Жизнь за налима

Несколько взмахов удильником, стук по дну, и вот он, рывок рыбы!

фото: Анатолий Маилков фото: Анатолий Маилков

На фарватере Кама никак не хотела замерзать окончательно: только-только прихватит морозцем свинцовую воду, как тут же наступает оттепель и опять зияют промоины. Но на фарватер идти вовсе не обязательно, под берегом прекрасно ловится налим.

Выхожу на лед уже в вечерних сумерках, на моем месте ловят несколько человек, но это не страшно, рыбы хватит на всех. Привычно насверливаю лунки, разматываю снасти и одновременно оцениваю своих соседей. Два рыбака пришли вместе, они активно переговариваются, обмениваются мнениями, один из них явно более опытный и мастеровитый, второй – новичок.

Третий мой сосед – плотный мужчина, хорошо экипированный, даже слишком хорошо, как будто только что из магазина. Богатенький Буратино – решаю я. Остальные рыбаки достаточно далеко от нас. Все мои соседи ловят на блесны, я тоже разматываю снасть с вертикальной блесной. Несколько взмахов удильником, стук по дну, и вот он, рывок рыбы! После недолгого вываживания налимчик оказывается на снегу.

Стремительно темнеет, достаю фонарик, и мир становится очень маленьким: лунка, в которой я ловлю, кивок, обмерзшая леска и голоса двух товарищей по несчастью, которые что-то живо обсуждают. Прислушиваюсь к голосам, новичок жалуется своему товарищу, что никак не может определить глубину: «Серег, чего-то я леску отпускаю и отпускаю, а дна не могу достать, покажи, какая тут глубина!». Серега что-то недовольно бурчит и идет к своему другу, тут и я замечаю, что моя блесна больше не стучит по дну. Странно... Делаю глубину побольше и вижу, что леска уходит в воду под углом, хотя ловим мы в заливе, где течения почти нет. Бросаю взгляд в сторону берега, но кроме темноты уже ничего не разглядеть. И тут звучит голос Сереги: «Мужики, кажись, нас оторвало от берега». Тут же это понимаем и мы с богатым рыболовом, встаем со своих ящиков, идем по направлению к берегу, но близко к краю льдины подходить страшно, вдруг обломится, а как далеко она от берега, уже не понятно, слышно лишь журчание воды.

Кругом ночная зимняя мгла, мы плывем на льдине посреди Камы, ситуация явно не в нашу пользу. Пока я прислушиваюсь к своим мыслям и новым ощущениям, богатей уже кому-то звонит, из разговора понятно – жене. Он кричит в трубку, чтобы она вызывала МЧС, потом мы звоним уже непосредственно в службу спасения и пытаемся объяснить, где мы находимся и как нас лучше спасти.

После нервных звонков спасателей я немного успокаиваюсь, стараюсь оценить ситуацию. Два друга тоже притихли и озираются по сторонам. На богача, как я его уже называл про себя, наоборот, напала паника. Он все время кому-то звонил, кричал, чтоб вызвали вертолет и тому подобное. Прошло, наверное, полчаса, нам показалось – целая вечность. На дальнем от нас берегу замелькали огни фар, желтые проблесковые маячки, похоже, подкатил МЧС. Звоним им, говорим, что видим их на берегу, но очень далеко. Они наших фонарей различить не могут, спустить лодки с того берега невозможно, мешают торосы и ночная мгла, нужно подъезжать с другого берега. Через несколько минут огоньки фар исчезают, мы остаемся совсем одни. Объезжать по мосту им не меньше часа. Мысль крутится только одна: «Господи, только бы выбраться отсюда живым, больше никогда не пойду за этим дурацким налимом, вообще больше на лед не буду выходить, только бы оказаться сейчас на берегу!». Толстосум теперь уже нам рассказывает про вертолет, говорит, что у него много денег, что он все оплатит, но суть его разговора сводится к тому же: «Только бы оказаться на берегу, ничего не пожалею».

Как бы там ни было, а нужно что-то делать, что бы время не тянулось так мучительно, а что можно делать на льдине посреди реки? Да, мы пробуем ловить рыбу, но течение никак не дает нормально простучать дно, бесполезное дело… Разговаривать не хочется, хочется подумать о своем. Достаю из кармана сигареты, мужики подходят, закуриваем, молчим. Небо тем временем прояснилось, над нами зажглись звезды, я почувствовал себя посреди бескрайней ледяной Вселенной, в которой мы плывем неизвестно куда, неуправляемо и неудержимо. В чьих руках сейчас наши жизни? В руках случайности и везения, или в руках Бога, или в руках спасателей? Но уж точно не в наших собственных, льдина может разломиться в любой момент и мы окажемся в темной ледяной воде, безразличной и беспощадной. В такие минуты понимаешь, как человек физически слаб перед обстоятельствами и огромным черным миром, которому до него нет никакого дела.

Когда машины появились на ближнем к нам берегу, оказалось, мы не очень то далеко выплыли, отчетливо можно слышать крики спасателей, они уже не звонят нам, а дают команды с берега. Нам советуют меньше передвигаться и готовиться к спасению. Я начинаю собирать вещи. Вот уже к нам плывут спасительные лодки с прожекторами. Боже, какая наша льдина маленькая! Как только она не развалилась. Спасатели начинают нас принимать в лодки, первым лезет толстосум, потом два товарища, я последним. Вещи с собой брать не разрешили, и я оставляю ящик со снастями на льдине. Но вот я на минуту замешкался, а где же мой налимчик? Я же поймал одного в самом начале. Разрываю снег вокруг своей лунки ногой, вот он лежит, замерзший: обидно мне стало оставлять его здесь, я быстро поднимаю рыбу и кладу в карман куртки. Спасатели кричат, я бегу к лодке, и вот мы уже на малом ходу идем к берегу. Теперь все опасности позади.

Приятно ехать домой в теплой буханке, после мороза тянет в сон, в кармане отогрелся и зашевелился налименок, я достаю его и убираю в пакет, мужики-спасатели смотрят на меня с улыбками. «Сумасшедшие рыбаки», – думают они. А я рад, что забрал налима со льдины, это самая ценная для меня рыба, ведь мне чуть не пришлось заплатить за нее жизнью.

18 января 2011 в 16:22






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑