В стиле аристократов

Казалось бы, чего особенного ждать от охоты в Европе нашим соотечественникам, ежегодно добывающим трофеи как дома, так и в Польше, Венгрии, Испании, Словакии, Латвии, Финляндии… Везде, где охота только организуется.

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

На Британских островах разнообразием видов охот похвастаться трудно. Но есть свои охотничьи традиции. Всем известна конная охота на лисиц с использованием огромной своры гончих собак (с недавних пор эта охота запрещена). А ведь практически многие специализированные для охоты на лисиц и барсуков породы охотничьих собак выведены именно в Объединенном Королевстве. Это всем известные фокстерьер, вельш-терьер, лейкленд терьер, скотч терьер, керн терьер,вест хайленд уайт терьер, джек-рассел-терьер. Самой распространенной охотой на островах была и остается охота на птиц. И на нее огромный спрос. Разводят фазанов и куропаток миллионами. Лисица, в меньшей степени другие хищники, являются главными вредителями фазанов. Местные егеря рассказывали, что после выпуска полутора тысяч молодых птиц за сутки лисицы уничтожают до 150 птиц. Именно поэтому, несмотря на официальный запрет парфорсной охоты, владельцы охотничьих угодий отстреливают их регулярно.


Еще с девятнадцатого века на Британские острова, в первую очередь из Азии, стали завозить для разведения экзотических копытных животных. Не все виды прижились, но многие обрели вторую родину и прекрасно себя чувствуют. Это японский и маньчжурский пятнистый олень, свиной олень, олень Давида, водяной олень, китайский мунтжак, соэйский баран и другие животные, которых разводят в частных угодьях. Частные угодья различаются по площади и статусу. Первые — это территории, где разводимые животные требуют, кроме естественных кормов, дополнительную подкормку и имеют ограниченное изгородью пространство для обитания. Вторые — это так называемые «парки», здесь звери питаются только
«подножным» кормом и имеют возможность свободно перемещаться и скрываться в относительно больших лесных массивах. Третьи — угодья, практически состоящие из естественных лесов, перемежающихся с сельскохозяйственными угодьями.


Специфика организации охоты в Велико­британии заключается в том, что в одних охотничьих угодьях возможно добыть одного-двух трофейных животных, за следующим нужно ехать в другие угодья, к другому владельцу территорий.


Начнем с организации тура. С английским заядлым охотником, имеющим около трехсот охотничьих трофеев, владельцем собственных угодий и коллекционером охотничьего оружия Малькольмом Кингом, нас познакомили на 40-й Конвенции SCI американские друзья на стенде южноафриканского аутфитера. От Малькома Кинга последовало приглашение посетить его дом в графстве Глостершир на западе Англии и принять участие в охотничьей программе, а возможно, и турнире МакНаба (это кодовое слово тогда нам еще ни о чем не говорило), от нас требовалось только прибыть в Лондон в указанный срок.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM


В Англию мы собрались спонтанно, в последний момент озаботившись получением виз, и надеясь, что за отведенные два-три дня точно будет добыт хотя бы минимальный список «чисто английских» европейских трофеев.


Так кто же такой этот МакНаб? «Кто?» — это не фигура речи. Его звали Джон, Джон МакНаб, герой шпионского романа Бьюхана начала прошлого века, давший имя престижному в Объединенном Королевстве охотничьему состязанию скучающих джентльменов, суть которого состоит в том, что нужно за один день в трех разных угодьях добыть оленя, пару куропаток (обязательно одним выстрелом) и поймать на муху форель. Как позже рассказал нам Малькольм (у него, конечно, такая награда тоже есть), самое трудное в этом троеборье — рыба, самое простое — олень. За МакНаб борются годами, есть соответствующий клуб, престижно участвовать в состязании и в качестве хозяина угодий. В наши дни вместо писем нужно подать заявку и получить список угодий, владельцы которых согласны на эту охоту на своей территории.


Подъем в четыре утра и переезды в сотни километров были нашей ежедневной нормой. За три с половиной дня охоты мы объехали практически всю Англию.
Первый выезд был в графство Кент, на юго-восток Англии, в парк, на охоту на японского и маньчжурского пятнистых оленей. Среди японских оленей можно было выбирать хорошего самца с типичными или нетипичными рогами. Решили, что гость добудет нетипичную форму как более редкую. Хозяин угодий предложил два варианта охоты — пешком, это займет день на добычу одного оленя, либо с использованием техники. Мы выбрали ускоренный вариант, и нам предложили передвигаться на большом колесном тракторе. Почему на большом тракторе, а не на внедорожнике, которые в изобилии были в хозблоке хозяина? — поинтересовались мы. Местность холмистая, а с трактора — как с вышки — видно лучше, в лесу дороги, по которым надежнее ехать на метровых колесах, пояснил наш проводник. Поиск нужного стада японских пятнистых оленей (кроме упомянутых животных, в парке обитают лани, олени Давида и косули) занял немного времени, всего минут сорок. Среди приблизительно 80 голов, постоянно перемещающихся, нужно выделить конкретного оленя. Когда охотник понял, кого именно нужно стрелять, начался процесс подхода. Нам повезло, стадо было на открытом месте, но трактор подпускало метров на 200–250, а вот пеших охотников пугалось больше. Благо, холмистая местность позволила приблизиться на расстояние выстрела. Выжидание возможности выстрелить по нужному объекту заняло минут 5–10. Олень добыт, с нетипичными рогами, как заказывали.


Отвозим добытое животное на базу (Малькольм остается лично разделывать трофей) и выезжаем на соседнюю территорию за маньчжурским оленем. После добычи первого животного казалось, что и на второго потратим немного времени. Не тут-то было, к концу часа мы увидели стадо, которое скрывалось от нас в лесу. Спешившись, мы вошли в не очень густой лес. Раза три мы видели мелькающих среди деревьев оленей на расстоянии около 100 метров, один раз даже рассматривали остановившегося самца, который показался крупным, но проводник объявил, что это — не наш. Опять езда по ухабам, и, наконец, мы видим стадо, голов 100, в котором есть «наш» олень. Стадо растворяется в лесу. В какой-то из подъездов на открытом месте удается увидеть в толпе животных нужный объект, хотя рядом — еще 2–3 достойных самца. Картина охоты повторилась, как и с первым оленем. Всего на секунду в разомкнувшемся стаде выделился отобранный зверь. Мы вернулись с трофеем уже в конце дня, а Малькольму еще предстояло охотиться на маньчжурского оленя, до которого у него «не доходили руки», несмотря на изобилие этих животных в Англии. Но именно эти угодья славятся трофейными пятнистыми оленями. За время его охоты мы объели все окрестные кусты ежевики и уже любовались закатом, когда Малькольм вернулся с добычей. После охоты мы спросили у хозяина угодий, почему он отдал нам лучших оленей, и получили вполне ожидаемый ответ — «Эти самцы свое уже отработали, со следующего сезона их рога начнут хиреть, а вы в этом сезоне наши первые охотники». Нам повезло…


На следующий день предстояло охотиться на благородного оленя в графстве Дербишир, на севере Англии. Малькольм отправил нас одних и предупредил, что на место нужно прибыть на рассвете и быстро отохотиться, и порекомендовал потом посетить местный замок Чатворт. Замечание, что охоте могут помешать многочисленные посетители замка, прозвучало несколько странно, но мы приняли его и не стали ничего уточнять. Знаменитую искривленную колокольню Честерфильдского собора мы благополучно миновали в 6 утра, а затем увидели инициалы Ее Королевского Величества на холмах; ну прямо, как в сказке — «Чьи это пастбища?!».


Мы не опоздали, нас встретил егерь графских угодий и сказал, что олени сейчас находятся в удобном месте и нам нужно торопиться. Охота будет с подхода. Подъехав к лесу, мы вошли в него. Продираясь через ежевичный подрос (хуже, чем наша густая малина), мы ходили около часа, вышли на открытое место и увидели трех удаляющихся рогачей. Попытка подойти к животным, скрывающимся за холмами, также не удалась. Поехали искать оленей в противоположный конец угодий. Время стремительно приближалось к 9 утра. Автостоянка у дворца постепенно заполнялась машинами, из которых выходили как люди в офисных костюмах, так и экскурсанты с фотоаппаратами и корзинками для пикника. И тут мы поняли, где находимся. Больше всего это было похоже на летнюю резиденцию, такую как, например, Гатчинский парк под Петербургом. В этом парке тоже когда-то обитали олени, на которых охотились. Территория парка огромная, зверя тоже много: 300 ланей и 250 оленей живут вокруг замка, и среди них нам нужно найти одного, добыть его и не напугать туристов, которые то тут, то там появлялись на дорожках и полянах. Было около 11 утра, когда наш егерь сказал, что видит нужных нам животных у кромки леса.
Правильный выстрел никого не побеспокоил. Олень лег на месте в лесу, а на поляне в ста метрах от нас другая пара туристов фотографировала пасущихся барашков. А вот тушу оленя до подъехавшей вплотную к лесу машине пришлось волочить метров двести.


Еще в первый вечер нашего приезда в угодьях Малькольма мы заметили в стаде ланей двух великолепных самцов. Хозяин сказал, что на одного уже есть охотник, но второго (любого на выбор) он готов уступить. Удержаться от добычи, возможно рекордного зверя, сложно. После охоты на оленя с вышки был добыт трофей, про которого местный таксидермист сказал, что таких рогов лани он в Англии не видел.


«Охота на мунтжака не представляет труда», — рассказывал Малькольм. «Тебе, Олег, понадобится один час утром или вечером». Едем в графство Херефордшир на границе с Уэльсом. На месте встречи еще до рассвета нас встретил егерь. Слушаем теорию: мунтжак выходит на открытые места на рассвете и вечером, все время перемещается, стрелять нужно по двигающемуся зверю, останавливаться он не будет — пояснял нам проводник. Угодья оказались, на наш взгляд, «дикие». Мы обходили по кромке полей один участок леса за другим, стояли по полчаса в местах их обычных выходов. Видели оленей, косуль, но — охота непредсказуема, экзотических оленей не увидели.
Вечером того же дня наш егерь привез нас на охоту уже в другое место. Здесь много цветущих растений, а мунтжаки очень любят цветы. Так любят, что наносят вред клумбам в окрестных деревушках.


И еще одно раннее утро, уже в день отлета, мы проходили по местам постоянных выходов китайских мунтжаков. Один из нас видел его светло-желтую спинку в течение трех секунд. Самый легкий для добычи олень оказался в эту поездку недосягаем. Но нас пригласили приехать еще. И мы примем приглашение. Ведь, кроме мунтжака, нас еще ждет охота на шотландского оленя, за которым мы не успели съездить, а может быть, и знаменитый МакНаб.

Олег Маматченко 17 апреля 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑