Аляска — штат рыболовный

В самый разгар сезона рыбу можно будет даже руками в воде потрогать, потому и сторожат рыбаки начало массового хода

фото: Сергей Семенов фото: Сергей Семенов

Мне довелось побывать на Аляске дважды — в 2006 и 2007 годах. Эта бывшая российская территория оказалась настоящим раем для рыболова. В летний период Аляска собирает многочисленных любителей рыбной ловли не только из США.

[mkref=2411]

Впервые я попал на Аляску в июне — к самому началу сезона ловли лососевых, когда к берегам идет чавыча (King Fish). Это крупная рыба: болтливые американские рыбоуды азартно раскидывали по сторонам руки, говоря о своих бывших трофеях — до 70 кг. И об этом мне говорили любители береговой ловли, «морские же волки» сообщали о гигантах чуть ли не за полтора центнера. Все-таки рыболовы всех стран и наций одинаково склонны к преувеличениям! После чавычи обычно начинается ход нерки (Red Salmon) — красивого, эстетичного лосося, мясо которого считается признанным деликатесом. Вместе с неркой хорошо ловится кета (Chum Salmon) — это чаще всего темные, почти черные рыбины, похожие на динозавров, крокодилов и даже собак. Американцы так и называют кету — Dog, что в переводе — собака. У кеты мощные челюсти с острыми зубами, которые появляются вместе с уродливым носом к пику нереста. Укус такой «собаки» очень болезненный. Мясо кеты и не особо ценное в гастрономическом плане, тем не менее кетовая икра — самая дорогая. Американцы сами красную икру недолюбливают, зато очень выгодно продают ее другим — Японии, например. Уже на исходе сезона нерки и кеты начинается ход наиболее многочисленной рыбы — горбуши (Pink Salmon). Честно говоря, ничего лестного об этой рыбе я сказать не могу — после изысканных по вкусу нерки и икры кеты пробовать постноватое мясо горбуши и пытаться прокусить толстую кожуру ее мелкой икры — занятие, не доставляющее особого удовольствия. Тем не менее от нее тоже немало пользы — ее специально обрабатывают и закатывают в консервы, которые потом поставляют в разные страны (в том числе и в Россию). Вместе с горбушей начинает поклевывать еще один интересный представитель лососевых — кижуч (Silver Salmon), который отличается своим розоватым и очень жирным мясом. Кижучи — этакие крепыши, в ходе борьбы с которыми вы не раз ощутите себя на вершине рыболовного счастья. Это основная рыба, за которой сюда едут рыболовы из многих стран. Рыбы этой здесь немало, и ловить можно прямо в городе, на побережье. При этом одними лососевыми рыбалка на Аляске не ограничивается. Можно выйти в море и половить красного морского окуня (Rock Fish), треску (которая здесь бывает двух видов — Black Cod и Pacific Cod; последняя отличается неприятным запахом при разделке, от которого начинает кружиться голова — и запах этот не зависит от степени свежести рыбы) и, конечно же, — палтуса (Halibut) и камбалу. Эти рыбы достигают здесь внушительных размеров. В доках мне приходилось видеть палтусов до 160 кг, однажды подержал в руках треску весом явно за 15 кг. Еще попадается интересная рыба, очень похожая на басса, только морская.

БАГРИЛЬНАЯ ЭТИКА

Мы привыкли слышать о рыболовной этике в цивилизованных западных странах. Тем не менее на Аляске легализована возможность багрить рыбу. Лососевые в больших количествах концентрируются у устьев притоков, они безбоязненно подходят прямо к берегу. Достать рыбу, находящуюся в 5–10 метрах от уреза воды, можно и совсем непрофессиональным спиннинговым забросом. Лосось багрится как попало: за хвост, брюхо, плавники — и часто сходит уже у берега. Ловля может быть весьма травматичной. Представьте только, как после схода здоровенного лосося выстреливший стограммовый тройник летит вам в лоб, например. И не подходите к американцу сзади в тот момент, когда он пытается сделать заброс: чаще всего на таких водосливах собираются далеко не профессиональные спиннингисты, и они могут вместо лосося забагрить вас.

Впервые мне довелось увидеть snag fishing в деле в середине июня. Северо-западное побережье, небольшой городок Сьюард (Seward), самое начало сезона. Мы с моим американским другом Питом стояли у водослива, когда справа от нас местный рыбак засек небольшого, килограммов на 7–8 лососика. Вываживание длилось недолго — мощная рыбка удачно освободилась от крючка багрилки, который ей пришелся как раз в хвост. Сезон еще только начинался, и больших уловов не было — всего десяток лососиков на весь водослив за день. Честно говоря, мне было странно встречать недоумение и удивление на лицах тех американских рыбаков, которым я говорил, что в России совсем запрещена такая вот багрильная рыбалка и ох как караются у нас попытки некоторых добытчиков. Заставил призадуматься нескольких таких фишеров.

 

В доках мне приходилось видеть палтусов до 160 кг, однажды подержал в руках треску весом явно за 15 кг. Фото: Сергей Семенов.

ГОД СПУСТЯ

[mkref=2409]

В 2007 году я вновь оказался на Аляске. Когда второй раз едешь на рыбалку в одно и то же место, уже определенно знаешь, что от тебя требуется для достижения хорошего результата. Так думал и я, снаряжаясь во второй раз в долгое путешествие на Аляску. Еще в России были куплены хорошие колебалки, вертушки и воб¬леры, тройники заменены на более крупные и прочные. Связался с принимающей стороной — американский товарищ заверил, что все мои снасти в целости и сохранности находятся у него в гараже; я только попросил намотать свежей лески на катушку и со спокойной душой отправился в путь.

Первой начала свое движение в малые реки чавыча. На начало хода знаменитой «королевской рыбы» съехались на Аляску, казалось, рыболовы со всех штатов. Я выглядел на их фоне несколько необычно: вместо мощного, предназначенного специально для багрения удилища, у меня в руках был спиннинг класса «морской ультра-лайт» — тест до 25 граммов, не особо мощная катушка, средней толщины шнур, блесна-вертушка. Мне сначала было рекомендовали отправиться с такой снастью на ближайшее озеро за форелью, но на очередном, возможно, десятом за день забросе я засек 5-килограммовую чавычу. То была первая рыба на весь водослив в тот день. Рыба, к сожалению, сошла — подсечки хорошей не получилось, но багрильщики уже с интересом наблюдали за моей техникой ловли и забросами вдоль берега, тогда как они все забрасывали строго поперек. Вскоре я вытащил некрупную чавычу под 3 кг. Все багрильщики готовы были уже лопнуть от зависти — им (а было их человек 10) за весь день не пришлось даже почувствовать рыбы на крючке.

Разгар сезона чавычи пришелся где-то на середину июня — там уже ловили все. И теперь багрильщики уверенно лидировали. Мне для вылова двух рыбин — суточная квота на одну лицензию — приходилось ловить три-четыре часа (было много сходов), багрильщики же брали свое за час-полтора. Я редко покидал морское побережье, если не выполнял квоту. Команда же моих приятелей, промышлявших багрением, терпеливо дожидалась меня, попивая пиво.

 

фото: Сергей Семенов

Позже стала ловиться нерка. В этом году ее было очень много, но мне половить ее пришлось лишь несколько раз. На «наш» пляж она редко заходила, вот наши знакомые, отправлявшиеся в область Cook Inlet, говорили, что в местных речках воды куда меньше, чем рыбы, а отъевшиеся от пуза медведи не так страшны, как наши, изголодавшиеся до прихода горбуши.

Свежая, только подошедшая к берегу горбуша отличается строптивым нравом на снасти, чем поначалу очень радует. И с гастрономической точки зрения в начале хода горбуша гораздо вкуснее. А вот в конце августа и особенно в сентябре рыба покрывается какой-то коростой, становится совсем неприятной на ощупь и пахнет тоже неприятно. Но в сентябре уже нет выбора: если не имеешь яхты — остается только ловить горбушу.

 

фото: Сергей Семенов

ТРОФЕЙ НЕСБЫВШЕЙСЯ МЕЧТЫ

В 2006 году самая крупная моя чавыча потянула на 15,5 кг, что для этого вида рыбы далеко не предел. Теперь, год спустя, надеялся значительно поднять личную планку.

…Парковался на побережье я ночью, когда ни одной машины у популярного водослива еще не было. Признаться, вообще не спал — было интересно, ловится ли лосось в полночь. Пусть и было довольно светло — белые ночи, — но тот факт, что рыбаков не было, заставлял задуматься о том, а стоило ли жертвовать здоровым сном.

На всем побережье Resurrection Bay, длинного залива, уходящего вдаль куда-то за горизонт, было лишь два интересующих меня места — водослив и впадающий в двух километрах далее по побережью горный ручей. Именно на этих участках и концентрируется весь лосось в тот период, когда он стремится зайти в речки для нереста.

Вчера мне довелось услышать от одного американского спиннингиста, что у ручья взяли три чавычи весом более пуда каждая, а уж более мелких было и вовсе не счесть. Я же весь вчерашний день провел у водослива, и наша команда тоже неплохо половила чавычку, правда, некрупную — до 6 кг. А мне нужна была именно трофейная рыба. И тем не менее с утра решил начать именно с водослива. Ведь в прошлом году у меня на глазах поймали здесь лососика на тридцать с лишним кило. Бедный американский рыболов замучился, вытаскивая попавшегося за хвостовой плавник двухпудового тягача, которого он смог усмирить и принять у берега лишь по исходу полутора часов напряженного вываживания, во время которого весь водослив эмоционально болел — кто за лосося, кто за рыболова.

 

фото: Сергей Семенов

[mkref=2410]

Я не признаю багрилок, даже если они легальны, поэтому к концу шнура вяжу подарок приятеля из местного рыболовного магазинчика — клоунская блесна, на которой написано «Alaska» и «Made in China». Пожалуй, блесна эта позиционировалась изначально как сувенир, а не как рыболовная приманка, и я это почувствовал на первых же метрах проводки — блесна не играла. Попробовал поддернуть, «завести», но все без толку — блесна тащилась, словно полено. Я уже поднял спиннинг перпендикулярно воде и энергично выматывал, чтобы менять приманку, как произошло ЭТО. Блесна резко, будто рывком, села в зацеп. Притом зацеп мертвый, как ни крути, а жаль — подарок все ж. Я дернул в надежде отцепить, и от того, что произошло после этого, у меня волосы под бейсболкой зашевелились. В воде, у самой поверхности, как раз там, где была моя блесна, развернулось какое-то чудовище. Что-то огромное, темно-красного цвета недовольно зашевелилось на месте, а потом быстро рвануло, чуть не сбросив меня в воду. Спиннинг работал на пределе — гнулась даже рукоятка, а катушка отдавала чудищу метр за метром. На катушке у меня было, наверное, полкилометра свежего шнура, но отдавать леску было нежелательно — уйдя далеко в море, рыба обязательно найдет там место, где можно укрыться, или перетрет на какой-нибудь каменистой бровке шнур.

А рыбина между тем жила своей жизнью и уходила от берега строго перпендикулярно. Точно так же уходили у меня на Волге сомы, когда случалось при ловле судака на джиг соблазнить приманкой усатого. Развернуть таких сомов «через голову» мне не удавалось, и единственным методом, позволяющим повернуть рыбу к берегу, был следующий. Я отходил по берегу метров на пятьдесят и тянул сома на себя не перпендикулярно к берегу, а под углом. Так было намного легче разворачивать упрямых рыбин и направлять их к себе. Все-таки любой опыт хорош — и сейчас, благодаря этому методу, я начал отыгрывать у рыбины шнур. Комель спиннинга уперся в живот и, нагружая свое бедное удилище по полной, «выкачивал» рыбу. Удилище приходилось держать вертикально. В таком положении очень сильно напрягается спина и быстро устает все тело в целом, но я этого не замечал, шел вдоль берега, стараясь развернуть лосося головой к нему.

Никогда бы не подумал, что такого размера рыбы могут выйти на свечку. Когда в тридцати метрах от берега рыбина, резко взметнувшись, выбросила в воздух огромное темно-красное тело и с шумом упала обратно, я был охвачен тихим ужасом. Это была та рыба, о которой я мечтал уже второй год. Выдающийся экземпляр, весом, пожалуй, около четверти центнера.

Рыбина через какое-то время повторила свечку, и тут я стал беспокоиться за блесну: раз это сувенир, то тройник наверняка не самого лучшего качества. И мои опасения подтвердились — на третьей свечке, уже совсем недалеко от берега, блесна выстрелила из костистой пасти. Два крючка тройника были сломаны. Вываживание длилось минут пятнадцать, но, наверное, это были самые эмоциональные минуты моей жизни. Я сел на какой-то камень и закурил. Наблюдал за восходом солнца, слышал, как подъезжают первые машины рыболовов. Часа два прошло с начала рыбалки, а я так и сидел, и заброс на моем счету был лишь один…

Покидая Штаты, я понимал, что оставляю здесь свою мечту…

 

Лосось багрится как попало: за хвост, брюхо, плавники — и часто сходит уже у берега. Фото: Сергей Семенов.

ОКРУЖАЮЩИЕ КРАСОТЫ

Аляска — край нетронутой природы. И не сказать, что край, сильно оторванный от цивилизации. Знаете, как мило по утрам видеть молодого медведя, который спустился с горы и сейчас заинтересованно смотрит на пестрящую огнями заправку? А понаблюдать в утренних лучах солнца за охотой тюленя…

А горы… Неописуемой красоты скалы, заросшие участки, в которых ходят лоси и медведи. Быть на Аляске и не увидеть медведя, наверное, невозможно. Любой проводник вам объяснит правила поведения с медведями, а в городе, рядом с таксофонами, всегда есть памятки, как вести себя при встрече с американским косолапым.

 

фото: Сергей Семенов

НЕКОТОРЫЕ МЕЛОЧИ ЖИЗНИ

Рыболовный тур на Аляску — удовольствие недешевое. Если пойти по экономному пути, то можно, думаю, уложиться где-нибудь в 3–3,5 тыс. долларов.

Стоит ли ехать на Аляску для того, чтобы порыбачить? Конечно же, нет. Того же лосося можно ловить в куда более близких от дома местах. Но если вы волею судьбы оказались в этих благодатных местах, упускать возможности порыбачить не нужно. Оно того, поверьте, стоит.

Серьезный вопрос стоит со снастями. Везти с собой или покупать там? В маленьких городках Аляски продается исключительно ширпотреб — не видел там серьезных снастей. Возможно, есть шанс найти где-нибудь в Сиэтле или Анкоридже хороший рыболовный магазин.

Везти с собой — проблематично. Только сдавать в багаж (колюще-режущее в самолет не пропустят), а с тремя пересадками в разных штатах — велик шанс потерять или повредить свои дорогие спиннинги. Я покупал снасти на месте. Долларов за 200 можно набрать необходимый минимум: «палка», мультипликатор, набор приманок.

Цены на Аляске существенно выше, чем в других штатах. За пачку средненьких сигарет придется раскошелиться на 5–7 долларов, имейте это в виду. Продукты питания — на том же уровне. Зато цены на бензин ниже, чем в некоторых регионах России…

Сергей Семенов 4 мая 2011 в 17:36






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑