Хроники гусиных охот

За то время, что мы были на тяге, в зоне нашей видимости пролетело более 15 стай

фото: Юрий Любимский фото: Юрий Любимский

Весенняя охота для меня и моих знакомых — это прежде всего охота на гусей. Подготовка к ней начинается сразу после ее окончания. Подкрашиваются полукорпуса, ремонтируются и совершенствуются костюмы и накидки для маскировки, настраиваются старые манки и делаются новые.

Остается только ждать прихода весны, так как массовый пролет гусей в Центральной России, проходит только в это время года. И только весной у нас появляется возможность добыть эту очень осторожную и внимательную птицу.

Весна 2011 года изрядно потрепала нервы погодными капризами. Да и чиновники от охоты во многих регионах не прибавляли оптимизма, назначая сроки открытия охоты, явно не соответствующие погодным условиям.

В Рязанской области, в отличие от других областей, разум восторжествовал и сроки начала весенней охоты перенесли на неделю. К 9 апреля снега в полях оставалось много, но что охота откроется на 16 дней, вселяло надежду попасть под массовый пролет птиц.

Посовещавшись, принимаем решение поехать на закрытие весеннего сезона в один из северных районов Волгоградской области. Несколько лет назад мы уже были в этих угодьях, охота тогда удалась на славу, но самое главное — мы познакомились с замечательными людьми, такими же фанатами гусиной охоты, что и мы.

7 апреля после обеда отправляемся в дорогу. Прибыв на место, оформляем необходимые документы. Кстати, господам из МПР не мешало бы побывать в одном из областных или районных обществ во время выдачи путевок, где бы они много чего о себе услышали. Наконец и это остается позади, и 8 апреля в 3 часа утра на двух УАЗах трогаемся в путь.

На первых метрах после съезда с асфальта стало ясно, что дорога предстоит нелегкая. Мастерство водителей по преодолению весенней распутицы, взаимовыручка и крепкий трос медленно, но верно приближали нас к месту охоты. Когда до нашей цели оставалось совсем чуть-чуть, машина, ехавшая сзади, увязла в грязевом плену. Все попытки вызволить УАЗ закончились посадкой на мосты и второй машины. Напрасно терять время не стали (и так изрядно задержались) — дружно решили идти на охоту, а уже после решать, как вытаскивать машины.

Наш замысел расположиться на зеленях среди оставшихся пятен снега не увенчался успехом. Ноги глубоко погружались в раскисший грунт. Остатки снега быстро превращались в кашу и таяли на глазах. Гуси легко нас обнаруживали и облетали стороной. Пришлось срочно менять дислокацию и располагаться между большим разрывом березовых посадок на стыке трех полей. Здесь нам удалось подманить несколько гусиных стай на близкий выстрел и добыть по гусю. Среди трофеев выделялись два крупных гуменника. К 10 часам активный лет гуся прекратился и все охотники вернулись к машинам. Более 5 часов под дождем мы пытались выбраться из плена на твердую почву, но удалось это только с помощью трактора. К вечеру дождь и ветер только усилились, так что установить палатку оказалось невозможным. Ночь коротали в машинах.

9 апреля, ближе к рассвету, дождь закончился, но сильный ветер не прекращался. Мы все равно отправились на охоту. Еще с вечера недалеко от дороги приметили место, где гусь пролетает невысоко и есть возможность замаскироваться. Утренняя зорька подарила тройку хороших налетов. Но увы, удача нам не сопутствовала, и все гуси благополучно полетели дальше.

После обеда в сопровождении трактора отправились в поля на поиски гусиных присад. Хорошее знание угодий позволило нашим проводникам быстро отыскать поле зеленей, на котором отдыхали гуси. К 17 часам основная масса гусей поднялась с поля и полетела на кормежку. Оставшиеся две стаи пришлось согнать, чтобы спокойно подготовиться к охоте. Выбрали большую лужу, примыкающую к посадке, расставили около воды полукорпуса. Маскироваться пришлось в посадке, так как вкопаться на поле было невозможно: стоило углубиться на штык — сразу выступала вода. К 18 часам порывы северо-восточного ветра усилились, и благодаря этому гуси на воду шли низко. В три манка нам удавалось вытягивать некоторые гусиные стаи на хороший выстрел. В итоге каждый охотник добыл трофей, в основном это были белолобые гуси. Охота состоялась, несмотря на все капризы природы: дождь, заряды снега, ураганный ветер. Возвращение ночью домой по степным дорогам оказалось тяжелым.

10 апреля, ближе к вечеру, предпринимаем еще одну попытку найти гусей. Снова в сопровождении трактора объезжаем поля, но гусей не находим. Высоко в небе периодически проходят отдельные транзитные стаи. Принимаем решение вернутся на поле, где охотились вчера, и попытать удачу. Увы, пролетело всего лишь пять стай, на выстрел ни одна не приблизилась. Уже когда стало темнеть, подманили две стаи, из которых было добыто два белолобых гуся.

Волгоградская земля подарила нам три дня незабываемых охот, три дня общения с хорошими открытыми людьми. Надеемся, что еще не раз побываем здесь, вздохнем степным весенним воздухом и удачно поохотимся.

11 апреля, юг Рязанской области. Отправляемся на разведку в один из соседних районов. На полях снега еще много, но зеленя местами освободились от снега. Осмотрев два перспективных поля, находим небольшие скопления гусей. Так как рыть окопы невозможно — все пропитано водой, — маскироваться решили в белых костюмах, около столбов линии электропередач. Снега вокруг столбов много, к тому же кое-где торчит прошлогодняя трава — лучше не придумать.

12 апреля легкий заморозок позволяет без трудностей зайти в поле. Расставив на поле между двух столбов 53 полукорпуса, замираем в ожидании гусей. Первые гусиные стаи пролетели около семи утра, а с девяти началась первая валовая волна гусиного пролета. За несколько часов мы наблюдали пролет больше тысячи гусей. Часть рассаживалась на полях, часть летела дальше. К нам на выстрел (20–40 метров) налетали небольшие стаи гуменников и белолобых гусей. В 12 часов мы покинули место охоты, так как норма добычи была выполнена. Интенсивный пролет продолжался до 14:00, и до 18:00 в небе было небольшое затишье. Лишь редкие стаи чибисов, чаек и уток спешили на северо-восток.

Вечернюю зарю встретили на тяге. Первый вальдшнеп протянул 20:40.

Всего слышал семь птиц, видел пять, добыл двух вальдшнепов.

13 апреля снег сильно подсел. По раскисшему полю добираемся до места охоты. Времени на подготовку уходит намного больше, чем днем ранее. Гусь пошел приблизительно в то же время, но подлету стай к нам на выстрел мешали стрелки-дальнобойшики, которые встали в посадках по периметру поля. После того как они закончили пугать бесполезной стрельбой пролетающие стаи, началась нормальная охота. За утро добыли трех гуменников. Вечером это поле подарило еще пару белолобых гусей.

14 и 15 апреля интенсивность пролета была слабой, но все же удалось добыть пару гусей. Охота на тяге оказалась не столь результативна, в среднем притягивало от 5 до 7 птиц, на выстрел налетали единицы.

16 апреля днем выехали на разведку. После непродолжительных поисков на границе двух районов, в пашне, нашли достаточно хорошее скопление гусей. Не беспокоили птиц до темноты. Пашню за эти дни солнце и ветер хорошо подсушили, появилась возможность врыться. Ночью быстро выкопали скрадки. Четыре часа на отдых, и мы снова в поле.

17 апреля теплая утренняя заря предвещала удачу. Наши труды не оказались напрасны. Были прекрасные налеты белолобых гусей, два из них стали нашими трофеями. Вечернюю охоту провели в лесу на тяге. Низкие кучевые облака и сильный ветер не вселяли надежду на хорошую тягу. Так и вышло: протянуло всего 4 вальдшнепа, на выстрел не налетел ни один.

18 апреля заканчивался мой краткосрочный отпуск. Вечером решили постоять на тяге в другом лесу, где преобладает молодняк березы и сосны. Тяга началась в 20:30 и закончилась в глубокой темноте. Вальдшнепа было много, я видел и слышал более 18 куликов. Охота затруднялась тем, что не было четко выраженных маршрутов тяги. И, что интересно, вечером начался второй вал пролета гуся. За то время, что мы были на тяге, в зоне нашей видимости пролетело более 15 стай. Если честно, я постоянно отвлекался, слыша и видя вереницы гусей, и из-за этого пропускал вальдшнепов.

18, 19 и 20 апреля наблюдался повсеместный пролет перелетных птиц. Тяга то ослабевала, то снова радовала наличием вальдшнепа. Первый раз за последние годы сроки весенней охоты на юге Рязанской области совпали с наличием птицы в угодьях. По моим наблюдениям, в этом году гуся летело намного больше, чем в прошлые годы. Утка массово подошла после закрытия охоты, и это очень хорошо — больше птицы спокойно сядет на гнезда.

В завершение я хотел бы немного высказаться о весенней охоте на гусей, так как это самая спорная и противоречивая с точки этики охота.

Во-первых, если гусь моногамен, то разве охота на него на зимовках не приводит к разбиванию семейных пар? Или там охотники стреляют только не имеющих пару молодых гусей?

Во-вторых, количество добываемой дичи на зимовках ни в какое сравнение не идет с количеством добываемой дичи у нас на территории России за весенний и осенний сезон вместе взятые и разнится в десятки раз по отдельным видам.

В-третьих, запрет или ограничение весенней охоты на гусей в центральной полосе России лишает охотников вообще права охоты на него. Осенний пролет гусей проходит другими миграционными путями, и лишь единичные стаи пересекают центр России. Тем самым запрет защищает прежде всего интересы зарубежных охотников и не имеет никакого отношения к восстановлению популяции птиц.

Я согласен, что охота должна быть запрещена в местах гнездования птицы и что должны быть выделены зоны спокойствия. Но зачем для этого закрывать для охоты целые районы? Ведь в каждом районе есть небольшие участки, водоемы, заливные луга, где из года в год отдыхают перелетные птицы. Вот на этих участках и необходимо создавать зоны спокойствия.

Разделение же весенней охоты на две десятидневки формально увеличивает сроки, а в реальности сокращает возможность добывать тот или иной вид дичи. Вальдшнеп, гусь и утка летят волнами. Бывают годы, когда массовый пролет идет одновременно и потом наступает длительный перерыв в миграции. В таком случае на какой вид надо открывать охоту раньше?

Я не большой специалист в области биологии гуся, но что в конце апреля и начале мая летит только молодежь, сомневаюсь. Неоднократно в мае я наблюдал за многотысячными скоплениями гусей в полях и лугах. По всем признакам — оперению, поведению, статусу в стае и осторожности — в стаях присутствуют разновозрастные особи. Каждая стая — это несколько семейных групп, где присутствуют старые и молодые, только что сформировавшиеся семейные пары птиц.

Вы задумывались, сколько нужно времени гусям, чтобы достичь мест гнездования, если средняя скорость его полета 50–60 км в час? За ночь гусь может преодолеть 1000 км. До тундры из Центральной России он запросто может долететь всего лишь за пару дней.

16 дней охоты дает возможность выбирать: утром я еду на гуся или с подсадной уткой, а вечером решаю постоять на тяге. Охотничий пресс на дичь получается небольшим, так как охотники распределяются в угодьях по интересам.

Все охотники, которые охотятся по правилам, заинтересованы, чтобы в угодьях находились только те, кто готовился к весенней охоте. Ежегодно охоту портят стрелки-дальнобойщики, не утруждающие себя ни профилями, ни чучелами, ни подсадной уткой. Вот где надо наводить порядок! Любой запрет должен быть обоснованным, иначе будет расти браконьерство. Тех же гусей и уток будут добывать без выстрела более варварским способом, и проконтролировать такие методы добычи намного труднее, чем ружейную охоту. Вместо того чтобы проанализировать американский, канадский и европейский опыт по воспроизводству дичи, организации охоты, постараться взять самое лучшее, мы, как всегда, изобретаем свой велосипед.

И в завершение хотелось бы остановиться на дискуссии, которая сейчас разгорелась на охотничьих интернет-сайтах. Стоит ли охотникам по примеру рыбаков организованно выйти с протестом? Моя точка зрения однозначна: стоит, по-другому нас не услышат. Я посчитал своим гражданским долгом выйти на Пушкинскую площадь вместе с рыбаками, так как увлекаюсь подводной охотой. Пусть нас было немного — две с половиной тысячи человек, но чиновники и министры нас услышали. Многие пишут, что рыбакам, кроме своих удочек, терять нечего, а у охотников оружие: если что — сразу его лишат. Мы на глазах теряем угодья, традиции, возможность охотиться в дорогих сердцу местах. Не видеть этого — значит занять позицию испуганного страуса, а вдобавок очередным изменением правил охоты или подзаконным актом еще и пинок под зад получить. Зачем ружье и снаряжение, если негде будет охотиться, дать волю своей собаке или провести зорьку с подсадной уткой?

Вопрос как никогда серьезный: быть или не быть весенней охоте, да и доступной охоте в России в целом. Все зависит от нас!

Юрий Любимский, г. Ряжск, Рязанская область 14 июня 2011 в 15:29






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑