Мал золотник, да дорог!

В условиях современной жизни, когда в некоторых случаях бывает каждый квадратный метр жилплощади на счету, а хочется (или «просто необходимо!») иметь гончую, нет лучшего способа разрешить эту проблему, как завести небольшую охотничью собачку

 

На сегодняшний день одной из таких наиболее распространенных пород является эстонская гончая. Если говорить об этой породе в российском собаководстве вообще, то она пока остается как бы за бортом в сравнении с другими породами. В стандарте еще с 50-х годов никаких изменений и дополнений не произошло, да и состоит он всего из нескольких строк, хотя в Эстонии лет 5 назад был принят новый обновленный подробный стандарт, но до нас он еще почему-то так и не дошел. В спорных вопросах по экстерьеру на выставках приходится сравниваться с русскими пегими гончими, что, конечно, никак недопустимо. Испытания и состязания проводятся на общих основаниях по правилам для русских и пегих гончих.  

Чем же все-таки, несмотря ни на что, хороши «эстонцы» и какие у них преимущества и недостатки в сравнении с другими, «большими» породами, такими как русская  и русская пегая гончая? Кроме своего малого размера и всех вытекающих из этого «экономичных» последствий: количества занимаемого места, корма и т.д. – есть и кое-что еще. Это очень ласковые, преданные и доброжелательные животные, многие их держат просто для дома. На охоте же они ничуть не уступают русским и «пегачам», а в некоторых случаях их даже превосходят. Например, при охоте стаей с русскими, пегими и «эстонцами» в густом лесу или камышах «эстонцы» всегда впереди, так как им легче из-за малого роста преодолеть завалы и гущину, и отстают они лишь на открытых участках. По чутью, мастерству, вязкости и другим показателям бонитировки в сравнении с другими породами у них нет никаких недочетов. Бесстрашия и злобы к зверю не занимать. Однажды, убив волка и загрузив его в машину, мы пытались посадить туда и собак. К сожалению, кроме «эстонки», из-под которой был добыт зверь, больше никого не удалось туда загнать. Приведу еще один пример «долгоиграющего» гона. С утра небольшой стайкой из русского пегого, смычка русских и одной «эстонки» был поднят шакал в расположенном вдоль реки лесном массиве шириной до 1 км и длинной до 20 км. Гон проходил на очень больших кругах, сходили со слуха на час и больше, хотя у русского пегого «восьмерочный» басовый голос и его доносчивость в нормальную погоду как минимум 5 км. Стайку водили попеременно «эстонка» и «пегач». Зверь был несколько раз перевиден и раз с большого расстояния стрелян, но не взят. Очевидно, его слегка ранили, так как он стал ходить непредсказуемо, не по лазам, и несколько раз переплывал широкую реку с сильным течением. В результате перехватить гон не представилось возможным, и к вечеру на очередном небольшом сколе перед рекой собаки были пойманы – все, кроме «эстонки», которая успела переплыть и продолжить свое дело. Пришлось не в первый уже раз оставить ее в лесу. Приехали ночью, но результатов никаких. Трубили – бесполезно, гон продолжался где-то за рекой и мы решили дождаться утра. Ночью был небольшой мороз, образовалась корка. Утром мы подумали, что и собака, и зверь лягут, так как сотрут ноги. Но после непродолжительной поездки по лесу и определения места гона (он продолжался  где-то на островах и косах по руслу реки) поняли, что с ногами и у зверя, и у его преследовательницы все в порядке. Все продолжалось как ни в чем не бывало по вчерашнему сценарию. И только к вечеру на небольшом сколе перед очередной 20-метровой протокой удалось обманом, шумя как минимум на голос с баллами 7–4, с заревом и заливом, подманить выжловку, которая подбежала, весело виляя хвостом в надежде, что ее поставят на свежий потерянный след, но была взята на поводок.  

С большим сомнением вспоминаю доводы некоторых гончатников, что при хорошей выучке можно легко снять собаку с гона. На сколе – согласен, с гона – сомневаюсь. Выжловка сначала выразила свое недовольство и возмущение по поводу поводка, но тут же смирилась и понуро побрела к машине. Метров через 100 вдруг начала хромать на все четыре лапы и встала. Пришлось взять ее на руки, благо не велика ноша – 10 кг. Подушки лап выглядели как сплошное кровоточащее мясо. Интересно, сколько бы она еще прогоняла в своем собачьем экстазе, если бы ее не сняли с гона? Наверное, пока ноги не стерлись бы до костей. На руках собачка пыталась облизать лицо своему «папе», ведь давно не виделись, грустно вздыхала и вскоре уснула, как ребенок. На «больничном» пробыла почти 2 недели и вскоре встала в строй.

 Нестомчивости этих собак приходится только удивляться. Конечно, такая вязкость в некоторых случаях при нашей современной жизни, когда вечно не хватает времени, может быть даже излишней, но это зависит от индивидуальности каждой собаки в отдельности. Например, выжлец, завезенный щенком в 2005 году из Тулы из гнезда Смольянинова А.Л. через 1,5–2 часа гона при очередном сколе, независимо от расстояния и вида зверя, бежит проверяться к своему «папе», и если не будет взят на поводок, то тут же возвращается на скол, выправляет его, и все начинается снова, с чистого листа. И так может продолжаться целый день с завидной периодичностью. Удобно, что в любой момент можно без проблем завершить охоту и уехать домой. Кроме того, с любого скола выжлец легко приходит на зов рога.  

Некоторые охотники  используют эстонских гончих не только по пушному зверю, но и на других видах охот, особенно в местах, где совсем небольшая плотность дичи. Например, они прекрасно работают по копытным (для чего и были изначально выведены), а также по полевой и боровой дичи со стойкой, по утке, причем с подачей из воды. Конечно, универсальное использование собак на разных охотах большинством охотников вообще-то не приветствуется, особенно по перу, так как это мешает в дальнейшем их использованию по прямому назначению, т.е. по зверю. Например, в тех местах, где большая плотность дичи, собака может весь день гонять и облаивать на деревьях фазанов, а до зайца или лисы очередь может и не дойти. Поэтому гончатники уже при нагонке запрещают работы по дичи, и собаки в дальнейшем  не обращают на нее внимания.  

Единственным на данное время «камнем преткновения», из-за которого многие гончатники не перешли на «эстонцев» и не воспринимают их всерьез, является, как ни обидно, голос этих маленьких гончаков, и они отчасти правы. К сожалению, в большинстве случаев в последние годы голоса у эстонских гончих по доносчивости в основном тянут, на 5–6 баллов, а по музыкальности – на 1–2, т.е. в среднем на 1–2 балла ниже, чем у русских и русских пегих гончих, и этот факт, конечно, ставит эстонских гончих на голову ниже русских и пегих не только по росту. Но это ничуть не мешает охоте, хотя интересно было бы послушать «настоящую музыку» голоса этих прекрасных собачек! Это призыв и обращение ко всем заводчикам породы для более тщательного планирования вязок! Сам держу из гончих еще и русских, но «эстонцы» – это совсем другое. Заводите эстонских гончих, и вы не пожалеете об этом, они доставят вам много радости и удовольствия. Удачи всем, кто любит эту породу!  

Юрий Михайлович, Краснодарский край 9 февраля 2010 в 15:27






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑