Первые трофеи сезона

Наконец-то и на нашу улицу пришел праздник!

Последняя суббота июля принесла долгожданное открытие охотничьего сезона с подружейными собаками. Несмотря на то, что субботнее утро выдалось пасмурным, это обстоятельство не смогло омрачить прекрасного настроения, как владельцам легавых и спаниелей, так и их подопечным. И у тех, и у других глаза светились от счастья, и тем, и другим не терпелось поскорее выйти в угодья, чтобы предаться любимому занятию.

С другом Иваном и своим курцхааром Ромулом направляемся к приглянувшемуся нам еще издали полю. При подходе к нему в глаза бросаются бледно-розовые пятна цветущего клевера, щедро разбросанные по всей площади полевого разнотравья. Охотничье чутье подсказывало, что именно здесь затаилась наша удача.  

Ветра нет, кругом царит тишина. Лениво движущиеся темно-синие тучи не предвещают ничего хорошего. Для охоты с легавой это конечно же плохо, но куда деваться, раз приехали – надо охотиться. Заряжаем ружья, после чего я усаживаю поскуливающего Ромула и, углубившись немного в поле, с дрожью в голосе подаю легавой команду «ищи!».  

Не успели отойти от края поля метров двести, как с затянутого тучами неба начали срываться первые капли, которые, учащаясь, превратились в самый настоящий дождь. Минут через двадцать он прекратился, не оставив на нас ни единой сухой нитки. Спустившись в низину, останавливаемся, решаем, как быть дальше. Тут я поворачиваю голову в сторону и вижу, как курцхаар на потяжке медленно приближается к нам. Обогнув меня, он заходит за спину Ивана и... замирает на стойке! Стоим с ружьями за плечами, смотрим на него с недоумением. Вокруг нас травка высотой сантиметров десять да несколько одиноко растущих небольших кустов клевера. «Ромул, это что такое? – обращаюсь к легавой. – Здесь же видно все, как на ладони!» – высказываю вытянувшемуся в струну курцхаару, после чего, как бы делая ему одолжение, все же говорю: «Ну пиль!». Пара быстрых собачьих шагов и из-под ближнего куста клевера шумно взлетает тяжелый дупель и начинает  удаляться от нас... Проходят несколько секунд оцепенения и мое ружье слетает с плеча. Накрываю стволами удаляющуюся птицу и нажимаю на спуск, а в этот момент за спиной друга слышен взлет еще одного дупеля. Срывая ружье с плеча, Иван поскользнулся на мокрой траве и, как итог, его пудель-дуплет прокатился по полю безвредным грохотом грома. Мой же кулик после выстрела ткнулся в мокрую траву. Следует команда легавой: «Подай!», и первый желанный трофей нового сезона попадает в мои  руки. Хорошо, что хоть так получилось! А все дело в том, что была нарушена одна из главных заповедей охоты с легавой: «Носу собаки следует доверять больше, нежели своим очам». Молодец, Ромул, что в очередной раз личным примером доказал нам это!  

Стебли травы вроде бы пришли в движение. Неужели появился ветерок? Поднимаемся с низины наверх. Да, щеки ощущают легкое дуновение, но ветром это назвать язык не поворачивается. Двигаясь дальше, замечаем, как курцхаар впереди закружился на набродах, а продвинувшись немного вперед замер на стойке, наклонив голову и устремив взгляд в небольшие заросли бурьяна. Мне ясно – это коростель, поэтому немедля командую: «Пиль!». Следует подводка в виде каскада прыжков, и из бурьяна, свесив длинные ноги, взлетает коростель. После выстрела Ивана он камнем валится в мокрую траву. Вот и друг открыл сезон, с чем искренне его и поздравляю.  

Пройдя немного вперед, легавая вновь порадовала красивой работой, и очередной быстроногий коростель стал соседом дупеля, лежащего в сетке моего ягдташа.  

Дождь периодически то начинался, то прекращался. Мокрые, двигаясь другим краем поля, решаем с Иваном держать курс в сторону машины. В низине, которая пересекала наш маршрут,  Ромул оживился, активно виляя купированным хвостом, затем последовала короткая потяжка, и пес замер с согнутой передней лапой. Следует команда «пиль!», и Ромул, припав на передние лапы, делает несколько быстрых шагов вперед и поднимает на крыло короля болотно-луговой дичи – дупеля. Гулко звучит в сыром поле выстрел друга, и птица, настигнутая зарядом «бекасинника», подломив в воздухе крылья, падает рядом с кустом иван-чая. На самом выходе с поля курцхаар подает под мое ружье еще одного дупеля. Выстрел, и я читаю в глазах легавой, подающей битую птицу, одобрение и похвалу своему хозяину. Так закончилось для нас утреннее поле.  

После обеда через редкие просветы в тучах стали проскальзывать солнечные лучи, а спустя некоторое время легкий ветерок начал обдувать мокрую растительность, напомнив нам о своем существовании.  Хорошо бы  к вечеру распогодилось! Так оно и случилось, но не в том объеме, как хотелось нам. Было пасмурно, но ветра, можно сказать, вновь не было, однако, несмотря на это, на наш стан мы вернулись с трофеями. В моем ягдташе лежали дупель и коростель, а еще один благородный длинноносый кулик стал добычей Ивана.  

Пасмурное воскресное утро порадовало нас отсутствием дождя, а Ромул – четырьмя красивыми работами, каждая из которых заканчивалась волнительным подъемом птицы и, как следствие, четыре тяжеловесных дупеля угодили в сетки ягдташей.  

Днем погода разгулялась. Солнце стало пригревать, активнее застрекотали в траве кузнечики, а собаку и нас начали донимать надоедливые оводы. В небе появились парящие ястребы. Перебираемся с Иваном в тенистую прохладу, курцхаар очутился там раньше нас. «Парит, как бы к вечеру дождя не было», – высказывает свое предположение друг. Жара делает свое дело: вялость, лень и сонливость медленно вселяются в нас...  

После здорового сна на свежем воздухе в тени деревьев готовим вкусный обед и, чтобы патронташи лучше держались на талиях, плотно заправляемся. А тут и время вечерней охоты подошло. К сожалению, прошла она для нас без выстрела. Жара, приставучие оводы да полное отсутствие ветра не были нашими союзниками, а жажда заставляла легавую останавливаться возле каждой дождевой лужи.
Ближе к утру вместе с Ромулом проснулись в палатке от грохота и шума. На улице хозяйничала гроза. Зигзаги молний, озаряющих небо, сопровождались раскатами грома и дождем, дробно барабанившим по крыше нашего жилища. Серело. Грозовые раскаты, удаляясь, становились все тише и тише, а вскоре они и вовсе стали едва слышны. Дождь тоже начал заметно ослабевать, а начавший дуть умеренный ветерок заставил его прекратиться окончательно.  

Рассвет начал вступать в свои права. Решаем с Иваном обождать, пусть немного просохнет трава. Выждав минут сорок, решаем – пора!  

Подойдя к полю, разворачиваемся на ветер и пускаем легавую в поиск. Метров через сто курцхаар прихватывает верхом запах птицы. Следует потяжка, которую венчает стойка. Подходим вплотную к курцхаару, и после команды «пиль!» он подает для нас из травы рыжего коростеля. Выстрел друга открывает счет утренним трофеям. Продолжая двигаться челноком вперед, на очередной параллели Ромул снова прихватывает верхом  волнительный птичий запах и переходит на потяжку. До чего же это красиво выглядит со стороны, когда, вытянувшись в струну, на полусогнутых ногах легавая крадется к тому месту, где затаилась птица! По мере приближения к ней  шаги становятся все медленнее и медленнее и наконец-то, подавшись вперед, пес замирает в скульптурной стойке. Только легашатники знают, что в этот момент творится в душе охотника! Приняв удобное положение,  посылаю четвероногого питомца подать птицу под ружье. Энергичная подводка и, впереди, с характерным шумным взлетом туго поднимается дупель. Выстрел, и птица падает в цветущий клевер. Минут через пятнадцать все повторяется, только на этот раз в дуэльном поединке с другом дупель вышел победителем. Прочесав поле до конца, решаем возвращаться к машине. Чтобы сократить расстояние,  срезаем наш путь через поле зеленого низкорослого   овса  засеянного вперемешку с викой.   

Углубившись в поле метров на пятьдесят, замечаю, как курцхаар, развернувшись на ветер, задирает голову вверх и, жадно ловя носом воздушные потоки, прямо с места переходит на потяжку, держа направление на куртинку бурьяна, разросшегося в низине недалеко от  края. Поскольку Иван в этот момент находился от меня на удалении, снимаю с плеча ружье  и поспешаю за Ромулом, который вскоре, поджав переднюю правую лапу, застывает в стойке. После подводки за зарослями бурьяна слышу знакомое «чхек». Это сорвался с дождевой лужи невидимый для меня бекас. Секунда, и из-за бурьяна на зигзаге выносится быстрокрылый верткий кулик. Выстрел навскидку, и бекас, сложив крылья, падает в зелень овса...  

Десять дупелей, бекас и четыре коростеля – таковым получился итог нашего выезда. Два с половиной дня нашего пребывания в сказочном мире охоты закончились. А жаль! Очень жаль!

Виктор Лукашов 11 августа 2009 в 14:57






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑