О весенней охоте в российской глубинке

Прошедшей весной друзья-охотники пригласили меня провести десять дней весенней охоты в угодьях Костромской области, куда они ездят уже без малого двадцать лет. Три года назад я уже бывал в тех местах, но вырваться удалось только на три дня, и полного впечатления от той поездки я тогда не получил.

Фото Антона Журавкова.

Фото Антона Журавкова.

И вот мы в машине. Почти двенадцать часов в пути, около половины из них по разбитым дорогам — и мы на месте. Встретила нас хозяйка дома тетя Зина.

Наутро едем в райцентр за путевками, получаем их без проволочек. Только почему-то местным охотникам сезонка стоит пятьсот рублей, а нам пятьсот рублей в день. Наверное, чужие должны платить за путевку больше, но не в десять же раз! Ведь мы тоже члены Росохотрыболовсоюза.

И опять тоненькой иголочкой колют сомнения: а зачем я плачу членские взносы? На вопрос охотоведу, почему такая разница, звучит ответ: а у нас так.

Возразить против такого аргумента нечего. Впрочем, этот маленький инцидент настроения не портит. Ведь впереди целых десять дней охотничьего праздника. Не буду описывать каждый охотничий день, скажу только, что все они приносили массу эмоций.

Поездка была богата разнообразными наблюдениями. Видели мы брачные игры журавлей на полях, подсмотрели, как лисовин выхватил из пересохшей протоки большую щуку, постоянно встречались одуревшие от весны зайцы. Попадались нам на оттаявшей земле и волчьи следы, и следы вышедших из берлоги медведей.

Читайте материал "Хозяин деревни"

Очень хочется рассказать о местности, в которой мы охотились, и особенно о людях, живущих там. Село, в котором мы жили, называется Вожерово — настоящая российская глубинка. Судя по старинной разрушенной церкви с колокольней, наклонившейся не меньше Пизанской башни, село некогда было большим и богатым.

Да и совсем недавно, лет этак тридцать назад, в это село переселили жителей окрестных вымирающих деревень. Сейчас почти все жители — пенсионеры. Закрылись детский садик, школа. Еще продолжает работать поселковый дом культуры, есть хороший магазин. Из села уезжают последние трудоспособные жители, главная причина — отсутствие работы.

На пути наших охотничьих странствий постоянно встречались деревни, где живут лишь в двух-трех домах, места, где от деревень осталось несколько куч гнилых бревен, но местные жители до сих пор называют их по-прежнему: Бычино, Александрово, Балахна.

Грустно смотреть на заколоченные, покосившиеся дома с заржавевшими и исковерканными временем вывесками «Продукты», «Промышленные товары», «Столовая». Местный заядлый охотник Каверин, рассказывая, где мне лучше встать на тягу, говорил: «Становись прямо в самой деревне, у старых лип, там на тракторное колесо я скворечник положил».

Найдя по приметам это место, я долго осматривался вокруг, но, кроме покосившихся и упавших столбов с оборванными проводами, ничего не увидел. Позднее узнал, что Каверин жил в этой деревне, и, наверное, в этой пустоши она до сих пор ему видится.

 

фото: Семина Михаила

В прошлом году уехал из Вожерово постоянный проводник нашей охотничьей команды Леха. Но не забывает свой дом, навещает. Удивительный человек этот Леха! Страстный охотник (впрочем, почти все мужское население этого края охотники), он органично сочетает знания, полученные через охотничий опыт со знаниями, почерпнутыми из литературы, которую постоянно приобретает.

Дома у него обширная библиотека. Леха в курсе всех новинок охотничьего оружия, боеприпасов и снаряжения. Согласитесь, не все сегодня читают охотничью литературу и самосовершенствуются.

Большинство жителей здесь очень доброжелательны, знакомые деревенские охотники всегда покажут хорошие места тяги, если надо, отведут на тетеревиный ток. Глухариные тока — особая тема. Глухариный ток очень уязвим, поэтому многие имеют «свои тока» и их расположения держат в секрете.

Читайте материал "Хутор Собачий"

При виде остатков былого жилья, заброшенных полей, разрушенных коровников, заросших силосных ям невольно возникает чувство покинутости и потерянности. Представляешь, какая глушь здесь зимой. Это представление усиливается рассказами о глубоких снегах, морозах и даже о якобы разорванной прошлой зимой волками семье, ожидавшей автобуса.

Родители, спасая ребенка от лютой стаи, забросили его на крышу остановки, где малыш и замерз. Что здесь правда, а что выдумка, установить сложно. Эту историю мы слышали в разных интерпретациях.

Местные жители любят свое село, рассказывают о нем с большой теплотой. По выходным Вожерово несколько оживает. Погостить приезжают дети и внуки. На клубные дискотеки, из соседних населенных пунктов съезжается молодежь. Навещают свои дома и те, кто раньше здесь жил.

Силами работников администрации поселка и клуба 9 мая был организован митинг у памятника не вернувшимся с войны односельчанам. На нем начертаны имена погибших солдат, причем среди них много одинаковых фамилий. Судя по всему это отцы, сыновья,
братья.

Игорь Максиматкин 8 сентября 2017 в 12:44







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑