Как работала Главохота

Статья вторая

Фото: Андрей Щанников Фото: Андрей Щанников

За время моей работы в центральном аппарате, Главк расширился и штат увеличился. К моему приходу в 1964 г. штат Главка состоял всего из 35 человек. Было четыре отдела: охоты, заповедников, планово-финансовый, включая бухгалтерию, и отдел кадров со спецчастью.

Несколько обособленно, но в полном подчинении Главку был Зооцентр, который занимался отловом диких животных на всей территории СССР и поставлял их в зоопарки, цирки, торговал ими за границей. Позже был преобразован в Зоообъединение.

В последующем был создан, а по существу выделен из отдела охоты отдел охотничьего надзора. Возглавлял его А. И. Панкин, а впоследствии А. А. Улитин. С увеличением количества государственных лесоохотничьих хозяйств было создано соответствующее управление, которое, естественно, входило в состав центрального аппарата. Возглавлял его В. В. Федоров, охотовед.

С образованием государственных промыслово-охотничьих хозяйств было создано управление госпромхозов, в распоряжении которого находилось более ста промысловых хозяйств, в основном в зоне Сибири и Дальнего Востока и частично в Европейской части РСФСР (Коми АССР, Мурманская, Астраханская области и Калмыкия). Много внимания уделялось охотничьему надзору. Было разработано специальное положение о вновь образованной службе охотничьего надзора, которую представляли районные охотоведы. Они имели четко изложенные для них права и обязанности, специальную форму одежды, по возможности обеспечивались транспортом и оружием. Совершенно правильно в своей работе районный охотовед опирался на общественную охотничью инспекцию, которую представляли активисты общества охотников. Общественный охотничий инспектор имел специальное удостоверение, бескорыстно и добровольно на основании разработанного Положения помогал районному охотоведу бороться с браконьерами. Списки общественных охотинспекторов районный охотовед по согласованию с обществом охотников и рыболовов представлял на утверждение райисполкома. Это позволяло районному охотоведу контролировать большую часть территории района и эффективно бороться с нарушителями охотничьих правил и законов. Эта мера прекрасно учитывала специфику России, ее громадные площади. Поощрения общественников обычно заключались в приглашениях на волчью или лосиную охоту, выдаче группе “общественников” “спортивной” лицензии на лося или кабана.

Ежегодно к февралю все охотуправления и госохотинспекции представляли в Главохоту РСФСР отчеты о работе за год, составленные по единой схеме, которая соответствовала структуре Главка и учитывала специфику работы каждого специалиста. Последние делали выборку по своим разделам, и поставляли готовые сводные материалы в годовой отчет Главохоты РСФСР, который представлялся в Совет Министров РСФСР. Все материалы тщательно выверялись, а текст вычитывался несколько раз. Вспоминаю удивительный случай. Машинистки из нашего бюро по уважительным причинам разом “вышли из строя”. Печатание годового отчета, а это более двухсот страниц, передали в охот-устроительную экспедицию. К нашему удивлению, машинистка экспедиции миниатюрная Галя Мосина справилась с этой задачей блестяще и в срок. Лидия Степановна Кондратьева, ответственная за выпуск “в свет” годового отчета, удивлялась: “Ну, надо же, ни одной ошибки или опечатки, и все запятые на месте!” Подготовка отчетов и приказов в Главохоте РСФСР проходила в то время на очень высоком уровне. Это всегда были грамотные документы. И в этом была огромная заслуга первого заместителя начальника Главохоты РСФСР Николая Федоровиче Круторогова, настоящего государственного человека, начальника штаба охотничьего хозяйства России, как иногда он себя именовал. Он очень много сделал для охотничьего хозяйства страны. Всю жизнь посвятил своей профессии и был специалистом высочайшего разбора. Воплотил в жизнь идеи создания районной службы охотничьего надзора, Центральной научно-исследовательской лаборатории (ЦНИЛ) охотничьего хозяйства и заповедников, государственных промыслово-охотничьих хозяйств (госпромхозов). Фактически являлся автором и редактором всех положений и инструкций, разработанных непосредственно Главком. Все делал на высоком квалификационном уровне, каждую бумагу прорабатывал весьма тщательно. После я не видел в Главке ни одного человека, который бы соответствовал уровню Николая Федоровича.

Ежегодно несколько охотуправлений во главе с начальником и бухгалтером вызывались с отчетом на балансовые комиссии, на которых присутствовали также все специалисты Главка. Здесь можно было любому начальнику задавать вопросы и критиковать его за плохо выполненную работу. Начальник при плохом отчете рисковал годовой премией полностью или частично. Дело могло дойти до несоответствия занимаемой должности. Надо сказать, что областные (краевые) начальники имели двойное подчинение: на местах — облисполкому, а в Москве — Главохоте РСФСР. Если на месте облисполком назначал начальника без согласования с Главком, начальник Главохоты РСФСР не утверждал назначенца в должности, а тот хоть и работал, имел неблагозвучную приставку и. о. Иногда это продолжалось до трех лет, как это было с тульским госохотинспектором. Также Главохоте РСФСР трудно было снять областного начальника за плохую работу, если с этим решением не соглашался местный облисполком. Мне запомнился случай с горьковским главным госохотинспектором, который откровенно бездельничал на протяжении пяти лет, но при поддержке председателя облисполкома спокойно досидел до пенсии в кресле начальника.

Начальник Главохоты РСФСР Николай Васильевич Елисеев, крупный и представительный мужчина, более двадцати лет руководил организацией. Он был в очень хороших отношениях с Л. И. Брежневым. Я как-то случайно застрял в его кабинете, когда по вертушке позвонил Леонид Ильич. Разговор шел на уровне “Лёня-Коля”. Елисеев постоянно сопровождал Брежнева на охотах, иногда в пятницу засиживался допоздна в кабинете, ожидая кремлевского звонка. Получив сигнал, доставал из сейфа пистолет, вызывал водителя и отправлялся в составе брежневского кортежа. В понедельник утром он вызывал в кабинет водителя, давал ему рецепт из кремлевской аптеки и говорил: “Володя, привези капелек”. Капельки снимали тяжелое похмелье, но довели Елисеева до цирроза печени, от которого он и умер вслед за Брежневым. Н. В. Елисеев был человеком политичным, и из этих близких отношений с высшей властью выгадывала система в целом. Практически без задержек шло принятие постановлений об образовании новых заповедников в России, создание системы госпромхозов, дополнительное финансирование государственных лесоохотничьих хозяйств, увеличение штатов. Из далекого от центра Москвы Заморинского переулка Главк переехал на второй этаж прекрасного здания в проезде Владимирова, что в двух шагах от Кремля. Николай Васильевич лично распределял на открытие летней охоты шалаши на озере Великом. Будучи охотником, он знал это озеро в Рязанской области великолепно. Здесь проходил охотничий праздник, и в нем принимали участие министры, космонавты, кое-кто из ЦК. Одно время Н. В. Елисеев переманил Брежнева и уговорил его ездить в Переславское охотничье хозяйство вместо Завидово. Переславское хозяйство генсеку понравилось (еще бы! — белые грибы возле гостиницы росли). В общем, по тем временам Н. В. Елисеев был на своем месте.

Следует отметить, что в то время исполнительская дисциплина была на высоте. Не было случаев, чтобы Главохота не ответила к указанному сроку на письмо вышестоящей организации. Ныне времена другие. Президент Российской Федерации прилюдно по телевидению сообщает, что 30 процентов губернаторов проигнорировали его письмо и не дали на него ответа. В такой стране, как Россия, таких вещей допускать нельзя, если ты президент. С ослушниками следует обращаться как с сидоровыми козами, а не пальчиком грозить. В прежней системе охотничьего хозяйства было много хорошего, гораздо больше, чем плохого. Все это доставалось непростыми трудами талантливых охотоведов. Был наработан огромный опыт по ведению различных форм промысловых государственных и кооперативных, общественных охотничьих хозяйств, по учету охотничьих животных и их охране. Трудилась охотоведческая наука во ВНИИОЗ и ЦНИЛ Главохоты РСФСР. И все делалось с учетом особенностей России, ее громадных территорий и менталитета.

Нынешние власти, затаскивая в страну импортный опыт ведения охотничьего хозяйства, проявляют дикую некомпетентность, потрясающее невежество и жуткую жадность к деньгам, желая из всего получать только прибыль. Без всяких на то оснований разорвана связь времен и нарушена преемственность наработанного тяжким трудом опыта ведения российского охотничьего хозяйства.

Я не хочу здесь писать о недостатках системы Главохоты РСФСР — они, конечно, были — и воспользуюсь пословицей: о мертвых либо хорошо, либо ничего.

Статья первая. "Российская охотничья газета" № 885

Михаил Перовский, профессор 19 июля 2011 в 15:51






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑