Байбаки

Миновав Воронеж, мы по трассе на Россошь спустились на самый юг Воронежской области – район Кантемировский

 Там, в деревне Шевченково, на берегу живописного озера в охотничьих угодьях разместился большой двухэтажный коттедж с финской баней и всеми возможными удобствами. Здесь нам предстояло провести всю следующую неделю.

На дороге нас встретил главный охотовед Саша Ковалев и по пути к охотничьей базе провез по угодьям, знакомя с окрестностями и рассказывая о здешней фауне и охоте. Здесь впервые я увидел живых сурков, которые при нашем приближении издавали резкий свист, предупреждающий своих соплеменников об опасности. После чего они колобком скатывались в безопасную норку, по местному названию – бутан. Живут они колониями и используют разные по назначению норы – зимние, кормовые, промежуточные. Численность сурков приятно удивила – в большом количестве они сидели столбиками вдоль дорог по склонам окружающих нас холмов и балок.  

В пятидесяти метрах от охотничьего дома, стоящего на некотором удалении от деревни, живет многочисленная семья – семь сурков-сеголетков и 4–5 взрослых особей. Охотники их не беспокоят, считают своими, домашними. Они в ответ, привыкшие к близости человеческого жилья, позволяют подойти к ним на пару метров и сделать серию отличных фотоснимков. При этом они позируют как заправские фотомодели из Парижа.  

На следующее утро, отдохнувшие и полные самых радужных надежд, мы выехали на охоту. Для меня это была первая в жизни охота на байбаков.  

Охотятся на них по-разному. Несколько лет назад на страницах «РОГ» описывалась охота на сурка в Калмыкии, где охота построена на природном любопытстве байбака. Охотник накидывает на себя шкуру барана с головой и рогами, пригибает ноги  и, исполняя причудливые «шаманские» танцы, медленно приближается на выстрел к вылезшим из нор любопытным зверькам. Из США к нам пришел как спорт «варминтинг» – высокоточная стрельба сурков на максимальном расстоянии. Местные охотники, не имея нарезного оружия, охотятся своим способом. Не торопясь подходят, на сколько возможно, к колонии сурков, ложатся под полог, маскирующий их с окружающим ландшафтом и терпеливо выжидают выхода зверьков из бутанов. Осторожность и терпение с лихвой окупаются выстрелом из дробового ружья и добытым трофеем. Таким же способом на них охотятся природные охотники – волк и лисица. Из карабина их стреляют только в голову, иначе, подраненные, они мгновенно уходят в свои глубокие норы, где в итоге погибают.  

Местная природа для меня непривычная и своеобразно красивая. Лесостепь – переходная климатическая зона от лесов к степям, поэтому в ней чередуются участки степной и лесной растительности. Склоны высоких пологих холмов пересекают глубокие овраги-балки. Разнотравье, покрывающее равнину и пригорки, чередуется с зарослями белой акации и с полями, засеянными подсолнухом, соей, «пашеницей», гречихой. Под высокими акациями располагаются разноцветные ульи, из которых с низким гулом вылетают на сбор нектара пчелы. Редкие в нашей полосе птицы наполняют своим пением тенистые дубравы. Сухой, горячий ветер, пахнущий терпкими степными травами, переполняет легкие. Сверху, с холмов, хорошо просматриваются сурочьи колонии и, как обведенные циркулем, края объеденных ими полей. Особо любят они молодые побеги подсолнечника. А для прокорма одного сурка требуется примерно гектар  травяных угодий в год.  

Вскоре мы подъехали к бутанам, на которых стояли столбиками сурки и с тревогой посматривали на приближающуюся автомашину. Раздался пронзительный свист, и большая половина зверьков мгновенно исчезала с поверхности земли. Взрослые, более опытные и осторожные байбаки первыми прятались в норы, тогда как молодые подпускали нас на сто, а то и на семьдесят метров. Стрельба по ним велась из карабина оболочечными пулями калибра 223 Rem с сошек или пристрелочных мешочков, установленных на капоте автомобиля. По некоторым зверькам удавалось произвести по несколько выстрелов, прежде чем сурок падал замертво или скрывался в своем подземелье. Патронташ быстро пустел и я был рад, что накануне нашей поездки пополнил свой боезапас, посетив оружейный салон.  

Сама охота начинается с пробуждения и выхода сурков на рассвете и длится до момента, когда солнце начинает припекать, и большинство сурков скрываются в своих прохладных норках. Вечером, примерно с семи часов и до наступления полной темноты они опять вылезают на поверхность перекусить, размяться, пообщаться с другими сородичами и затем залечь до утра в сладких ночных грезах. В это время можно снова испытать себя на умение точной стрельбы.  

Первых байбаков мы взяли только вечером – первая половина дня ушла у нас на пристрелку и «адаптацию» к местным условиям. А уже на следующий день мы отведали и блюдо из этих зверьков. Приготовленное по местному рецепту, оно мне очень понравилось. Мясо по вкусу отдаленно напоминает зайчатину.  

Дневное время между охотами мы проводили на озере. Погода стояла жаркая. Солнце днем припекало, вода в озере была теплой и мы пользовались этим для освежающего купания. На лодке с мотором или с берега, вооружившись удочками, мы ловили на сладкую кукурузу «Бондюэль» зеркальных и чешуйчатых карпов, белого амура. Изумительный шашлык из выловленной рыбы готовил родной брат Саши Николай. Страстный охотник и большой любитель охотничьих собак. Много интересных, занимательных и смешных историй поведали нам братья из своего охотничьего опыта. Далеко за полночь, уставшие, мы, желая друг другу хорошей ночи, расходились из-за обеденного стола на пару часов, чтобы на рассвете вновь отправиться на охоту.  

Пару раз мы выезжали к дальним границам охотничьего хозяйства, где сторожили до глубокой ночи выход кабанов на поля. Местность здесь более лесистая, глухая, удобная для проживания кабана. Недаром в этих места в Гражданскую войну долго не могли поймать легендарную банду атамана Колесникова.  

Большей частью наши маршруты пролегали по полям. Сухие и ровные черноземные грунтовки позволяли быстро перемещаться между полями, разгоняясь до 100 и более километров в час. Часто дорогу пересекали крупные русаки и рыжие разбойницы – лисицы. Одна из них пала под нашим выстрелом. В пасти она сжимала пару задушенных крупных цыплят, похищенных из ближайшей деревни.  

Неделя прошла незаметно и нам пора собираться домой. За время охоты мы объехали и познакомились со многими уголками этого гостеприимного хозяйства, такого богатого разнообразной дичью. Уверен, что долгими зимними вечерами в слякотной столице я не раз буду вспоминать играющих у норы лисят, любопытных живых «столбиков» на бутанах, бьющегося на крючке амура, задержанных браконьеров, горячий ночной ветер, пахнущий полынью. И конечно же замечательных местных охотников, ставших для меня друзьями, которым хочется сказать большое спасибо за чудесно проведенное время.

Глеб Крылов 22 сентября 2009 в 14:37






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑