«Схороните меня на Бобришном Угоре»: к 100-летию Александра Яшина

Так уж повелось, что мы с особенным усердием вспоминаем человека в связи с его юбилейными датами. В марте нынешнего года имелся особый повод всколыхнуть свою память и боль о человеке, которого по праву можно называть – «национальное достояние России». Это гражданин и патриот, талантливый писатель и поэт, фронтовик, а еще охотник, рыбак, грибник и певец своей малой родины – Никольского района Вологодской области.

Фото автора

Фото автора

27 марта в деревушке Блудново 100 лет назад родился Александр Яковлевич Яшин (Попов). В «РОГ» от 19 марта 2003 г. была опубликована статья об Александре Яшине, посвященная его 90-летнему юбилею. Повторяться, наверное, не стоит, поэтому построим данную заметку в несколько ином ракурсе. Разрешите привести здесь стихотворение жительницы Нюксеньгского района Вологодской области Валентины Жуковой, оно так и называется: «Александру Яшину»:

Снова пришел юбилейный март.
Воздух весною дышит.
И с каждым годом его талант
Нам и понятней и ближе.
Томик прекрасных его стихов
Я открываю снова.
Жил далеко от своих земляков,
А сердце оставил в Блудново.
Любил всем сердцем реку и лес,
Приглашал в сторону лесную.
Никольск звал «краем добра
и чудес,
Чувствовал боль чужую.
Как добрый Бог, все живое любил,
Слышал ручья журчанье.
Он босиком по земле ходил
К роднику на свиданье.
А нынче друзья на свиданье
придут
К нему на Угор Бобришный,
Туда, где нашла сердечный приют
Поэзия Правды жизни.
Он с честью прошел нужду
и войну,
Всюду о Родине помнил.
В славе сберег он душу свою,
Был обречен на подвиг.
Всей силой сыновней своей любви
он родные места,
Чтоб мы научились добро творить
И совесть была чиста!


Любовь поэта к родным местам была непреходящей. В то время до Никольска действительно было трудно добираться из Москвы. Кстати, А. Я. Яшин жил в столице по соседству с М. М. Пришвиным. Вот уж было, о чем пообщаться мастерам слова, охотникам и любителям природы. У Яшина создан цикл рассказов «Вместе с Пришвиным».
Земляки Александра Яшина, постоянно проживающие на родной земле, в своих лесных «джунглях», а не «каменных», были, конечно, более опытными охотниками. Их знаменитый соотечественник прославился «ловлей слов, рифм». Хотя в дневнике постоянно мелькают записи об охоте и рыбалке.


У Яшина много стихов о природе и охоте. Он мечтал об издании книги данного содержания. Вот что было записано в дневнике 22 августа 1958 г.: «Начало рассказа. Каждая поездка на охоту или на рыбную ловлю – это путешествие. И не обязательно маленькое. А путешествия, как известно, не обходятся без приключений. Попробую описать одну охоту. И если из этого получится рассказ, то я заявляю, что уже могу написать тысячу охотничьих рассказов».


Отметим такие рассказы, как «Охота на мертвого глухаря» (1960 г.), «Две берлоги» (1962 г.). В дневнике писателя, как уже говорилось, также много эпизодов охотничьего содержания.
Очень бы хотелось видеть изданным яшинский сборник охотничьего содержания. У последователей его творчества имеется и подборка материалов. (Ау, господа издатели и спонсоры!)
Летом прошлого года дорога настойчиво позвала, потянула в дальний уголок Вологодчины, к «Никольским звероловам», в яшинские места, на Бобришный Угор. Великий никольчанин при жизни построил в местах своих детских забав, на крутояре (слуде) реки Юг, домик. Там жил, работал, отдыхал, охотился, рыбачил, ходил за грибами. Сюда приезжали друзья. Здесь, на Бобришном Угоре, он завещал себя похоронить. Сердце писателя остановилось рано, ему было всего 55 лет. А. Я. Яшин скончался 11 июля 1968 г.


Охотничья изба на Бобришном Угоре

Вблизи охотничьего домика под скромным православным деревянным крестом покоится прах поэта и прозаика. Рядом памятник.
Стоя у могилы на «Бобришной высоте», имеешь некий сумбур мыслей, особенно если впервые. Хорошо ли здесь одинокому праху? Могилке незабытой, в любимых при жизни местах, по собственной воле, но не в скоплении человеческих захоронений, не в границах людского кладбища? Впрочем, какая тьма людей вообще не имеет могил! Но поднимешь глаза к вершинам деревьев, и кажется, физически ощущаешь душу поэта. Она там, над Юг-рекой, над Угором, над лесом, над нашим суетным, все никак не излечивающимся миром. От этого ощущения стыдно перед памятью того, кто своей жизнью и талантом сделал все, чтобы жили и творили мы, сегодняшние и будущие.

 


В поездке по никольским местам гостеприимной хозяйкой и добрым гидом была удивительная женщина Муза Вячеславовна Берсенева. Несмотря на солидный возраст, эта верная хранительница памяти А. Яшина и энтузиаст по пропаганде его творчества наполнена удивительной силой духа и энергии. Буквально на одну свою пенсию она издала четыре (!) сборника о Яшине под общим названием «Он видел жизнь с Бобришного Угора» (2012 г.). В гостевой книге отзывов остались такие строчки:


«Как давно, сильно и неудержимо тянуло меня на родину Яшина, и вот, слава Богу, привелось. Очень благодарен Вам, Муза Вячеславовна, за приют, за беседы, за сопровождение по яшинским местам, за знакомство с городом Никольском. Душа, мысли, чувства получили такую встряску, что долго будут приходить в успокоение». Но нужен ли нам покой? Нет! Втянув в свою грудь воздух, которым дышал Яшин, стоя на берегу Юг-реки, послушав шепот деревьев, с которыми, еще молодыми, разговаривал сам хозяин избы на Бобришном Угоре, понимаешь: не будет покоя сердцу, если ты постоял у могилы Александра Яшина. Надо делать все для своей земли, для правды и справедливости, для людей, стойко, бережно и трепетно хранить память А. Я. Яшина – Великого Сына России. Мы будем чтить эту память и следовать ей, как сможем. Поэт признавался:


…Мне не заменит город
Ясной, в хлебах, зари,
Ягодного косогора…
Прямо под стеной яшинской избушки цветет и зреет земляника… До свидания, Бобришный Угор! Не говорю: «Прощай!»

15 июля 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑