Кто будет охранять охотничьи угодья?

Ставка на то, что частник будет заботиться об арендованном имуществе, не оправдалась

Фото: Сергей Фокин Фото: Сергей Фокин

Скажу сразу: я противник частных охотхозяйств. И не большой сторонник закрепления охотугодий вообще. Но в сложившихся условиях выбирать не приходится.

Нынешняя политика властей может быть выражена двумя словами: «отдать все». Мол, рынок сам все «устаканит»: спрос породит предложение, конкуренция снизит цены, частник будет заботиться о своем имуществе. Но, как показывает практика, ничего подобного не происходило и вряд ли произойдет.

Вот вам живой пример с бензином. Уже все признали, что цены на бензин никак не связаны с ценами на нефть. И государство никак не хочет их регулировать, а конкуренция переродилась в сговор продавцов. Ставка на то, что частник будет заботиться об арендованном имуществе, не оправдалась. Подтверждением этому было нынешнее лето. Никакой противопожарной работы частники не проводили, никаких пожарных команд у частников не было. Надо понять, что для частника главное – барыш. Ради барыша частник пойдет на многое. И сокращение разных расходов – например, на ту же пожарную безопасность – вполне естественны. Тем более что идет ограничение возможности проверок бизнеса. В Белоруссии это поняли: «Ставка на то, что в лесу появится собственник (или арендатор), который будет заботиться о вверенном ему хозяйстве, себя не оправдала. Их основная задача – получать деньги. Дивиденды и прибыль стоят на первом месте. Результат – лес и водоемы стали средством зарабатывания. А вопросы охраны, восполнения ресурсов ушли на второй план», – считает Николай Фурсевич, начальник службы Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь («РОГ» № 42, статья «Служба – государственная, дело – общее»).

Умный учится на чужих ошибках, дурак на своих. Но как назвать того, кто и на своих ошибках не учится? Слышу по радио, что собираются отдать гари частникам под разведение клюквы и на них же возложить противопожарную работу. Ну слов нет, чтобы это назвать! Более того, министр уже и охрану угодий хочет частникам отдать. Более того, наделить их репрессивными функциями. Это не новость, об этом уже говорилось, но уже началось воплощение в жизнь: «со слов министра, необходимо наладить охрану охотничьих угодий и обеспечить соблюдение законодательства в области охоты, для чего возродить систему охраны угодий штатными работниками охотничьих хозяйств. По этому вопросу было направлено официальное письмо, по рассмотрении которого Председателем Правительства РФ дано поручение органам исполнительной власти проработать вопрос о внесении соответствующих изменений в законодательство. МПР уже подготовлены и направлены на согласование в соответствующие федеральные органы проекты законов, касающиеся наделения штатных работников охотпользователей полномочиями по осуществлению охотничьего контроля и надзора (составление протоколов об административных правонарушениях, доставление нарушителей в правоохранительные органы, осуществление личного досмотра, досмотра продукции охоты). Работа в этом направлении продолжается». («РОГ» № 45, статья «В защиту охоты и охотников»). Нет, это, конечно, не защита лесов от пожаров, за это возьмутся рьяно. Примеры уже есть. Ведь совсем недавно в «РОГ» хватало заметок о нарушениях закона со стороны штатных егерей: то обыскивали людей в поисках пулевых патронов (причем совершенно незаконно), то пьяные на работе находились, то протоколы необоснованные составляли – да мало ли еще что было! Вроде бы все успокоилось, после того как лишили штатных егерей репрессивных прав. Ан нет – давай по новой. Я писал о тех проблемах, которые возникают при наделении частников репрессивными функциями. Но можно повториться.

Во-первых, возникает проблема отбора. Предложение наделения репрессивными функциями всех штатных работников охотхозяйства заманчиво для государства: не надо службу охраны природы расширять и совершенствовать. Но кто будет нас задерживать, составлять протоколы, досматривать? Если, скажем, в МВД вновь принятые сотрудники проходят медкомиссию, отбор, проверку на судимость и прочее, то любой штатный работник охотхозяйства принимается на работу по другим критериям (основной – чтобы поменьше просил). И никто особо не интересуется, судим он или нет, не конфликтен ли и прочее. Во-вторых, подготовка. Чтобы составить протокол, надо иметь хотя бы минимум юридических знаний. А чтобы грамотно провести задержание правонарушителя, надо иметь тактико-специальную подготовку. Где этому будут обучать и кто? Заметьте, что сотрудники ЧОП проходят достаточно хорошую подготовку, но никто не ставит вопрос о предоставлении им права на составление протокола и досмотра граждан. А ведь они отбор проходят. И самое главное, кто платит, тот и заказывает музыку. А платит руководитель, владелец охотхозяйства. Вот он и определяет репрессивную политику в своем хозяйстве. Разве это не понятно? Но это никого не волнует. Лишь бы переложить ответственность, лишь бы ни за что не отвечать!

Опять же хочется обратиться к белорусскому опыту. Созданная там служба Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь работает достаточно эффективно («РОГ» № 42, статья «Служба – государственная, дело – общее»). Да и функции этой службы широкие: «Государственная инспекция была образована в 2003 году. Это специально уполномоченный государственный орган, подчиненный непосредственно Президенту Республики Беларусь, осуществляющий в пределах своей компетенции государственный контроль за охраной и использованием объектов животного и растительного мира...»

Работники Государственной инспекции имеют право применять физическую силу и специальные средства, хранить, носить и применять служебное и боевое оружие в порядке, установленном законодательными актами». Почему бы не использовать положительный опыт? Нет, мы пойдем своим путем!

[mkref=1371]

Вот читаю в «РОГ» №46 статью «Частные охотпользователи и местные охотники». Вроде бы все хорошо. Местные охотники участвуют в коллективной охоте, работают в охотхозяйстве, получают за это бесплатные путевки. Я бы только заметил, что расчистка дорог и просек, по-моему, входят в обязанности лесников. Или это уже частникам отдали? Понятно, что ждать милостей от государства не приходится, на себя только надо рассчитывать. Ну а как быть тем, кто не имеет возможности работать в охотхозяйстве? А если я не «местный», просто у меня дом или дача здесь? Почему Александр Гришин не привел цен на охоту на утку, рябчика и проч.? Почему не рассказал, что же делается для увеличения численности рябчика в угодьях? Я понимаю, что частнику рябчик не нужен, – не доходная это дичь. А меня не интересует кабан и лось, мне на лисицу и по перу интересней. А те деньги, которые с меня хотят «поиметь» частники, я заплатить не могу. Да и не хочу – не за что! Но вот повлиять на это я никак не могу. Нет, мысль о том, что попади угодья к частнику, то он все перебьет и бросит, не всегда верны. Людям деньги отбивать надо. Но вот простой, небогатый охотник частнику точно не нужен. А надежды на то, что наш капиталист будет думать о народе, нет. Для этого капиталиста воспитывать надо. Да, до революции купцы между собой сделки заключали на слово, без бумажек. Фабриканты жилье для рабочих строили. Но нынешние не таковы. И дай бог, чтобы в следующем поколении у коммерсантов совесть появилась.

Тут еще важна атмосфера в стране. А эту атмосферу должна создавать власть. И лично президент. А что сейчас? Проворовался губернатор – его послом куда-нибудь. Министр разрушил ведомство – давай его реформируем, но министра оставим. Другой министр кроет матом боевого офицера за постройку православного храма на исконно православной земле – с него как с гуся вода. Премьер-министр автономной республики попался с оружием в заповеднике – работает в своей должности по сей день. Полетели с вертолета пострелять краснокнижных животных – президент молчок, нет принципиальной оценки. Губернатор по желанию своей левой ноги закрыл охоту – ничего ему за это не было. Это создает определенную атмосферу в стране – атмосферу вседозволенности.

Не буду спорить – наши охотобщества демократичны только декларативно. Это отражение ситуации во всей стране. Но в своих охотобществах мы можем что-то изменить. И я обращаюсь к охотникам, состоящим в них. Только охотобщества как крупные выразители интересов охотников могут влиять на политику государства в области охоты. А мы должны влиять на политику и цены на охоту. Я, например, не знаю, почему сезонная путевка охоты на лису стоит 1500 рублей. Этих лис специально разводят, подкармливают и охраняют? Да вроде бы нет. Со мной егерь ходит? Тоже нет. Так за что? Но мы можем потребовать от руководства своего общества отчета, почему цены такие, а не другие. Можем потребовать отчета в расходовании средств. Пора уже, дорогие мои, проснуться и действовать.

И.Е. Суслов 18 января 2011 в 16:13






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑