Рыбинка – бывшее рыбное Эльдорадо?

Фото Анатолия Маилкова Фото Анатолия Маилкова

Рыбинское вдхр.: площадь 4580 кв. км, объем 25,5 км куб., длина по руслу Волги 112 км, по руслу Шескны 200 км, по руслу Мологи 198 км, ширина макс. 60 км, глубина макс. 25м, глубина сред. 5,6м, длина изрезанной береговой линии 1724 км.

Был на Рыбинском водохранилище с 23 по 26 марта, как говорится, по последнему льду. Не был я там лет шесть, и уже тогда трофейная рыба заканчивалась. Позвонил и позвал старый друг Сергей, с которым рыбачил многие годы, и я решил съездить. Друг Серега повез к старому знакомцу, рыбаку и охотнику Анатолию, к которому он не часто, но регулярно ездит уже не просто на рыбалку, а как бы в гости.
 

Погода отличная, утренний мороз сменяется солнечным теплым днем, после обеда на солнце уже здорово припекает, и если нет ветерка, хоть снимай куртку. В первый день на море были в девять часов, от устья Сити прокатились в сторону Прозорово. Рыбаков не очень много, намедни была метель. На море свежий ветерок, рыба не берет. Прошлись по старым точкам, берет мелкий окунь и ерш, изредка плотвичка, но все как-то лениво, радости от рыбалки нет. Попробовали на мормышку, на блесну, на балансир: нет, не берет, а так хотелось ощутить настоящий удар зачетного окуня, почувствовать, как упирается он в глубине, но не судьба.
 

В первый день после обеда решили проверить сети Анатолия, ведь он звеньевой рыболовецкой артели. Но и тут улов не порадовал: из 300 метров сетей извлекли трех мелких судачков и два десятка плотвиц и густерок, а также одного синца и пяток 300-граммовых окуней. Анатолий изрек: «Весна задерживается, рыба стоит, и пока не пойдет вода из речек, впадающих в море, ловиться не будет. Поехали домой – в баньку, да по рюмочке». Завели снегоход и поехали домой уху варить.
 

Второй день также ничем не порадовал. Пробовали ловить и на мелких банках, и на бровках, и на глубине – настоящая рыба не берет, опять одна мелочь. Анатолий предложил проверить другой порядок, который не проверял пять дней. Опять неудачно: из 400 метров сетей рыбы 6 кг. На обратном пути подъехали мы к группе москвичей, разговорились. Ребята расположились капитально: три снегохода, палатка, отличное оснащение, жерлиц стоит штук сто. «Стоят как раз на нашем месте», – сказал Сергей. Действительно, на этом месте мы в старые добрые времена хорошо ловили трофейных щук, но на этот раз ребята за два дня не поймали ни одной. Настроение у нас испортилось совсем. Дома в деревне я расспрашивал местных рыбаков, как прошел зимний сезон, как промысловая обстановка и что они думают о перспективах – что будет дальше на Рыбинке. Разговоры у нас были откровенные, профессиональные и задушевные: оптимистических прогнозов никто не выдвигал, все больше вспоминали те времена, когда не было «китаек», когда ловили щук с глазами по кулаку. Местные ребята рассказали, что за три тысячи выписывают бумажку и запускают в Дарвиновский заповедник – там любители ловят, конечно, лучше, ведь рыба со временем «умнеет» и «знает», где от сетей можно спрятаться. Потихоньку я расспросил про то, как достаются квоты, сколько звеньев в их «ООО», как часто проверяет инспекция, как и чем оснащены, сколько каждый ставит километров сетей, как принимают у них рыбу, сколько нужно поймать рыбы, чтобы оправдать затраты на снегоход, бензин, сети. Еще раз убедился, что труд рыбака тяжелый, не особо разживешься, но другой работы у местных нет, вот и занимаются зимой рыбой, а летом грибами и ягодами, а большая часть навара в виде прибавочной стоимости достается скупщикам.
 

Из профессионального интереса два дня вечером пробыл на приемном пункте, смотрел, что привозят и сдают рыбаки. Тут тоже не было достойных трофеев. Рыбы привозили немного, в основном плотва, подлещик, густера, синец, окунь. Крупного леща, синца, налима не было. Налимы в основном все около 400-500 г, немного мелкого, едва половозрелого судачка, немного берша. За два дня привезли только две хорошие рыбины – щуку и судака килограммов по шесть каждый. Приемщица сказала, что крупных щук и судаков очень мало, а основная масса хищника – это щука весом 0,7-2 кг, судак 0,6-2 кг и берш 0,4-0,5 кг.
 

Еще удалось выяснить, что инспекция работает слабовато, квоты уже давно освоены, но лов все равно продолжается, так как квитанции у рыбаков все равно отбирают в конторе, инспекция проверяет рыбаков формально, настоящего учета и контроля нет. Рыбаков проверят кого один раз за сезон, кого два раза, а кого и вообще ни разу. Многие местные говорят, что пора прекращать промысловый лов на море на 3-4 года, рыбе пора отдохнуть, ведь сети стоят одна на одной и десятками километров – у одного человека с разрешением стоит от 100 до 200 пятидесятиметровых сетей. В известном мне «ООО» работает больше 10 звеньев по 2-3 человека, вот и прикидывай, сколько стоит сетей. А таких артелей на Рыбинке не одна.
 

Когда чистили рыбу, тщательно отметил жирность и индекс наполнения желудков. Желудки у всех пойманных судачков, бершей и крупных окуней были набиты пятисантиметровой тюлькой – хищник активно питался накануне, но попасть на стаю голодного крупного окуня нам не повезло. Внутренние органы и кишечник у хищников залиты жиром (жирность 5 баллов). Значит, кормовая база для хищника на Рыбинке отличная.
 

В субботу и в воскресенье вечером на приемный пункт потянулись «московские рыбаки» покупать рыбу, а покупать особо нечего, к сожалению, нет достойных экземпляров, чтобы удивить домочадцев и друзей. Тут надо отметить, что давно прошли те времена, когда уловы на Рыбинском водохранилище были почти гарантированы. Ведь и мы практически не поймали ничего достойного за три дня.
 

В понедельник в хорошем настроении тронулись в сторону Москвы, времени и сил, потраченных на поездку, несмотря на неудачную рыбалку, не жаль. Мы были полны ярких впечатлений от интересных встреч с природой и людьми на широких просторах Рыбинки – этого прекрасного уголка нашей России.
 

В заключение хочется отметить, что меры, предпринимаемые государством по регулированию рыболовства не адекватны вызовам времени. Резкое снижение численности ценных видов рыб на Рыбинском водохранилище, значительное омоложение стада основных ценных видов – это явная недоработка Верхневолжского территориального управления Росрыболовства. Необходимо снижать и более четко контролировать квоты на РПУ, строго запретить троллинг, необходим комплекс по зарыблению и других мер повышения рыбопродуктивности, а то от Рыбинки останется только название, а рыбы не будет.

 

Дмитрий Багров 19 апреля 2012 в 08:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑