, а стрелки из нашей команды могут второй и третий раз стрелять по оленю и также по лосю. Короче говоря, при любом раскладе по сохатому могут стрелять только наши охотники.

Мне выпала очередь идти в загон, стрелков и загонщиков достаточно и хорошо покричав в загоне, слышу как на номерах, сначала на правом фланге раздается выстрел, затем другой где-то в середине, а потом напротив меня ударил карабин, у наших нарезного оружия в этот раз нет и это первый звоночек к нарушению, к тому же я вышел на след лося и, судя по всему, он и был объектом выстрела.

Иду, изредка покрикивая, по лосиному следу. След выходит на открытое место, широкую вырубку, на которой лежит лось, от удара пули он лег и не может двинуться с места. Снег на поляне очень глубокий и плотный, каждый шаг дается с трудом. И глядя друг другу в глаза, я медленно приближаюсь к подранку. Подойдя ближе, выстрелом обрываю мучения зверя, ох и неприятное это было дело. Как я ругал про себя незадачливого стрелка, не шло ни в какое сравнение с тем, что ему выдал егерь хозяйства.

Несоблюдение дисциплины привело к перестрелу лося (до этого первыми двумя выстрелами стрелками нашей команды были добыты прекрасный рогач олень и лось, а второй сохатый оказался чисто браконьерским). Выстрел не в меру и не по месту излишне рьяного, а скорее, не протрезвевшего, стрелка испортил настроение да и всю охоту своему коллективу, а отчасти и нашему, несправедливо обвиненному в том, что егеря сработали на нашу компанию, хотя расстановкой номеров руководил капитан чужой команды. К сожалению, положение известное – полное отсутствие охотничьей культуры и этики.

Юрий Константинов 17 января 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑