Взрывающие снег

Глухарь — желанный трофей любого охотника. В основном его добывают весной на токах, осенью с лайками, во время вылета глухарей на галечники. Зимой, из снежных лунок, глухарей стреляют редко, чаще случайно. А для меня это одна из самых любимых и эмоциональных охот!

Фото SHUTTERSTOCK.COM Фото SHUTTERSTOCK.COM

Зрелище вылетающего из снега глухаря сильно впечатляет и надолго запоминается, особенно когда такой «вертолет» поднимается от тебя в пяти метрах! Конечно, добычливой эту охоту не назовешь, не каждый год улыбается удача, но тем больше эмоций от успешной охоты. Несмотря на это, были в моей охотничьей практике случаи, когда я стрелял и по два, и по три мошника с вылетающей из снега стаи.
Основные места зимнего обитания глухаря в Архангельской области, где я охочусь, это сосняки по кромкам верховых болот (остальные сосняки, к сожалению, давно вырублены). Любовь глухаря к сфагновым болотам подтверждается и его местными названиями: моховик, мошник. На бумажных топографических картах места, где следует искать глухарей, обычно отмечены светло-зеленым цветом с короткими голубыми горизонтальными полосками. Если же фон болота на карте белый с голубыми полосками, это говорит об отсутствии деревьев на болоте. Скорее всего, его края поросли ельником, который резко переходит в открытое топкое место. Такое болото малоперспективно в плане поиска глухарей. Больше всего глухарь предпочитает держаться в таких местах, где, наряду с соснами повыше (не обязательно очень высокими), присутствует молодой сосновый подрост, которым он любит кормиться с полу.
Для рекогносцировки достаточно даже навигатора без поддержки картографии. Способ простой, но не самый точный и в пользовании не совсем удобный. Либо можно самостоятельно создать для навигатора векторную карту тех участков, куда обычно выезжаешь на охоту. Этот второй путь, очень точный и удобный в пользовании, подойдет для тех, кто дружит с компьютером и обладает временем и желанием. Я, например, в программе GPSMapEdit самостоятельно нарисовал для своих мест векторные карты для навигатора. Точность и подробность этих моих карт значительно превышает таковые у карты-километровки, т.к. в качестве картографической основы я использовал космические снимки Google. И третий путь — изначально приобрести навигатор с возможностью закачки растровых карт. Тогда в навигатор можно закачать необходимые участки либо отсканированной бумажной карты, либо космических снимков. Этот вариант обладает точностью закачанного картографического материала, а по удобству пользования занимает промежуточное положение между первыми двумя путями.
Методика зимней охоты на глухаря, в общем-то, проста: обходишь в маскхалате на лыжах кромки сосновых болот в надежде встретить птиц в снегу или на деревьях. И чем больше накрутишь километров, тем больше вероятность такой встречи. Попутно стреляешь другую боровую дичь: тетеревов, куропаток, рябчиков. Их так же, как и глухарей, можно встретить в лунках в кромке болот, либо при переходе с одного болота на другое через вырубку или лес. Если замечаешь глухаря, сидящего на дереве, то пытаешься скрасть его. Сначала обычно подходишь на лыжах, прикрываясь деревьями. Последние метры идешь без лыж, так меньше шумишь и легче маневрировать среди деревьев и кустов. Удача при подходе зависит от местности (на открытой местности подойти сложнее), погоды и от того, видела ли тебя птица до того, как ты ее начал скрадывать.
В конце зимы, когда снег станет более плотным, глухарь много времени проводит на «полу». Если замечаешь след глухаря, даже и припорошенный снегом, обязательно тропишь его. В моей практике неоднократно случалось, что припорошенный снегом след приводил к припорошенной старой лунке, а от нее уже свежий след доводил до лунки с глухарем. Среди охотников широко распространено мнение, что глухари и тетерева падают с деревьев камнем в снег, пробивая его грудью. Нет, они просто закапываются в лунки. Я наблюдал как-то раз на вырубке, как стая тетеревов опустилась в лунки с верхушек берез, подобно бабочкам тормозя взмахами крыльев до самого приземления. Да и опасно с высоты птице нырять в снег, а вдруг там коряга или пень?
Со временем вырабатывается чутье на глухариные места. Если где-то попадались лунки глухарей, то имеет смысл проверять эти места и ближайшие к ним окрестности при дальнейших охотах, даже и в следующие годы. Глухарь, где его редко тревожат, птица оседлая. В отличие от тетерева, лунки которого я в основном встречал каждый раз в новых местах. Кстати, еще в юности я пристрастился к охоте на тетеревов из лунок, много ходил за ними по вырубкам, где они зимой чаще встречаются. Но потом уклон сделал в сторону глухарей. Все же и дичь крупнее, и добыть сложнее, и по болоту ходить значительно легче, чем по вырубке. Это похоже на ситуацию с гусем: как только я научился добывать гусей, стал пропадать азарт к охоте на уток.
К сожалению, очень часто я наблюдал такую картину, когда глухари или следы их пребывания на болоте присутствуют, а лунок глухариных нет или их очень мало. То есть птицы зачастую отлетают из разреженных сосняков на болоте и прячутся в снег в более закрытых местах, ближе к лесу. Под выстрел попадают в основном самцы. Глухарки зимой в большинстве своем перемещаются в другие стации, например на вырубки, что примыкают к болотам, я там их поднимал неоднократно.
Глухари, в отличие от тетеревов, очень любопытны. Поэтому, будучи вспугнутыми, нередко летят не в угон, а боком к охотнику, иногда даже приближаясь на выстрел. Показателен такой случай. Как-то раз перед выходом из леса на открытое болото мы с приятелем увидели сидящего на снегу глухаря. Стали решать, как попытаться к нему подойти. Видимо, мошник тоже что-то заметил, так как поднялся и полетел в нашу сторону, а к нему присоединился и второй, которого мы с самого начала не видели. Мы замерли в ожидании, отвернут или нет? И все же любопытство у глухарей и в этот раз пересилило врожденную осторожность. Ум куриный сказался. Первый мошник налетел на нас на двадцать метров и сразу упал после выстрелов. Второй глухарь летел чуть дальше, метрах в сорока. После наших выстрелов он сбавил скорость и начал резко набирать высоту. Друг с пятизарядки продолжил стрелять по нему, а я уже понял, что это агония и птица сейчас упадет. Так и вышло! И это далеко не единичный случай в моей охотничьей практике, когда вспугнутые вне выстрела глухари тем не менее налетали на выстрел.
В лунках глухарей и тетеревов можно встретить в любое время суток и в любую погоду, а не только в мороз, как многие
думают. Я встречал и тетеревов, и глухарей в снегу даже в оттепель, при плюсовой температуре. Ближе всего глухари и тетерева в лунках подпускают охотника в мягкую погоду при температуре, не превышающей –5 градусов, с ветерком и снегом. В этом случае, особенно если птицы лежат в снегу не очень кучно и, соответственно, вылетают не все сразу, есть возможность взять несколько штук со стаи. Когда мороз сильнее, птицы проводят в снегу больше времени, но и поднимаются обычно дальше от охотника, потому что лыжи в мороз скрипят сильнее. Но тут исключением является очень морозная погода, в которую птице вылетать не хочется. У меня было два случая, когда одиночные глухари, при морозе около –35 градусов, выпорхнули почти из-под самых лыж. Одиночные птицы также обычно подпускают ближе, чем стайки, но и тут нет правил без исключений. Когда же наткнешься на целую стайку тетеревов или глухарей в лунках, то, если снегу немного, иногда рациональнее подходить пешком, так отсутствует скрип от лыж и птица может вылететь ближе. Если же снегу много и пешком подходить тяжело, то я обычно использую специальный «тихий» шаг. Это когда передвигаешь лыжи маленькими шажками, не приподнимая лыжи и не отрывая пяток от лыж. При таком шаге лыжи скрипят значительно меньше.
Иногда птицы, в основном одиночные, подпускают очень близко, вылетая буквально из-под лыж. Например, запомнился такой курьезный случай из моей юности. Я тогда делал еще только первые попытки поиска тетеревов в лунках. Как-то раз я шел вдоль правой кромки линии электропередач и увидел одиночную входную лунку тетерева. Подошел к лунке вплотную — никто не вылетает. Подумалось, а может, это комок снега упал с дерева? Решив удостовериться, так ли это, я наклонился и стал раскапывать лунку правой рукой. Вылет косача из снега между моей рукой и лыжей, прямо мне в лицо, на мгновение ошеломил меня. Но уже в следующую секунду я вскинул ружье и сделал поспешный дуплет, так как тетерев полетел направо, в сторону леса, сразу же заворачивая за деревья. На память мне остались только кончики загнутых перьев из его хвоста, которые я состриг ближним выстрелом. Так было досадно! А всего-то мне нужно было подойти к лунке со стороны леса, чтобы поднявшаяся птица была вынуждена лететь по чистому месту. Да и налево стрелять в этом случае было бы удобнее, по крайней мере для меня, правши.
В сильные морозы (за –30 градусов) нередки случаи возникновения осечек при стрельбе, вследствие застывания смазки в бойках ружья. Чтобы уменьшить вероятность осечек в морозы, я бойки не смазываю. Дополнительно несколько раз в день произвожу холостые спуски курка, вынув патроны из ружья. Это разрушает пленку инея вокруг бойков и на какое-то время уменьшает вероятность осечек.
Если стайка вылетает из-под снега достаточно близко и есть возможность разглядеть птиц, я обычно стараюсь стрелять на выбор только петухов. Это в большей степени относится к тетеревам, в стаях которых я тетерок встречал обычно больше, чем косачей. Стайки глухарей зимой я поднимал в основном из одних самцов, глухарки в них попадались редко. Хоть стрельба самок боровой дичи зимой и не запрещена правилами охоты, все же по возможности ее лучше избегать. Ведь глухари и тетерева полигамны и живут оседло, следовательно, оставшаяся в живых тетерка или глухарка получает шанс порадовать вас выводком на следующий год в этом же месте.
Опишу для примера одну из моих успешных охот в конце февраля 1996 года. Тогда мы с братом несколько дней прожили в охотничьей избе около большого верхового болота. Вместе только ночевали, а днем расходились в разные стороны в свободном поиске. Охота складывалась удачно. Вечером первого дня, уже в легких сумерках, я наткнулся в кромке болота на небольшую стайку тетеревов в снегу. Птицы подпустили меня близко и вылетали небольшими группами. Стреляя на выбор, я взял трех косачей.
Утро следующего дня выдалось ясным, с морозцем градусов в 25, который к обеду уменьшился до 15 градусов. Приятно шагать кромкой болота на широких охотничьих лыжах, подбитых камусом. Кругом стоят красавицы сосны в белых пушистых шубках из сверкающего на морозе инея. Снег к концу зимы стал уже достаточно плотным, лыжи проваливаются совсем немного, идти легко. Чтобы не уставали руки, свое ружье я ношу на крюке «всегда готов». При охоте на лунках, как, впрочем, и на других ходовых охотах, этот крюк очень удобен. Он разгружает руки и в то же время позволяет быть постоянно готовым к выстрелу. Ведь далеко не всегда замечаешь лунки раньше, чем начнут вылетать птицы.
Вот впереди, в редком невысоком соснячке, метрах в сорока от меня, начали вылетать из снега тетерева. Время десять часов утра, видимо, еще не облежались, близко не подпускают. Обычно боровая дичь утром из лунок вылетает еще в сумерках. Если погода морозная, то, покормившись, она сразу повторно закапывается в снег. Стреляю раз пять по поднимающимся группам птиц, но на предельной дистанции удается сбить только одного косача. Решаю попробовать подступиться к тетеревам по-другому. Я неоднократно замечал, что, в каком направлении полетят первые птицы из стаи, в таком же, очень часто, летят и остальные. Обхожу лунки с противоположной стороны. И точно, несколько птиц, вылетев из снега, летят мимо меня и еще одна налетает на выстрел. Неплохое начало дня!
Случается, что некоторые птицы лежат в снегу более плотно, чем остальные, и вылетают позднее, или ложатся в лунки в стороне от основной стаи. Поэтому я начинаю кружить около того места, где вылетали тетерева. Но что это? Рядом с лункой вылетевшего тетерева я замечаю свежий глухариный след, который ведет в невысокий, но густой сосняк. Держа ружье наизготовку, троплю его. Взрывая снег взмахами мощных крыльев, в десяти метрах от меня выпархивает глухарь, и летит, лавируя между деревьями. Выстрел, второй — прикрываясь сосной, мошник скрывается невредимый. Мазила, корю себя. Так редко встречаешь глухарей в лунках, да и поднялся совсем близко! Обидно до слез. В расстроенных чувствах продолжаю свой путь. Метров через триста снова встречаю глухариные наброды, которые покрыты изморозью и почему-то кажутся мне не очень свежими. Все равно начинаю тропить их. Вылет двух глухарей из лунок был для меня полной неожиданностью. Поднявшись в сорока метрах, они летят боком ко мне. Стреляю два раза — и опять мимо. Да, сегодня не мой день.
И все же еще один глухарь, как, оказалось, лежал немного в стороне от предыдущей пары. Замечаю его след, заканчивающийся лункой без выходного отверстия, и беру курс на эту лунку. Место достаточно чистое, птица поднимается в двадцати метрах от меня и летит в угон. Ну, тут уж грех мазать, и после моего выстрела мошник врезается в снег. Наконец-то!
Проверив боезапас, констатирую, что дробовых патронов у меня осталось всего две штуки. Обычно зимой стрельбы немного, и патронов я взял без расчета на такую удачную охоту. Подвесив глухаря и тетеревов на сосенку, продолжаю проверять окрестности. Глухариных лунок, и старых, и более свежих, в этом месте необычно много. Похоже, что глухари уже начали концентрироваться в окрестностях будущего тока. Время летит быстро, вот уже и обедать пора. Открыв термос с чаем, я услышал со стороны открытого болота звуки, похожие на хлопанье крыльев глухарей при взлете. А вот и они, три мошника, летят в мою сторону. Стреляю по ближнему метров на сорок один раз, последний патрон берегу. Глухарь спотыкается в полете, идет на снижение и садится на чистое болото за сосновой гривой. Пытаюсь подойти к нему, но, не подпустив меня на выстрел, мошник перелетает в кромку леса. Значит, попало ему слабовато. Решаю оставить добор подранка до вечера, в надежде, что раненая птица ослабеет в мороз и к вечеру не сможет взлететь.
Безрезультатно отходив вторую половину дня, уже в начале сумерек снова замечаю глухариные наброды. Если след свежий, то глухарю уже пора закопаться в снег на ночь! С бьющимся от волнения сердцем опять начинаю тропить. И точно, вскоре в сосновом мелколесье, в пятнадцати метрах от меня, из лунки выпархивает глухарь. Стараясь тщательно выцелить, стреляю последним патроном по заворачивающей за сосну птице. Роняя ворох перьев, мошник, тяжело взмахивая крыльями, скрывается в сосняке. Чувствую, что попало ему хорошо и далеко улететь он не должен. И точно, пройдя немного в сторону полета птицы, замечаю ее лежащей на снегу. Есть еще один! Теперь скорее к оставленному в обед недобранному подранку. Но сумерки быстро сгустились, и подранка я в этот вечер найти не смог, хотя и проходил от его лунки, как оказалось, всего в двух метрах. Мы с братом нашли его на следующее утро, закопавшегося в снег среди молодых сосенок.

Виктор Лисой 20 декабря 2011 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Саня Меркуш офлайн
    #1  3 апреля 2014 в 21:26

    Здарова Зёма, а ты в каком районе так охотишься?

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑