Вологодские гуси

Забросив на время городские дела, я мчался по дороге в сторону Вологды, весело болтая со своим старым другом Глебом. Cзади, с трудом разместившись среди сумок, рюкзаков, скрадков и гусиных чучел, дремала любимая собака. Я радовался, что еду в места, куда выбираюсь практически каждый год. Радовался, что еду отдыхать,а не работать и могу просто насладиться охотой и общением с друзьями. На этот раз гуси сами меня догнали…

Фото автора

Фото автора

Стоя на краю пашни, я вдыхал ароматы весны, прелой травы и талого снега. Только несколько дней назад земля начала оттаивать и везде текли ручьи. Всюду сновали чибисы, с гулом разрезая воздух, над головой звенели жаворонки и улюлюкали кроншнепы.

В этом году такое популярное у гусей в прошлые весны поле было распахано. Хотя, если быть более точным, его середина была только хорошо отдискована, что хоть немного, но облегчало передвижение по раскисшей земле. Я с трудом прошел до его середины. Никаких гусиных следов не было и в помине, как собственно и гусей, которые хоть в каком-то количестве всегда пролетали в небе над деревней.

– Так и нет особенно гуся, – сказал охотовед Дмитрий. – Народу полно, второй день ямы роют. А гусей не видно. Хотя и звонили из-под Сокола, сказали, там гусь болтается. Ничего, завтра охоту откроют, наподдадут ему там, он к нам и полетит.

Нетрудно было решить, что делать на открытие охоты. Глухариные и тетеревиные тока пока не разведаны, утки на реке мало, значит, и подсадные могут пока отдохнуть. А вот гусей стоит покараулить, поскольку завтра во многих местах их начнут гонять, и они к нам, бог даст, подвернут.

Вечер ушел на маскировку сухой травой лежачих скрадков и подготовку чучел. А в четыре утра мы уже выехали к полю. Ночной заморозок слегка прихватил пашню и позволил быстро добраться до низины в середине поля. Но с установкой «стаи» и скрадков можно было не торопиться.

– Все равно гуси не полетят, пока земля не оттает, – сказал я. – Давай пока землей и дискованной травой скрадки присыплем для лучшей маскировки. Мы так в Курской области делали.
Но и это не очень помогло. Мы сильно выделялись среди выбеленного морозом поля. Но чем выше поднималось скрытое тучами солнце, тем становилось теплее, и стоило полностью растаять инею, как наши два скрадка стали практически незаметны.

Гуси не заставили себя ждать. Первая стая появилась со стороны солнца и пролетела бы мимо двух замерзших охотников, занятых перекусом и чаевничанием, но была вовремя замечена. Вы когда-нибудь видели, как забираются танкисты в танк по команде тревоги? Так вот, мы ныряли в скрадки намного быстрее!

Услышав звуки манка, стая сразу же подвернула к нам. И стала облетать нас, постепенно снижаясь, но осторожничая. В чем же дело? Что не так? Ба, да это же гуменники, а я маню их «белолобым гусем». Меняю манок, перехожу на низкие гоготания самки гуся-гуменника – и птицы сразу устремляются к земле. Подпускаем их метров на пятнадцать и выбиваем самую низкую пару. Ну что же, с полем!

И опять долгое ожидание. Нет, надо это менять. Достаем бутерброды, термос. Все красиво раскладываем и… Гусиный гогот прямо за спиной.

– Гуси! Прячемся!

Весь скарб – в скрадок. Замираем.

Гуменники. Но всего пять штук и очень осторожные. Долго кружат над нами, но пролетают все время за спиной. Вот недостаток лежачих скрадков: вроде и близко птицы, а стрелять не можешь. Покружившись немного, гуси сели на пашню метрах в двухстах от нас и медленно стали двигаться в нашу сторону.

Далеко, да еще мы разговариваем и разглядываем птиц. Но вот другая стая. Опять гуменники. Неожиданно к ним прибавляется стая белолобых гусей. Карусель над скрадками. Переговоры гусей, гоготание, выставленные лапы.

– Вот ради таких моментов я и люблю охоту, – говорю я. – Даже трофеев не надо!

Белолобый гусь, громко крича, пролетает над скрадками и садится среди чучел справа от нас. Остальные пока высоко, но и они опускаются ниже.

– Давай! – кричу я.

И мы дружно мажем по налетевшим птицам. Жаль! Но ничего не поделаешь – бывает!

– Не нравится мне, как ведут себя гуси, – говорю я. – Что-то у нас не так.

Я встаю и начинаю обходить присаду, глядя со стороны. С маскировкой все нормально, хотя лишний пучок травы и не помешает. А вот с «гусями» надо что-то делать.

– Знаешь, давай уберем «флюгера» и оставим только итальянских «гусей», – предлагаю я.
– Зачем? – спрашивает Глеб.
– Ну, во-первых, они более реалистичны, а во-вторых, гуси осторожные, старые и ищут небольшие стайки, сидящие на полях. Думаю, что двенадцати штук вполне хватит.

Мы быстро сокращаем нашу «стаю» и ставим оставшихся «гусей» метрах в десяти перед собой на пашню. И это срабатывает. Первая же подлетевшая стайка с ходу пытается сесть. И мы увеличиваем счет добытым птицам.

Нельзя сказать, что гусей было очень много. Но небольшие стайки периодически посещали наше поле, и к полудню, когда мы решили собираться домой, количество наших трофеев увеличилось до семи.

И вот тут началось самое интересное. Раскисшее за утро поле не собиралось отпускать нас просто так. Земля налипала на сапоги огромными комьями, и каждый шаг давался с трудом. Мы переносили часть вещей вперед и тут же возвращались назад за следующей партией. Да, хорошо охотиться вдвоем, удобно маскироваться, все действия согласованны и слаженны. Но когда приходит время выносить весь скарб с поля, жалеешь, что нас всего двое. И как радуешься, что настрелял не так много гусей, каждый из которых весит около трех килограммов, а иногда и больше.

Утомленные, но довольные мы вернулись в деревню, где нас ждали друзья, у которых дела обстояли не так хорошо.

– Ну и как дела? – первый вопрос.
– Отвечу, – сказал я, – словами друга Игоря: очередной раз подтвердили квалификацию. Семь гусей!
– Значить, за всех отстрелялись. Я знал, что вы пустыми не будете, – сказал Леня. Теперь голодными не останемся.

Еще четыре раза ходил я на поле. Простуженный Глеб следующим утром остался дома, пытаясь хоть как-то подлечить кашель. И я пошел с череповецким другом Виктором, который только второй раз в жизни приехал на охоту и постигал ее азы, сменив альпеншток на ружье. Звали мы с собой и Алексея, нашего друга и хозяина дома, но он отказался:

– Спина так болит, что не смогу даже подняться из лежачего скрадка. Я лучше на краю поля посижу.

На этот раз Виктор решил опробовать полуавтомат «Сайга» 20-го калибра и никак не мог с ним совладать, поэтому стрелял в основном я. И тем не менее домой мы вернулись с семью гусями.

– Ну, если вчера было достижение, то сегодня это уже норма, – констатировали друзья.

На третье утро мы уже были на поле втроем, а на четвертое – впятером. С каждым днем гусей становилось все меньше, а осторожных гуменников сменили не менее осторожные стаи белолобых гусей.

– Как же они вообще летают-то! – восклицали мы, глядя на кружащих над нами птиц, в крыльях которых зияли огромные дыры среди перьев, выбитых выстрелами других охотников.

Летели самые первые, осторожные гуси, которые торопились к Северу и шли по границе тепла и холода. И только снег и мороз в районе их гнездования задерживаил их здесь, и они очень внимательно выбирали места для кормежки.

На пятый день охоты я поехал в Вологду встречать с ночного поезда сына с другом, которым удалось вырваться на несколько дней на охоту. А друзья вновь пошли за гусями, доведя счет этой охоты до тридцати птиц.

Алексей Беляков 8 июня 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Михаил Сёмин офлайн
    #1  10 июня 2013 в 00:18

    В Вологодской дневная добыча в 2013 году 3 вальдшнепа, 3 селезня и 3 гуся, если я не ошибаюсь?!

    Ответить
  • -2
    Борис Соколов офлайн
    #2  10 июня 2013 в 01:15
    Михаил Сёмин
    В Вологодской дневная добыча в 2013 году 3 вальдшнепа, 3 селезня и 3 гуся, если я не ошибаюсь?!

    Не ошибаетесь. У них уже не первый год такая норма добычи по гусю.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑